Глава IV. Теория интеллектуальных операций О. Зельца.


. . .

Основные интеллектуальные операции.

Зельц вычленяет несколько главных интеллектуальных операций, различные комбинации которых образуют методы решения задач. В зависимости от содержания задачи в этой комбинации ведущее значение может иметь одна из основных операций.

В простых случаях она может даже исчерпывать все содержание метода. Каждая из основных операций в свою очередь состоит из нескольких частных. Одни из этих частных интеллектуальных действий характерны преимущественно для данной главной операции, другие могут входить или необходимо входят в несколько основных операций.

Основными интеллектуальными операциями являются следующие: дополнение комплекса, абстракция и репродукция сходства. Однако выделение этих операций в качестве основных не вытекает из всего содержания работ Зельца. Даже принимая во внимание крайнюю специфичность и ограниченность его экспериментального материала, нельзя не заметить, что содержание протоколов и комментарии к ним экспериментатора не укладываются в рамки этих трех операций. В частности, в протоколах решения всех задач обращает на себя внимание обширная анализирующая деятельность испытуемых. Об этом говорит и сам Зельц. Так, решая задачу на нахождение целого, испытуемые постоянно возвращаются к анализу данного предмета или понятия. Пытаясь найти соподчиненное или родовое понятие, они анализируют снова исходное понятие. Эта операция анализа лежит по необходимости в основе решения задачи на нахождение части. В определенной мере содержание этой операции сливается у Зельца с содержанием действия абстракции, когда Зельц говорит об "абстрактивном анализе". Но тем не менее анализ как таковой не представлен в качестве самостоятельной операции.

У Зельца вообще не фигурирует операция синтеза. Но в то же время нельзя не заметить, что выдвигаемое Зельцем на передний план "дополнение комплекса" является одной из форм синтетической деятельности.

Протоколы опытов Зельца содержат также большой материал, касающийся процесса обобщения. В частности, решая задачи на родовое понятие, испытуемые создают очень интересные обобщения. Не зная названий этих обобщений, они сами конструируют их. Какая-то часть этой операции получает отражение во вводимой Зельцем третьей основной операции - "репродукции сходства".

Таким образом, Зельц приближается в своей классификации интеллектуальных операций к выделению действительно фундаментальных умственных действий. Но он вычленяет либо наиболее сложные их формы (дополнение комплекса, абстракцию), включающие взаимодействие различных иных операций, либо очень частные (репродукцию сходства).

Рассмотрим отдельно состав и условия функционирования каждой из основных интеллектуальных операций, выделенных Зельцем.

Дополнение комплекса

Некоторые общие условия и характеристики этой операции уже были указаны при анализе взглядов Зельца на мышление как решение задач. Напомним, что всякое решение задач Зельц определяет как дополнение комплекса - схемы с брешью, причем свойства этой последней косвенно определяются через отношения и свойства заполненных частей схемы.

Взятое как общая характеристика процесса решения задач дополнение комплекса, включает все три упомянутые выше интеллектуальные операции. Выделяя же дополнение комплекса в качестве частной операции, Зельц ставит вопрос о детальном составе той деятельности, содержание которой составляют попытки выйти за пределы известного, непосредственно данного в задаче, связать неизвестное с известным. Действия человека, Подготавливающие эту деятельность и направленные на анализ и абстракцию того, что известно в задаче, образуют лишь фон для рассмотрения операции дополнения комплекса.

В зависимости от конкретного содержания задачи эта операция может выступать как дополнение пространственно-временного и понятийного комплекса. От содержания задачи зависит и состав частных операций, входящих в дополнение комплекса.

В первом случае, где в задаче определяющими являются пространственно-временные отношения, а известные предметы даны в конкретной форме, первой частной операцией Зельц считает "порождение представления", или "визуализацию" данного предмета. Таким образом, согласно взглядам Зельца, представление возникает не просто потому, что между ним и словом-раздражителем существует ассоциативная связь. Появление представления, напротив, является специфической умственной операцией, актуализирующейся потому, что в прошлом опыте эта операция помогала решению определенных задач и оказалась связана с ними рефлексоидной связью. После этого следует действие, которое Зельц описывает как перемещение взгляда за пределы представляемого предмета и попытку определить окружение этого предмета, исходя из какой-то его характеристики. Если таким путем не удается дополнить комплекс, происходит возвращение к данному предмету и дальнейший анализ его свойств. Согласно выделенным заново качествам, строится новое окружение, из которого делается попытка вычленить завершение комплекса. При неудаче включается новая операция анализа предмета - вариация точек зрения на предмет. Реконструкцию окружения каждый раз по различным признакам предмета Зельц считает конкретным воплощением принципа изменения направления мысли, о котором постоянно говорилось в работах Вюрцбургской школы.

Абстракция

Этой операции Зельц придает очень большое значение. Она охватывает такие важнейшие процессы, входящие в решение любых задач, как выделение различных характеристик предметов и вычленение отношений между членами комплекса. Эта операция выступает в качестве ведущей при решении задач на нахождение родового и определение данного понятия.

Как и предыдущая операция (дополнение комплекса), абстракция не является однородным, монолитным процессом: она включает ряд частичных операций и вспомогательных приемов. Содержание этих последних и их последовательность зависят от специфики решаемых задач.

Самым общим вспомогательным средством абстракции является привлечение ряда понятий (или предметов), сходных с данным, затем сравнение их, анализ и выделение в результата этого в данном раздражителе нужных признаков.

Заслуживающим внимания обстоятельством является тот факт, что абстракция нужных признаков совершается через синтетический акт соотнесения данного предмета с другими. Этот факт иллюстрирует важное значение той умственной операции, которая впоследствии была названа анализом через синтез.

С точки зрения Зельца, операция абстракции, как и операция дополнения комплекса, носит творческий, продуктивный характер: в результате нее происходит расчленение на признаки ранее недифференцированных понятий и осознание различных отношений между ними.

Рассмотрение содержания данной операции убеждает в том, что она является более частной, нежели дополнение комплекса и непременно входит в последнюю как ее составная часть.

Репродукция сходства

Выделяя репродукцию сходства в качестве операции, Зельц подчеркивает тем самым отличие своего понимания мыслительной 1еятельности от ассоциативной доктрины. Сходные представления или мысли приходят в голову человека при решении задач вовсе не непроизвольно, не механически, подчиняясь лишь ассоциации по сходству. Напротив, их появление представляет собой результат сложной мыслительной операции. По мнению Зельца, существеннейшей частью этой операции является расчленение данного предмета или понятия на определенные признаки. Если же этого расчленения не происходит, то человеку очень трудно назвать сходное понятие. Зельц доказывает, что в общем виде репродукция сходства осуществляется по схеме дополнения комплекса. Это означает, что для репродукции сходства необходимо в данном предмете выделить определенные признаки. Один или несколько из этих признаков образуют как бы ядро сходного предмета. Недостающие же части этого предмета дополняются путем вариации других признаков данного предмета. Схематически этот процесс можно представить так: С???? ? С????. Эта операция лежит в основе одного из способов решения задачи на соподчиненное понятие. Творческая сторона этой операции заключается в осознавании отношения частичного тождества между двумя явлениями, которые раньше для человека существовали как раздельные.

Таковы три интеллектуальных операции, выделенные Зельцем как основные. Сама по себе попытка выявить некоторые главные комплексы интеллектуальных операций, лежащие в основе решения задач разных типов, несомненно, заслуживает внимания. Но в работах Зельца эта попытка не подготовлена глубоким теоретическим анализом. Поэтому структура или состав каждой из основных операций мало дифференцированы. Анализ их содержания носит более характер эмпирического описания, чем научного доказательства и обоснования. Совершенно не выявлены отношения между тремя основными операциями. И это является естественным результатом недостаточного анализа их содержания. Для читателя три операции представляются отнюдь не столь самодовлеющими и самостоятельными, как они изображены в теории Зельца. Ведь репродукция сходства есть одна из форм действия дополнения комплекса. Таким же образом и абстракция, понимаемая как отвлечение признаков и отношений, может рассматриваться как операция, лежащая в основе и репродукции сходства, и дополнения комплекса. В одной из своих работ сам Зельц мимоходом замечает, что процесс репродукции сходства "можно свести к процессам детерминированного дополнения комплекса и детерминированной абстракции..."117. Почему же эта операция выделена в качестве основной? Обращает на себя внимание также тот факт, что у всех трех основных сложных операций существуют некоторые общие частные действия, составляющие самую ткань этих операций. Это - действия анализа и синтеза. В каждой операции выделяются их различные уровни. Так, в операции дополнения комплекса наиболее простым уровнем анализа является выделение сначала какого-то заметного признака. Затем анализ предмета усложняется, идет глубже. Анализ свойств данного предмета является ведущей операцией и при репродукции сходства и абстракции. Разбирая решение различных задач, Зельц выдвигает общее положение о существовании "слоев различной степени готовности внутри комплекса значений слов" и иерархии по степени актуализации признаков предметов, которые и определяют последовательность анализа данных "раздражений".


117 O. Selz. Uber die Gesetze des Geordneten Denkverlaufs zweiter Teil, S. 510.


Анализ экспериментального материала показывает, что последовательный, все более конкретизирующийся анализ характерен и для решения задачи на определение. Во всех задачах происходит также анализ как отношений элементов комплекса, так и межкомплексных отношений. В результате в зависимости от задачи выделяются отношения либо части к целому, либо родового понятия к видовому и т. д. Соответственно этому при решении задачи происходит усложнение и синтетической деятельности. Но при описании Зельцем основных операций это аналитико-синтетическое содержание их размывается. Происходит это потому, что в теории Зельца вообще нет понятия простых, далее не разложимых и в этом смысле основных операций. Вычленение же этих последних способствовало бы более плодотворному выявлению некоторых типичных комплексов интеллектуальных операций.

* * *

В работах Зельца впервые в истории экспериментального исследования мышления оно было представлено как процесс. Этот процесс характеризуется Зельцем как некоторое целостное образование, последовательно развертывающееся во времени. Предыдущие стадии его подготавливают и обусловливают последующие этапы. Вскрывая условия этой самодетерминации мышления, Зельц подчеркивает значение постоянного возвращения к условиям задачи. И это указание имеет принципиальное значение для теории мышления. Мыслительная деятельность, действительно, создает условия для самодвижения. Но происходит это лишь потому, что в мышлении всегда отражается объективная реальность, которая в результате мыслительной деятельности предстает перед человеком новыми сторонами. Вычлененные в объектах новые качества и новые отношения становятся исходным пунктом для дальнейшего движения мысли.

Весь этот процесс находит определенное выражение в ретроспективном отчете испытуемых. Отказ Зельца видеть в этом отчете полное осознание человеком хода своей мыслительной деятельности, обращение с ним как с сырым вспомогательным материалом для реконструкции процесса мышления - все эти причины методологического порядка обусловили плодотворность анализа Зельцем процесса решения задач. Плодотворность эта заключается в том, что Зельцу удалось схватить диалектику процесса мышления.

Разумеется, в теории Зельца оказались отраженными далеко не все диалектические моменты мышления. Основное внимание в ней уделено взаимосвязи различных этапов мыслительной деятельности, дана характеристика типов различных связей, поставлена проблема движущих сил процесса мышления. Ставя и решая все эти проблемы, Зельц весьма убедительно показывает неадекватность ассоциационистского толкования мышления. Выдвигая ряд положений, он пытается преодолеть механицизм и "атомистичность" ассоциационизма. Диалектично решается также поставленная Зельцем проблема соотношения репродуктивного и продуктивного мышления. Мышление, с его точки зрения, и продуктивно, и репродуктивно. Продуктивность предполагает репродуктивность. Однако это очень важное для психологии мышления положение оказалось недоказанным в работах Зельца, хотя все они прямо или косвенно направлены на его доказательство. Причина этого заключается в ограниченном понимании мышления Зельцем - лишь как процесса заполнения схематически данного комплекса. Ведь в задачах, даваемых Зельцем, "брешь" сразу была видна, и задание точно характеризовало искомый член, а также его отношение к известному.

Когда Зельц, анализируя первые этапы решения задач, говорит об образовании задачи, или проблемного комплекса, то по существу речь идет лишь о дифференциации и уточнении уже полностью сформулированной проблемы. Содержанием процесса образования "общей задачи" оказывается в конце концов конкретизация сформулированного в задаче вопроса применительно к данным условиям. Испытуемые в опытах Зельца должны были лишь косвенно определить ее через известные условия.

В действительно продуктивном, или творческом, мышлении задача уже может считаться решенной, когда она достигает той стадии, на которой она предъявлялась Зельцем. Этот последний, следовательно, выявил лишь некоторые последние этапы решения задач человеком, не требующие истинно творческого мышления. Суть мышления же заключается не столько в заполнении, сколько в создании проблемных комплексов. В проблемах, требующих творческого подхода, человек должен из массы окружающих обстоятельств вычленить собственно условия задачи, т. е. найти те переменные, которые как-то определяют искомое, неизвестное. Происходит, таким образом, действительно создание задачи. Отсюда известный афоризм, гласящий, что правильно поставленная задача наполовину уже решена.

В соответствии со своим пониманием мышления лишь как заполнения уже имеющегося комплекса. Зельц подбирает и экспериментальный материал, представляющий в своей подавляющей части отношения между понятиями. Эти недостатки теории Зельца нисколько не умаляют отмеченных выше ее достоинств. Скорее, наоборот, на малоинтересном материале, не обещающем выдвижения сколько-нибудь значимых проблем, Зельц сумел развить интересную теорию мышления. На примере задач, требующих казалось бы лишь репродуктивных процессов, Зельц сумел показать продуктивный характер мыслительной деятельности. Ценность его работ заключается как раз в том, что они создают для психологов новый проблемный комплекс, выдвигают ряд вопросов для дальнейшего исследования мышления.

Раскрывая процесс решения задач, работы Зельца содержат также характеристику строения понятийного мышления человека: его эксперименты показывают, что человек не владеет всей системой имеющихся у него понятий. Он не осознает отношений между ними. Систематизированными оказываются лишь небольшие участки обширной области понятийного мышления. Большинство понятий имеет малодифференцированный характер. Человек не осознает отношений между различными признаками понятий. Работа над систематизацией понятий требует большого умственного труда, является продуктивным результатом мыслительной деятельности.

Зельц первый в истории психологии поставил проблему основных интеллектуальных операций и попытался детально исследовать их состав - входящие в них частные умственные действия и последовательность этих действий при решении различных задач. Эта важнейшая часть наследия Зельца очень слабо разрабатывалась в продолжение последующих десятилетий. Ее актуальность начала выявляться лишь в результате влияния кибернетики, поставившей перед психологами задачу вычленения мыслительных действий и моделирования их функционирования. Постановка этой задачи повлекла за собой пересмотр различных теорий решения задач и выдвижения на первый план именно работ Зельца.

Представители кибернетической науки - Ньюэлл, Саймон и Шоу118, исходя из теории интеллектуальных операций Зельца, попытались составить программы мыслительной деятельности человека при решении им операционных задач. Эти программы кодировались и вводились в электронную счетно-вычислительную машину, которой затем предъявлялись задачи из области логики и геометрии. Если при заданной программе машина в конце концов сигнализирует о невозможности решить задачу, в программу вписывается приказ фиксировать на ленте результаты промежуточных операций. Эти результаты сравниваются затем с протоколами решения задач людьми. Выдвигается предположение о том, какие же операции могут лежать в основе неправильного результата и какими действиями они должны быть заменены.


118 A. Newell, J.C. Shaw and H.A. Simon. Elements of human problem solving. -  Psychological Review , 1958, v. 65, N 3; A. Newell and H.A. Simon. The simulation of human thought. - In:  Current trends in psychological theory. A bicentennial program . University of Pittsbur Press, 1961, p. 155.


В теории программирования, точно так же, как в работах Зельца, выделяется предметное содержание задач и действия, совершаемые над этим содержанием. Содержание задач в теории программирования называется "объектами", а действия - "операторами". "Операторами" могут быть самые различные средства, которые необходимо применить к объектам, чтобы видоизменить их определенным образом и получить из них новые объекты. Применение операторов ограничено определенными объектами. Следовательно, для применения операторов необходимо знать характеристики объектов. Но знать эти характеристики можно, лишь владея какими-то приемами (или операторами определенного типа) анализа или исчисления свойств объектов. Операторы, или интеллектуальные действия, сами по себе не содержат прямых указаний, к каким объектам их можно применить, а к каким - бесполезно. Отсюда следует, что существует два вида операторов. Один вид служит для определения характеристик объектов. Это может быть сделано либо путем перечисления непосредственно качеств объектов, либо путем отыскания сходства или различия между парами объектов. Второй вид операторов служит для получения из данных объектов каких-то новых предметов, для видоизменения объектов.

Психология bookap

Первый вид операторов представляет собой не что иное, как совокупность действий анализа. В теории Зельца эта операция не фигурировала в качестве основной, но практика моделирования мышления показала ее необходимость.

Второй же тип операторов в своем конкретном применении служит для воссоздания свойств и характеристик искомого, неизвестного в задаче путем видоизменений и превращений того, что дано. Это - операция дополнения комплекса, занимающая центральное место в работе Зельца. Детальное вычленение частных действий, входящих в методы решения задач, и отыскание их последовательности позволило Ньюеллу, Саймону и Шоу создать такие программы мыслительной деятельности, руководствуясь которыми машины могут успешно решать задачи из области алгебры, тригонометрии, символической логики. Эти работы по программированию мышления показывают, насколько плодотворным было общее направление работ Зельца.