Глава IX. О некоторых новых подходах к проблеме мышления в психологической науке капиталистических стран.


. . .

Теория ван де Гера.

Радикальным сторонником феноменологического метода в последние годы зарекомендовал себя голландский психолог ван де Гер. Он прямо заявляет, что его подход к мышлению берет свое начало от феноменологии Гуссерля и экзистенционализма Мерло-Понти. Подчеркивая отличие феноменологического подхода от интроспективного, Гер разъясняет, что человек переживает не собственные состояния сознания, но свое "бытие-в-мире". Тем самым Гер стремится преодолеть характерный для интроспективной психологии отрыв мышления от объективной действительности. Но эта попытка основывается на идеалистическом понимании "бытия-в-мире". Это понятие означает у Гера не реальное взаимодействие человека с окружающей ситуацией, а растворение человека и проблемной ситуации в одном феноменальном поле. С точки зрения Гера, весь процесс решения задач является потоком постоянно меняющихся феноменальных ситуаций. Феноменологический анализ должен вскрывать структуру этих феноменальных ситуаций. Основой создания такой феноменальной модели мышления, по мнению Гера, может быть лишь интуиция.

Характерно, однако, что в реальном анализе познавательных процессов Гер то и дело выходит за пределы феноменологического метода. Все свои более или менее значительные выводы Гер делает, опираясь на результаты объективного метода исследования мышления. Феноменальное "бытие-в-мире" при столкновении с реальной проблемой психологии нередко оказывается действительным поведением человека в окружающем мире.

Как и все представители феноменологической теории мышления, Гер к анализу мышления приходит через анализ восприятия. Анализируя восприятие, Гер указывает, что человек всегда воспринимает лишь один аспект объекта. Но этот аспект содержит в себе намеки на другие скрытые, потенциально возможные аспекты объекта. Эти намеки или ссылки позволяют воспринимать объект как нечто целое, обладающее рядом качеств. Для объяснения этого факта Гер пытается эклектически объединить положения Мерло-Понти и достижения современной психологии. В положениях Мерло-Понти говорится, что скрытые от человека в данный момент аспекты объектов являются теми аспектами, которыми объект обращен к другим объектам. "Таким образом, каждый объект является зеркалом любого другого"395, говорит Мерло-Понти. Что это положение может дать для психологического анализа восприятия? Чувствуя бессилие подобного рода выражений, Гер опешит дополнить их, включая в Объяснение анализ реального поведения человека в мире. Скрытые аспекты объектов, пишет справедливо Гер, существуют для нас потому, что они неизменно появляются, если мы повернем объект или обойдем вокруг него. Таким образом, ожидание таких последствий наших действий с предметами обязательно входит как фон в восприятие этих предметов.


395 М. Merleau-Ponty. Phenomenologie de la perception. Paris, 1945, p. 82.


Применяя этот анализ к процессу мышления, Гер приходит к заключению, что мыслительная деятельность состоит в постоянном выявлении скрытых, имплицитных аспектов проблемной ситуации по "намекам", содержащимся в сразу воспринимаемом эксплицитном аспекте. Человек, согласно выражению Гера, как бы "развертывает" ситуацию задачи Новые аспекты ситуации не появляются сами собой, говорит Гер. Для этого требуются определенные действия субъекта, превращающие имплицитные аспекты в эксплицитные. Этот вывод Гера интересен и правилен, но получен он в результате отступления от чисто феноменологического подхода к мышлению.

Фактором, определяющим избирательное выявление скрытых аспектов ситуации, является, по мнению Гера, ситуация цели, к которой стремится решающий задачу.

С точки зрения такого понимания мыслительного процесса Гер пытается дать определение проблемной ситуации, которая может быть "развернута" до определенной формы, обозначенной требованием задачи. При этом исходная ситуация не может быть сразу переведена в ситуацию цели - для этого необходимо произвести несколько "развертываний" исходной ситуации. Не имея возможности сразу перевести исходную ситуацию в целевую, человек ставит ряд промежуточных целей и пытается сначала к ним свести первоначальную проблему.

В зависимости от того, откуда начинается процесс развертывания, Гер различает экстраполяционные и интерполяционные задачи. Последние характеризуются ясно определенными исходными данными и четко определенной целью Решение достигается, когда человек находит связь между данными и требованием задачи. Такое решение может достигаться постепенным развертыванием либо условий задачи (прогрессивная интерполяция), либо ее цели (регрессивная интерполяция), либо, наконец, развертыванием и условий и цели - как бы их движением друг к другу. В отличие 6т этого проблемная ситуация, в которой четко определены либо цель, либо условия задачи, решаются при помощи экстраполяции. Классификация задач может быть также дана, исходя не из направления развертывания проблемной ситуации, а из характеристик элементов, образующих задачу - тех намеков, или импликаций, из которых можно вычерпывать новые аспекты ситуации Критерием классификации являются условия, затрудняющие решение задач. Проблемная ситуация, во-первых, может содержать такое большое количество элементов-намеков, что решающий не может охватить и удержать в памяти все импликации, т. е. те потенциальные аспекты, на которые указывают эти намеки - явные аспекты ситуации.

Трудность, во-вторых, может заключаться в том, что решающий не замечает существенной для решения задачи импликации: необходимый потенциальный аспект ситуации не актуализируется. Примерами в этом случае могут служить явления, известные под названием функциональной фиксированности, установки, привычного направления и т. п.

Затруднение, наконец, может вызываться необходимостью переосмыслить всю структуру проблемной ситуации. Эта трудность иллюстрируется примерами из области научных открытий. Так, создание теории относительности стало возможным лишь в результате перестройки системы существовавших до этого физических понятий.

Оценивая анализ Гером мыслительной деятельности, следует оказать, что им верно подмечены определенные характерные черты процесса решения задач человеком. В ходе мышления действительно происходит изменение отражения окружающей ситуации. Последняя рассматривается с различных точек зрения, происходит отражение новых свойств, элементов проблемы. Особо стоит отметить попытку Гера раскрыть внутреннюю детерминацию хода мыслительной деятельности целью, сформулированной в требовании задачи. Выдвигаемое им положение о процессе решения задач как постепенном сближении условий и требований задачи подтверждается исследованиями советских психологов396. Однако анализ Гера в целом очень глобальный, схематичный и односторонний. Из модели Гера выпадает существеннейшая сторона мышления - те операции, те умственные действия, которые и лежат в основе движения мышления. Такая односторонность преодолевается психологами, которые исследуют мышление объективными методами. Сравним, например, работу Гера с исследованием американского психолога Джона397, выводы которого в определенной своей части совпадают с заключением Гера.


396 К.А. Славская. Процесс мышления и актуализация знаний. -  Вопросы психологии , 1959, № 3.


397 Е.R. John Contributions to the study of the problem-solving process. -  Psychological Monographs , 1957, vol. 71, N 18, WN 447.


Джон разработал методику исследования, которая позволяет в максимальной степени вывести, так сказать, наружу процесс мышления человека. Методика эта заключается в следующем. Перед испытуемым помещается диск, вокруг которого расположены девять лампочек, снабженных кнопками. В середине диска также есть лампочка. Все лампочки связаны друг с другом проводами. Перед испытуемым ставится задача зажечь среднюю лампочку, используя для этого какие-либо из остальных шести лампочек. Непосредственно с ней связаны лишь три лампочки. Задача осложняется тем, что решающий заранее не знает, является ли манипуляция каждой лампочкой необходимой и достаточной для зажигания другой, связанной с ней. Так, в ряде задач цель каждой из них могла быть достигнута лишь при включении двух ламп, непосредственно связанных со средней лампой. Для включения же этих последних также было недостаточно использовать одиночные лампочки. Испытуемым давалась инструкция достигнуть цели наименьшим числом манипуляций. Подобного рода установка удачно моделировала задачи определенного типа.

Результаты этих исследований показали, что решение задач действительно можно представить, как "развертывание" проблемной ситуации, т. е. как выявление все новых ее аспектов. "Ход решения, - пишет Джон, - можно изобразить, как ...серии переформулировок проблемы, каждый раз концентрирующихся на различных аспектах отношений, составляющих задачу398. Суть переформулировок заключается в том, что решающие ставят себе ряд частных задач: происходит замещение основной цели задачи более конкретными целями. Механизм этого замещения таков. Решающие начинают исследовать непосредственные средства достижения цели: они анализируют те отношения, в которые включены лампочки, являющиеся средствами зажигания средней лампы. Испытуемые устанавливают, какие отношения связывают эти средства с целью и какие элементы в свою очередь являются средствами для зажигания трех первых лампочек. Весь процесс, таким образом, действительно можно представить как "развертывание" основной цели задачи.


398 Там же, стр. 34.


В отличие от Гера Джон большое внимание уделяет действиям испытуемых в процессе решения задач. Эти действия, по мнению Джона, представляют собой операции анализа и синтеза. С этой точки зрения, процесс решения задач представляет собой чередующиеся этапы анализа и синтеза. Исследование взаимодействия анализа и синтеза приводит Джона к ряду любопытных выводов. Так, он отмечает, что, как правило, переход к синтезу происходит преждевременно, и человек возвращается к дополнительному анализу. Часто исследуемые приходят к решению задачи, не проделав полностью необходимый анализ. В этом случае отмечается значительная трудность в повторении решения задачи, которая включает ряд ненужных манипуляций.

Психология bookap

Геру удается констатировать лишь некоторые результаты мыслительной деятельности в процессе решения задач, но он не может объяснить, как достигаются эти результаты. Решая задачу, человек действительно как бы "развертывает" то, что дано в условиях и требованиях задачи. Но в чем именно состоит это "развертывание", каков состав этого процесса, остается неизвестным при феноменологическом анализе. В отличие от этого использование методики, дающей возможность рассматривать хотя бы часть производимых человеком мыслительных действий, позволяет восстановить процесс решения задачи и показать, путем каких операций достигается человеком восприятие и понимание новых аспектов проблемной ситуации. Это - операции последовательного анализа элементов задачи, рассмотрение их в разных отношениях друг с другом, переход от изучения более доступных к менее доступным. Этот анализ приводит к тому, что вся структура задачи принимает иной вид, нежели в начале решения: устанавливаются отношения между ранее не связанными элементами. Такого рода синтез все более и более расширяется и углубляется до тех пор, пока не выявляются все отношения, необходимые для решения задачи. Исследования, подобные работе Джона, отчетливо показывают, что "вычерпывание" новых импликаций, скрытых аспектов задачи, феноменологически переживаемое как появляющееся внезапно и причинно как будто не связанное с ранее осознававшимся этапом решения, в действительности является результатом активной поисково-анализирующей деятельности человека.

Работы, пытающиеся раскрыть мыслительную деятельность человека, основное внимание уделяют анализу ее отдельных операций, оставляя в стороне как подразумеваемое, но явно не фигурирующее в теории, образно-предметное содержание мышления - схемы, планы, представления цели, - которые и регулируют собственно умственную деятельность. А именно это содержание чаще всего осознается человеком. Оно-то становится объектом исследования феноменологов. В настоящее время феноменологическое направление занимает очень незначительное место в исследовании мышления. Его представители пытаются вобрать в свою теорию выводы и результаты экспериментов необихевиористического направления. Но до тех пор, пока образно-наглядное содержание мышления не будет включено в исследования познавательно-операционного направления, будет существовать почва для появления феноменологических работ.