Глава 3. Страх и тревога в генезе неврозов.

Возрастные особенности.

В этом разделе, как и в предыдущих, речь идет о возрастных страхах, т. е. страхах, встречающихся у всех детей определенного возрастного контингента.

Страхи до года. Известны рефлекторные (инстинктивные) реакции новорожденных типа беспокойства в ответ на громкий звук, резкое изменение положения или потерю равновесия (опоры), а также приближение большого предмета (Уайт Б., 1982). В дальнейшем шумы и резкие изменения в окружающей среде вызывают реакции, напоминающие страх (Bowlby J., 1973). Однако собственно о страхе, а не о реакциях беспокойства можно говорить не раньше 6 мес., поскольку он требует определенного когнитивного и перцептуального развития, включая некоторое предвидение уже однажды испытанной опасности (Jersild A., Holmes F., 1935; Gollnitz G., 1962). Беспокойство (тревогу) во второй половине первого года жизни S. Freud (1926) связал с опасностью отделения от объекта (матери) как источника опоры, подчеркнув его дальнейшее влияние на некоторые страхи, в том числе страх одиночества. J. Bowlby (1973) появление подобной тревоги в 7 мес. объяснял природой привязанности ребенка к матери. Страх ребенка 8 мес. в ответ на появление незнакомых лиц расценивается одновременно и как знак отсутствия матери (Spitz R., 1950).

Действительно, как показывают наши наблюдения, некоторые рефлекторные реакции беспокойства типа вздрагивания или оцепенения при резком звуке, внезапной перемене положения присущи уже новорожденным.

С 1,5 мес. возможны реакции беспокойства в ответ на достаточно продолжительный уход матери или шумную обстановку в семье. К 3 мес. ребенок более спокоен дома и только с теми взрослыми, которые любят детей, разговаривают с ними и восхищаются, т. е. ведут себя как мать. Легко передается и беспокойство матери, если она спешит, волнуется, так как меняется ее привычный образ действий и поведения. Как никто из других членов семьи, мать способна и успокоить ребенка нежным, ласковым голосом, поглаживанием, укачиванием. После 6 мес. ребенок не пугается сразу при неожиданном воздействии извне, громком звуке и не плачет, как раньше, а смотрит на выражение лица матери, как бы проверяя ее реакцию. Если она улыбается, давая понять, что ничего не случилось, все хорошо, то ребенок быстро успокаивается. Если мать вместо этого сама испугана, то подобная реакция распространяется и на ребенка, усиливая его чувство беспокойства. Таким образом, реакция матери является первичным откликом ребенка на опасность.

Беспокойство, испытываемое детьми в 7 и 8 мес. жизни, можно обозначить соответственно как исходные состояния тревоги и страха. Тревога в 7 мес. - это беспокойство в ответ на уход матери, прерывание контакта, отсутствие поддержки, т. е. реакция на разрыв групповых, основанных на привязанности, отношений. Возникающее при этом чувство одиночества порождает ожидание возвращения матери (близкого лица), что может в неблагоприятных условиях закрепляться в жизненном опыте, являясь моделью или прообразом состояния тревоги. Последняя, в свою очередь, мотивирует развитие социальных по своему происхождению страхов отчуждения, неприятия, непризнания и непонимания. Наличие подобной взаимосвязи не исключает других путей формирования указанных страхов, способных проявиться у эмоционально чувствительных детей и детей с развитым чувством ответственности в более старшем возрасте.

Страх посторонних, незнакомых, чужих взрослых в 8 мес. - это проявление собственно страха как состояния аффекта в ответ на конкретную для ребенка угрозу извне. Эмоционально-заостренное неприятие отличных от матери и пугающих ребенка взрослых трансформируется в последующем в угрожающие образы жестоких, бездушных и коварных сказочных чудовищ вроде Бабы Яги, Кощея, Бармалея и т. д. Все они способны отнять жизнь, нанести невосполнимый ущерб, увечье, что составляет резкий контраст с матерью, дающей жизнь, любовь, понимание и поддержку.

Преддошколъный возраст. Изучение страхов у детей до 3 лет проведено посредством дополнительного интервью с 85 матерями.

Страх незнакомых, чужих, уменьшаясь на втором году жизни, проявляется не всегда конкретным страхом некоторых людей (в 50%), будь это нелепо ведущие себя взрослые или несуществующие дяди и тети, способные наказать, а то и увести непослушных детей из дома. При встрече с реальными незнакомыми людьми ребенок середины второго года жизни испытывает некоторое смущение, робость и застенчивость, что, однако, достаточно быстро проходит. Выражен в 1 год и страх врачей - у 40% детей. Это страх не только незнакомых людей, но и страх боли в результате неприятных медицинских манипуляций. Такое же количество детей боится уколов. У 50% детей выражен страх при неожиданных, громких звуках.

О беспокойстве детей, когда они остаются одни (страх одиночества), можно говорить у каждого третьего ребенка, что указывает на повышенную эмоциональную чувствительность и привязанность к родителям.

Одним из ранних выражений инстинкта самосохранения будет неярко звучащий, непостоянный и встречающийся у относительного меньшинства детей страх высоты в начале второго года жизни (при поднятии ребенка на руки), подобно страху глубины (при купании) в возрасте до 1 года.

В 2 года страх одиночества начинает быстрее проходить у мальчиков, в то время как у девочек он сохраняется на прежнем уровне. Наиболее распространенным страхом в данном возрасте является страх наказания со стороны родителей (61% - у мальчиков и 43% - у девочек). Он обусловлен возросшей активностью детей и запретами со стороны взрослых. Если страх темноты остается относительно слабо выраженным в 2 года (как и в 1 год), то страх поездов, самолетов (движущегося транспорта) возрастает, отражая основанные на инстинкте самосохранения и внушенные родителями страхи повреждения, неожиданного воздействия и боли. Получает развитие и страх животных, прежде всего у девочек - 43%, у мальчиков - 22%. Максимальным угрожающим значением в этом возрасте обладает сказочный образ Волка после ознакомления со сказками ("Красная Шапочка"), просмотра мультфильмов и историй, рассказываемых в семье. В образе Волка находят воплощение разнообразные страхи двухлетних детей: внезапного и трудно предсказуемого воздействия (нападения), боли (укуса острыми зубами) и даже в аллегорическом виде страх наказания со стороны отца, если он излишне строгий и часто угрожает применением физической силы. Страх Волка также чаще встречается у детей, лишенных общения с отцом, не способным к тому же быть наглядным примером уверенного в себе поведения и защиты от воображаемых опасностей. Нередко в представлении ребенка Волк "реализует свои замыслы" во время сна, что сопровождается двигательным расторможением, криками, пробуждением, т. е. ночным беспокойством или страхами.

Итак, типичными возрастными страхами у детей обоего пола 1-3 лет жизни будут: в 1 год - страхи одиночества, незнакомых взрослых, врачей (медицинских работников), уколов и неожиданных резких звуков (шума); в 2 года - страхи наказания, животных и уколов.

Страхов относительно меньше и они быстрее сходят на нет, если в семье доминирует отец, родители не ведут "войну" с упрямством, т. е. самостоятельностью детей, развивают, а не подавляют или заглушают тревогой их формирующееся "я", если сами родители уверены в себе и способны помочь ребенку в преодолении воображаемых и реальных опасностей.

Младший дошкольный возраст. Начиная с этого возраста, данные о страхах получены при непосредственном интервью с детьми. В 3 года у мальчиков наиболее часто по сравнению с последующим возрастом представлены страхи сказочных персонажей (50%), высоты (40%), крови (43%), уколов (50%), боли (47%) и неожиданных звуков (43%). Ряд других страхов, несмотря на свою меньшую выраженность, достигает у мальчиков максимума именно в рассматриваемом возрасте: в 3 года - темноты (33%); замкнутого и открытого пространства (27 и 20% соответственно), воды (27%), врачей (23%); в 4 года - одиночества (31%) и транспорта (22%).

У девочек достигают возрастного максимума общие с мальчиками страхи: в 3 года - одиночества (33%), темноты (37%), боли (40%), уколов (41%), в 3 и 4 года - крови (27% в обоих возрастах). Не достигает максимума, но достаточно выражен и страх замкнутого пространства в 4 года (21%).

Данные интервью по всему изученному возрасту 3-16 лет обработаны на ЭВМ с использованием коэффициентов парной корреляции Q и Ф и факторного анализа. Наибольшее число взаимосвязей между страхами отмечается в рассматриваемом младшем дошкольном возрасте, в котором больше всего и двусторонних связей (коэффициент Ф). Максимальная плотность связей между страхами проявляется на фоне выраженного эмоционального развития в данном возрасте. По мере увеличения интенсивности когнитивного (познавательного) развития в старшем дошкольном возрасте количество связей между страхами начинает уменьшаться, достигая минимума в подростковом возрасте. По всему дошкольному возрасту среднее число связей достоверно больше (20,5), чем в школьном (15,0), и в большей степени представлено у девочек.

У мальчиков в младшем дошкольном возрасте выделен фактор страхов [фактор в системе факторного анализа расценивается как устойчивая констелляция каких-либо признаков, в данном случае - страхов, - прим.] с наибольшим удельным весом (111%), в котором максимальной факторной нагрузкой обладают страхи одиночества (0,74) и нападения (0,66). У девочек соответственно - 0,78 и 0,74, но у них фактор, в который включены эти страхи, имеет меньший вес (22%). В данный фактор входит с несколько меньшей нагрузкой, как у мальчиков, так и у девочек, страх сказочных персонажей. Таким образом, в младшем дошкольном возрасте страх одиночества, основанный на диффузном чувстве беспокойства или тревоге, конкретизируется страхом нападения, воплощенным в лице страшных сказочных персонажей. Расшифровка данного сочетания страхов следующая: ребенок, оставшись один, без поддержки родителей, испытывает чувство опасности и инстинктивный страх перед угрожающими его жизни сказочными персонажами.

Дополнительный опрос 326 детей дошкольного возраста на предмет выявления страхов сказочных персонажей показал, что мальчики в 3 года чаще всего боятся Бабы Яги (34%), Кощея (28%) и Бармалея (34%). Девочки, соответственно, чаще боятся тех же персонажей в 4 года - в 50, 42 и 47%. В 4 года у 33% мальчиков и 39% девочек выражен страх Волка. Все эти сказочные образы в известной мере могут отражать страх наказания или отчуждения родителей от детей при недостатке столь существенных в данном возрасте чувств любви, жалости и сочувствия. Тогда Баба Яга может быть непроизвольно ассоциирована с матерью, а Волк, Бармалей и Кощей - с отцом, как это видно из следующих высказываний мальчика 3 лет: "Что ты, мама, на меня ругаешься, как Баба Яга?" и "Мама, а ты не станешь Бабой Ягой?". Обычно дети достаточно активно манипулируют сказочными образами в игре, изображая Бабу Ягу, Волка, Бармалея и весь комплекс связанных с ними агрессивных действий. При участии в играх родителей, особенно отца, подобные страхи быстро сходят на нет, если ребенок сам распределяет роли. Положительный эффект наблюдается также от самостоятельного, но подсказанного взрослым, рисования различных, пока еще трудноразличимых на бумаге, но тем не менее настоящих чудовищ в представлении детей. Страхи преодолеваются быстрее при условии адекватной поддержки со стороны родителей, отсутствия у них самих страхов и тревожности, конфликтов в семье и отклонений в воспитании.

Следует сказать и о выделенной нами типичной для данного возраста триаде страхов: одиночества, темноты и замкнутого пространства. В таком случае ребенок не остается один при засыпании, постоянно зовет мать, в комнате должен гореть свет (ночник) и необходимо, чтобы дверь была полуоткрыта. Беспокойство может проявиться и в связи с ожиданием страшных (кошмарных) снов. Здесь многое зависит от умения родителей не создавать из этих возрастных страхов лишней проблемы, вовремя успокоить детей, нежно поговорить с ними и не настаивать на незамедлительном, безотносительно к их переживаниям, выполнении своих требований.

Старший дошкольный возраст. Это возраст наибольшей выраженности страхов, что обусловлено не столько эмоциональным, сколько когнитивным развитием - возросшим пониманием опасности. Центральное место занимает страх смерти, максимально выраженный у мальчиков в 7 лет [опрос проводился у детей 7 лет дошкольного и школьного возраста; дошкольники 7 лет обозначаются как дети в возрасте 7 лет, школьники - как дети 7 лет - школьники, - прим.] (62%) и в 13 лет (63%); у девочек - в 6 лет (90%). Увеличивается в старшем дошкольном возрасте, еще не достигая максимума, страх смерти родителей.

Максимально представлен страх животных (42 и38% - в 6 и 7 лет у мальчиков и 62% - у девочек 7 лет), из сказочных - Змея Горыныча в 5 лет и в 3 года у мальчиков (у 27% в каждом возрасте), в 6 лет - у девочек (45,5%).

Из других типичных для возраста страхов следует отметить страх глубины - у мальчиков 6 и 7 лет (47%), у девочек 7 лет (65%); страшных снов - у мальчиков 6 лет (39%), у девочек в 5 (43%), 6 (43%) и 7 лет (42%); страх огня - у мальчиков в 6 лет (39%), у девочек в 5 (55%), 6 (56%), 7 (56%) и в 9 лет (54%).

Нарастает в старшем дошкольном возрасте, сохраняясь на высоком уровне в дальнейшем, страх пожара в 6 и 7 лет у мальчиков (59% и 62%) и в 6 и 7 лет у девочек (79%); страх нападения - в 6 и 7 лет у мальчиков (50%) и в 7 лет у девочек (73%); страх войны - в 6 и 7 лет у мальчиков (59% и 50%), в 7 лет у девочек (92%).

В отличие от мальчиков у девочек в рассматриваемом возрасте подчеркнуты страхи заболеть в 7 лет (46%), наказания в 7 лет (37%), перед засыпанием в 5-8 лет (16-17%) и сказочных персонажей в целом в 5 лет (65%).

По данным факторного анализа страхов у старших дошкольников, в фактор, обладающий наибольшим удельным весом (85% - у мальчиков и 96% - у девочек), вошли все вышеперечисленные общие между ними страхи. Максимальными факторными нагрузками обладают страхи войны (0,71 - у мальчиков и 0,78 - у девочек), своей смерти (0,69 и 0,78 соответственно) и смерти родителей (0,68 и 0,73). У девочек в отличие от мальчиков в ведущий фактор включен страх сказочных персонажей с факторной нагрузкой 0,52, что отражает выраженность данного страха у девочек в старшем дошкольном возрасте.

Связующим звеном страхов у старших дошкольников будет страх смерти. По данным корреляционного анализа, он тесно связан со страхами нападения, заболевания, смерти родителей, страшных снов, темноты, сказочных персонажей, животных, стихии, огня, пожара и войны. Все эти страхи имеют своей мотивацией угрозу для жизни, если не прямую, то связанную со смертью родителей, появлением в темноте и снах чудовищ. Нападение со стороны кого-либо (в том числе животных), равно как и болезнь, могут обернуться непоправимым несчастьем, увечьем, смертью. То же относится к буре, урагану, наводнению, землетрясению, огню, пожару и войне - как непосредственным угрозам для жизни.

В старшем дошкольном возрасте нередко возникают вопросы вроде: "сколько лет жил твой папа, мама?", "зачем люди живут?", "откуда все взялось?" и заклинания: "не хочу быть старушкой, а хочу быть все время девочкой" и т. д. Подобные фразы говорят о развитии абстрактного мышления, способности к обобщениям, предвосхищению событий, понимании категорий времени и пространства. Возникновение страха смерти означает осознание необратимости происходящих возрастных изменений. Ребенок начинает понимать, что взросление на каком-то этапе знаменует собой смерть, неизбежность которой вызывает беспокойство как эмоциональное неприятие рациональной необходимости умереть. Предстоящему "концу" предшествует в младшем дошкольном возрасте осознание "начала" - понимание своего рождения, появления на свет, начала всех начал - жизни.

Страх смерти чаще встречается у детей, у которых обнаруживаются в 8 мес. страхи незнакомых лиц, а также некоторая осторожность и предусмотрительность при начале ходьбы. В дальнейшем от них не нужно прятать спички, поскольку они боятся (опасаются) огня и пожара. Обращает на себя внимание и страх высоты в преддошкольном возрасте. Эти дети не съезжают с горки, быстро усваивают предосторожности, например, не подходить к открытому окну, не стоять на краю обрыва и т. д. Все это - проявление инстинкта самосохранения, который обостряется у физически, соматически и нервноослабленных детей. О том же говорят страхи нападения, болезни, смерти родителей, страшных снов, стихии, огня, пожара и войны. Они связаны со страхом смерти во всем возрастном интервале 3-16 лет, как у мальчиков, так и у девочек.

Страх смерти в младшем дошкольном возрасте олицетворяет уже упоминавшийся страх перед Бабой Ягой и Кощеем. Некрофильный, противостоящий жизни характер этих персонажей, угрожающих разлучить ребенка с матерью или расправиться с ним, носителей зла и жестокости представляет контраст жизнеутверждающему, созидательному и доброму началу в человеке, воплощенному в лице матери и отца. В старшем дошкольном возрасте угроза для жизни ассоциируется с таким сказочным персонажем, как Змей Горыныч. Страх перед ним, поднимаясь из глубин подсознания, внезапно овладевает воображением ребенка, отождествляясь, как и в давние времена, с похищением людей, с испепеляющим все вокруг огнем и пожаром. И вне этого страхи огня и пожара получают свое развитие в старшем дошкольном возрасте, будучи одним из проявлений страха смерти. О последнем косвенно могут говорить также страхи Волка в младшем дошкольном и Крокодила - в старшем дошкольном возрасте.

В младшем школьном возрасте образ Бабы Яги трансформируется в образ Пиковой дамы, страх перед роковым, фаталистическим значением которой больше всего представлен у девочек, сообщающих друг другу "ужасные" подробности ее небывалых, леденящих кровь способностей. У мальчиков подобным значением обладает скелет - все, что осталось от Кощея Бессмертного, ставшего, таким образом, смертным. У них же выражен и страх Черной руки - вездесущей руки мертвеца, ассоциированной с черным, высохшим от злости, скупости, зависти и злорадства Кощеем. Начиная со старшего дошкольного возраста, у мальчиков и девочек представлен и страх чертей (в 22%) как представителей потустороннего мира, нарушителей социальных правил и сложившихся устоев. В младшем школьном возрасте и в начале подросткового на фоне повышенной внушаемости, достигающей максимума в 10 лет, появляются страхи покойников, Вурдалака, Вия, Дракона, Всадника без головы, космических пришельцев, роботов и т. д. Большей частью подобные персонажи аффективно воздействуют на воображение детей перед сном и во время его после чтения книг, просмотра кинофильмов, рассказов сверстников. Таким образом, время перед засыпанием, темнота и сон образуют своего рода замкнутое психологическое пространство, населенное у эмоционально чувствительных и впечатлительных детей пугающими образами из противостоящего жизни мира.

Отмеченные особенности в происхождении страха смерти и его влияние на другие страхи позволяют правильно оценить психологический вес этого базисного страха, не допуская как его переоценки, так и игнорирования обусловленных им возрастных проблем развития.

Младший школьный возраст. Дальнейший рост самосознания в данном возрасте связан прежде всего с новой социальной позицией школьника. Социальная активность личности проявляется формированием чувства ответственности, долга, обязанности, всего того, что объединяется понятием "совесть" как совокупности нравственно-этических, моральных основ личности. Переживание своего соответствия групповым (коллективным) стандартам, правилам, нормам поведения сопровождается выраженным чувством вины при мнимых или реальных отклонениях, что, впрочем, уже становится заметным и в старшем дошкольном возрасте. Поэтому, несмотря на общее уменьшение количества страхов, одним из ведущих страхов в рассматриваемом возрасте будет страх опоздания в школу (68% - у мальчиков в 10 лет; 91 и 92% - у девочек в 8 и 9 лет). В более широком плане страх опоздать означает не успеть, боязнь заслужить порицание, сделать что-либо не так, как следует, как принято. Большая выраженность этого страха у девочек не случайна, поскольку они раньше, чем мальчики, обнаруживают принятие социальных норм, в большей степени подвержены чувству вины и более критично (принципиально) воспринимают отклонения своего поведения от общепринятых норм. Социоцентрическая направленность личности, возросшее чувство ответственности проявляется и в нарастании страха смерти родителей (у 98% мальчиков и 97% девочек в 9 лет). Соответственно "эгоцентрический" страх смерти себя, продолжая еще быть относительно выраженным у мальчиков, заметно уменьшается у девочек. Связанные со страхом смерти страхи нападения, пожара и войны выражены так же интенсивно, как и в старшем дошкольном возрасте.

Специфика страхов у младших школьников обусловлена и развитием так называемого магического настроя - веры (и вытекающей из нее боязни) в несчастливые цифры, дни, черную кошку, Пиковую даму и т. д. Более широко это - страх несчастья, беды, рокового (фаталистического) стечения обстоятельств, т. е. всего того, что потом получает развитие в страхах перед судьбой, роком, таинственными явлениями, предсказаниями, включая положение звезд на небе и т. д. Подобные страхи, опасения, предчувствия являются отражением зарождающейся тревожности, мнительности, как и типичной для младшего школьного возраста внушаемости.

Подростковый возраст. Ведущими страхами в этом возрасте являются страхи смерти родителей практически у всех мальчиков (к 15-летнему возрасту и всех девочек к 12-му году жизни) и страх войны (90% - в 13 лет у мальчиков и 91% - в 12 лет у девочек). Оба страха тесно связаны между собой, поскольку война несет в себе реальную угрозу смерти родителей. Другая группа выраженных и опять же взаимосвязанных страхов - это страхи собственной смерти (63% - в 13 лет у мальчиков и 70% - в 11 лет у девочек), нападения (54% - в 13 лет у мальчиков и 70% - в 11 лет у девочек), пожара (52% - в 10 лет у мальчиков, 80 и 79% - в 10 и 11 лет у девочек). Таким образом, начиная со старшего дошкольного возраста, большинство детей боятся своей смерти и смерти родителей, нападения, пожара и войны. У мальчиков в подростковом возрасте достигает максимальной выраженности страх заболеть (а также заразиться - у 39% в 13 лет); у девочек - страхи стихии (у 52 и 50% в 11 и 12 лет), высоты (у 45% в 14 лет) и замкнутого пространства (у 35% в 14 лет). Не достигают максимума в данном возрасте, но достаточно выражены у девочек страхи животных (у 51% в 14 лет), глубины (у 50% в 11 лет) и опоздания (у 70% в 10 и 11 лет).

У девочек подростковый возраст более насыщен страхами, чем у мальчиков, отражая их большую склонность к страхам вообще. Тем не менее среднее число всех страхов как у них, так и у мальчиков заметно уменьшается в подростковом и младшем школьном возрасте по сравнению с дошкольным.

Заслуживают внимания данные факторного анализа страхов по всему изученному возрасту от 3 до 16 лет. В факторе, обладающем наибольшим весом (61% у мальчиков и девочек), максимальные факторные нагрузки у страха перед засыпанием и страха темноты. Очевиден универсальный характер этих страхов, являющихся своеобразным фоном или условием для проявления других страхов, в том числе сказочных персонажей и чудовищ.

Ранее мы приводили определение страха как аффективно-заостренного восприятия угрозы для жизни, самочувствия и благополучия человека. Восприятие угрозы для жизни основано преимущественно на инстинкте самосохранения, а угрозы для благополучия - на социальном опыте межличностных отношений. Угроза для самочувствия основана как на инстинкте самосохранения, так и на социальном опыте. Условно можно отметить преобладание в дошкольном возрасте страхов, исходящих из инстинкта самосохранения (так называемых "природных" страхов), в то время как в подростковом возрасте нарастает удельный вес социальных, межличностных по своему характеру страхов. Младший школьный возраст является, таким образом, переходным в отношении указанных двух видов страхов.

С целью более полного выявления межличностно обусловленных страхов проведено дополнительное интервью с 620 подростками 10-16 лет. Анкета из 176 утверждений охватывала широкий круг вопросов, связанных не только со страхами, но и с опасениями, тревожностью, эмоциональной чувствительностью, отношениями в семье, среди сверстников, интересами и т. д. В нескольких классах осуществлялся опрос о предпочтении подростками друг друга как при воображаемом совместном выполнении общественного поручения, так и при праздновании дня рождения.

"Природные" страхи (30 пунктов) включали страхи заболеть, смерти себя и родителей, сказочных персонажей, перед засыпанием, темноты, животных, движущегося транспорта, стихии, высоты, глубины, воды, замкнутого пространства, огня, пожара, крови, уколов, боли, врачей, неожиданных звуков и т. д. Межличностные страхи (51 пункт) - это страхи одиночества, некоторых людей, наказания, войны, сделать что-либо не так, не то, не успеть, опоздать, не справиться с порученным делом, не совладать с чувствами, потерять контроль, быть не собой, насмешек, осуждения со стороны сверстников и взрослых и т. д.

Как и следовало ожидать, "природные" страхи максимально выражены в 10 лет у мальчиков и девочек (у мальчиков также в 11 лет). Межличностные страхи, наоборот, достигают своего максимума в 15 лет у мальчиков и девочек. Мы видим своеобразный перекрест рассматриваемых страхов в подростковом возрасте, уменьшение "природных" - инстинктивных в своей основе и увеличение "социальных" - межличностно обусловленных. По сравнению с мальчиками у девочек большее число не только "природных" страхов, о чем уже говорилось раньше, но и "социальных". Это не только подтверждает большую боязливость девочек, но и указывает на более выраженную у них тревожность по сравнению с мальчиками, поскольку в "социальных" страхах преобладает тревожный регистр личностного реагирования. Для уточнения этих данных использована специально разработанная шкала тревожности, состоящая из 17 утверждении типа: "Часто ли тебя охватывает чувство беспокойства в связи с какими-либо предстоящими событиями?"; "Беспокоит ли тебя, что ты в чем-то отличаешься от сверстников?"; "Волнует ли тебя будущее своей неизвестностью и неопределенностью?"; "Трудно ли тебе переносить ожидание контрольных и ответов?"; "Часто ли у тебя от волнения перехватывает дыхание, появляется комок в горле, дрожь в теле или красные пятна на лице?"; "Имеешь ли ты обыкновение собираться раньше большинства твоих сверстников?" и т. д. Выяснилось, что тревожность, как и "социальные" страхи, достигает своего максимума у мальчиков и девочек в 15 лет, т. е. к концу подросткового возраста, причем у девочек тревожность достоверно выше, чем у мальчиков. Нарастание "социальных" страхов, равно как и тревожности, является одним из критериев формирования самосознания личности у подростков, повышающейся чувствительности в сфере межличностных отношений.

Отдельно рассмотрена возрастная динамика смешанного, но с преимущественно социальным оттенком, страха "быть не собой". После некоторого уменьшения в 11 лет он возрастает до 14 лет у девочек (пик в 13 лет - 65%) и непрерывно - до 16 лет у мальчиков (пик в 15 лет - 83%), подчеркивая выраженную у подростков потребность самоактуализации, сохранения своеобразия личности, ее неповторимости и самобытности.

Психология bookap

Следует заметить, что в 12 лет у мальчиков выявлены наиболее низкие показатели по таким шкалам рассматриваемого вопросника, как "эмоциональная чувствительность", "природные" и "социальные" страхи. У девочек наименее выражен в этом же возрасте страх смерти. Снижение эмоциональной чувствительности и обусловленное этим уменьшение количества страхов, прежде всего у мальчиков, объясняется началом периода полового созревания и свойственным ему заострением возбудимости, негативности и агрессивности. Последнее подтверждает и другой специально направленный опрос 800 школьников 7-16 лет. Следовательно, чем больше выражен уровень агрессивности, тем меньше страхов, и, наоборот, чем больше страхов, тем меньше способность к причинению другим физического, а часто и морального ущерба.

По данным корреляционного анализа, отсутствие эмоционально теплых, непосредственных отношений с родителями у младших подростков или конфликтные отношения с ними у старших подростков существенным образом влияют на увеличение страхов, прежде всего в сфере межличностных отношений. Больше страхов, особенно у старших подростков, и при конфликте родителей между собой. При низком взаимопонимании между родителями девочки в большей степени, чем мальчики, реагируют увеличением страхов, т. е. отчужденные отношения в семье воспринимаются девочками более травмирующе и нередко способствуют, к тому же, снижению настроения. Таким образом, межличностная напряженность и низкое взаимопонимание в семье увеличивают число страхов у подростков, подобно тому, как это происходит в старшем дошкольном возрасте. В свою очередь, большое число страхов понижает уверенность в себе, без которой невозможны адекватная самооценка, личностная интеграция и принятие себя, претворение планов в жизнь и полноценное общение со сверстниками. Это подтверждают данные социометрического опроса. При значительном числе страхов имеет место неблагоприятное положение подростка в коллективе, малое число выборов со стороны сверстников, особенно того же пола, т. е. низкий социометрический статус.