Глава VII. Генезис и строение интеллектуальной деятельности в концепции Ж. Пиаже.


. . .

Логико-математические и физические понятия.

Общее понимание взаимоотношения субъекта и объекта в процессе познания неразрывно связано в концепции Пиаже с анализом взаимоотношения понятий математики и физики. Последний вопрос играет в системе "генетической эпистемологии" принципиальную методологическую роль.

Пиаже исходит из казалось бы очевидного факта различия в образовании и развитии понятий логики и математики, с одной стороны, и понятий физики и всех остальных экспериментальных наук, с другой. "Каждый согласен признать необходимость эксперимента в физике и бесполезность лабораторных исследований для построения математической теории (независимо от того, совершенно ли отрицается роль опыта в математике или же считают, что роль опыта в математике скоропреходяща и основную роль там играет дедукция)"328. Однако, "когда хотят точно охарактеризовать различие между физическим опытом и математической конструкцией, обнаруживают, что эта граница является подвижной"329.


328 Там же, стр. 6.


329 Там же.


В самом деле, формирование понятий физики, так же как и формирование математических абстракций, опирается на активную деятельность субъекта с объектом. С самого начала, подчеркивает Пиаже, познание есть не констатация заранее данных отношений, а ассимиляция объекта активностью субъекта и построение отношений в самом процессе этой ассимиляции. При этом, если на начальных стадиях интеллектуального развития имеет место неравновесие ассимиляции и аккомодации, то потом это равновесие достигается. Физическая мысль предполагает эту ассимиляцию и немыслима вне ее. С другой стороны, развитие логико-математических понятий - это не только ассимиляция объекта посредством действий субъекта, но и выражение адаптации интеллекта к объекту. Общая координация действий субъекта, лежащая в основе логико-математических форм, кристаллизуется в особые структуры лишь постольку, поскольку она осуществляется на основе физических действий.

Специфические особенности логико-математических действий, с одной стороны, и действий физических, с другой, из которых можно вывести как их отличие, так и их своеобразное взаимное переплетение, Пиаже видит в том, что первые выражают общую структуру координации действий субъекта, в то время как вторые - это специализированные действия, определяемые в своем содержании особенностями отдельных, частных объектов, с которыми оперирует субъект. Но, поскольку специализированные действия должны быть координированы между собой так же, как и общие действия, любая математическая структура несет в себе возможное физическое содержание, даже если математическая структура выходит за рамки этого физического содержания. В то же время любое физическое понятие образуется лишь посредством некоторой общей математической координации. Именно поэтому граница между физикой и математикой является весьма условной, относительной, подвижной81a.


81aСм. Ж. Пиаже. Роль действия в формировании мышления.  Вопросы психологии , 1965, № 6.


Но именно потому, что физические понятия являются некоторым единством общих логико-математических структур и специализированных действий, а последние заимствуют свое содержание из частных, отдельных объектов, развитие физической мысли не может не предполагать постоянного экспериментирования c внешним объектом. В то же время развитие математических понятий, в основе которых лежит выражение некоторых общих структур, не предполагает такого постоянного обращения к внешнему объекту. Поэтому, считает Пиаже, полное отождествление понятий логики и математики и понятий физики невозможно, несмотря на постоянно растущую математизацию физики. По мере того как мы переходим от чистой механики к явлениям, характеризующимся необратимостью, все большую роль в формировании понятий приобретает экспериментальное исследование. В этих областях исчисление играет большую роль, но значение опытного исследования изменяется: опыт врывается в теоретическое исследование как бы на каждом шагу и образует настоящую руководящую нить мышления, а не просто его контроль, как это имело место в механике. Опыт часто вызывает довольно глубокий пересмотр наших фундаментальных понятий и обнаруживает непредвиденные области применения математического аппарата. Особенно большую роль играет опыт в исследовании биологических явлений.

Физическая мысль, считает Пиаже, занимает как бы промежуточное положение между мыслью математической и биологической. Так же, как и математические понятия, понятия физики выражают ассимиляцию реальности операциональными схемами, из которых самые общие схемы дают возможность дедуктивной конструкции (которая может представлять ценность не только в меру ее соответствия эксперименту, но и сама по себе, - как раздел математики). Но, с другой стороны, поскольку физическая мысль вынуждена постигать реальность все более сложную и со все большим трудом поддающуюся ассимиляции, дедукция в ней вынуждена значительно потесниться в пользу эксперимента.

Пиаже приводит пример взаимопроникновения общих операциональных схем интеллекта и конкретного физического содержания, ассимилируемого посредством этих схем, на примере формирования понятий о времени. Часто говорят, пишет он, что время необратимо. В этой фразе в действительности речь идет о событиях, сменяющих друг друга во времени, т. е., если можно так выразиться, о содержании времени, которое физически невозможно воспроизвести в смысле, обратном его причинной обусловленности. Вместе с тем воспроизведение времени в операциях интеллекта, как раз предполагает наличие умения не только двигаться в мысли от события предшествующего к событию последующему, но и осуществлять обратное движение, т. е. уметь связывать настоящее с прошлым.

Дети, интеллектуальные операции которых еще не стали обратимыми, обнаруживают специфическую невозможность воспроизведения последовательного хода событий именно в силу того, что они не в состоянии осуществлять мысленное движение в обоих направлениях. А это значит, что и время как необратимое течение не существует для этих детей в своей реальной необратимости. Так обратимость операций интеллекта оказывается необходимым условием воспроизведения реальной необратимости330.


330 См. J. Piaget. Introduction a l'epistemologie genetique, vol. II, p. 42.


Оценивая взгляды Пиаже по вопросу о взаимоотношении понятий математики и физики, отметим прежде всего, что реальную проблему, с которой он столкнулся и которую пытается разрешить, более точно можно было бы сформулировать не как вопрос о взаимоотношении понятий математики и физики, а как вопрос о связи между движением познания в уже вычлененном объективном содержании и деятельностью познания по выделению структуры объекта. При такой постановке проблемы становится ясно, что первое движение познания включает не только математические операции; одновременно отпадает необходимость постоянно подчеркивать и "размытость" границы между математическими и физическими понятиями.

Как же Пиаже объясняет различие выделенных двух движений познания?

Объяснение особенностей присущей логико-математичеоким структурам необходимости и всеобщности Пиаже ищет во "внутренней" обусловленности действий субъекта его биологической организацией. Математическое действие, считает Пиаже, не заимствует своего содержания из внешних объектов, а происходит из эксперимента, осуществляемого субъектом над собственными движениями посредством "любого объекта" (последний - лишь средство, а не источник содержания математических действий). "Вот почему наиболее общие действия вместо того, чтобы абстрагировать свою структуру из объекта, напротив, добавляют к объекту некоторое новое содержание, вытекающее из активности субъекта, и в конце концов достигают такой стадии, когда они могут выполняться мысленно и "абстрактно" при отсутствии какого бы то ни было применения к актуально существующему объекту"331. Однако, хотя математическое действие и не происходит из опыта взаимодействия с физическими объектами, оно тем не менее адаптировано и даже, можно оказать, преадаптировано к реальности. Дело в том, поясняет свою мысль Пиаже, что точная координация действий субъекта необходимо соответствует возможным трансформациям самой реальности: координация действий как бы "погружена" в реальность посредством психобиологического организма, который является продуктом реальности. Таким образом, соответствие логико-математических структур общей структуре "любого" объекта достигается не посредством внешнего опыта, а при помощи некоторой "внутренней" деятельности субъекта над самим собою332.


331 Там же, стр. 123.


332 Там же, стр. 263.


В другом месте Пиаже следующим образом развивает ту же мысль. Цикл ассимиляции, образованный начальными координациями, из которых развиваются операции субъекта, находится как бы в точке соединения наиболее общих функциональных законов организма и наиболее общих характеристик объектов.

Собственное тело субъекта является одновременно и одним из объектов наряду с другими объектами, детерминированными законами реальности, и центром ассимиляции других объектов активностью субъекта. Поэтому общая координация действий субъекта выражает одновременно и структуру реальности, которая определяет эти действия извне, через структуру биологической организации живого существа, и структуру, которая как бы накладывается на реальность действием и мыслью субъекта, ассимилирующего объект. Поэтому общие законы Вселенной, продуктом которых являются действия субъекта, осознаются субъектом не в результате воздействия объекта на субъект, а как бы изнутри, в процессе координации самих действии субъекта333.


333 См. J Piaget. Introduction a l'epiistemologie genetique, vol. I, p. 350 - 351.


Нетрудно указать философскую ошибку в рассуждениях Пиаже. Дело в том, что объективная обусловленность действий субъекта физическими и физиологическими законами живого организма вовсе не может являться гарантом объективной истинности знания, его соответствия внешнему объекту. Иллюзии и заблуждения тоже обусловлены вполне объективными причинами-условиями познания, физиологическими и психологическими особенностями познающего субъекта и т. д. Детерминированность иллюзий и заблуждений в конечном счете объективными "законами Вселенной" ни в коей мере не превращает их в объективно-истинное отражение реальности. Адекватность, соответствие интеллектуальных структур структуре объекта может быть обеспечена лишь постоянно происходящим взаимодействием субъекта и объекта, в ходе которого осуществляется соотношение знания с реальностью, коррекция интеллектуальных образований внешней действительностью.

Однако гораздо важнее не просто показать ошибочность, философскую несостоятельность тех или иных утверждений Пиаже, а выяснить, почему один из крупнейших психологов современности логикой своих исследований приходит к утверждению этих положений.

Пиаже прекрасно понимает, что внешний мир существует независимо от субъекта, и отдает полный отчет в том, что лишь принимая эту посылку можно научно ставить все вопросы, связанные с исследованием познавательной деятельности. Пиаже понимает, что активность субъекта - не средство искажения объекта, а единственный путь выявления его подлинных характеристик ("...растущая объективность понятий предполагает гораздо большую активность субъекта, чем первоначальный субъективистский эгоцентризм"334).


334 См. J. Piaget. Op cit" vol. II, p. 17 - 18.


Однако, приняв в качестве исходного методологического пункта положение о возможности успешно исследовать познавательный процесс в том виде, как он осуществляется отдельно взятым, изолированным индивидом, сняв в сущности проблему овладения индивидом миром социальной культуры, Пиаже столкнулся с явной невозможностью вывести из деятельности индивидуального субъекта с объектом то содержание, которое уже зафиксировано в выделенном объективном знании. Выделение этого содержания из взаимодействия субъекта с объектом, а также реальная взаимосвязь движения по выделенному объективному содержанию с движением познания по вычленению структуры объекта могут быть правильно осмыслены лишь в том случае, если в качестве познающего существа мы рассматриваем не отдельного изолированного субъекта, а общество как гносеологический субъект. Закрыв для себя этот единственно возможный путь объяснения специфических особенностей логико-математических структур, Пиаже был вынужден заявить, что эти структуры не вычленяются из взаимодействия субъекта с объектом. Отсюда и тезис Пиаже о том, что хотя логико-математическое знание соответствует реальности, получается оно посредством "внутренней" деятельности субъекта с самим собой. Положение о взаимодействии субъекта и объекта оказывается в данной части рассуждений Пиаже практически неиспользуемым и тем самым повисает в воздухе. Поэтому Пиаже нередко подменяет вопрос о взаимодействии субъекта и объекта другим, производным от первого вопросом - о взаимоотношении субъективного и объективного знания, отождествляя субъективное с субъектом, а объективное с объектом.

* * *

Психологическая и общая теоретико-познавательная концепция Жана Пиаже используется заслуженным признанием современного психологического мира. Огромный эмпирический материал, полученный и опубликованный Пиаже и его сотрудниками, долгое время еще будет источником, способным обогатить психологические исследования. К сожалению, эта сфера деятельности Пиаже пока почти совершенно выпала из поля зрения критического анализа. Большее внимание привлекли теоретические принципы, лежащие в основе операциональной концепции интеллекта и "генетической эпистемологии"335. Имея в виду именно эту сторону деятельности Пиаже, мы можем - на основе проведенного рассмотрения - сделать некоторые выводы.


335 Обсуждение исходных принципов  генетической эпистемологии  и дальнейшая ее разработка - основные задали  Международного центра по генетической эпистемологии  ( Centre international d'Epistemologie genetique  1, созданного Ж. Пиаже в 1955 г В работе центра принимает участие большая группа европейских и американских психологов, логиков, специалистов по математической лингвистике, кибернетике и т д. Начиная с 1957 г, центр выпускает серию сборников  Исследования по генетической эпистемологии  ( Etudes d'epistemologie genetique , Pans; к 1965 г. вышло 18 книг) Анализ содержания этих работ, безусловно, представляющих большой интерес, выходит за рамки данной главы.


1. Вклад Ж. Пиаже в психологию мышления прежде всего следует рассматривать с точки зрения дальнейших путей развития психологии. Начав под сильным влиянием идей французского социологизма с широкой социологической постановки проблем психологии мышления, Пиаже в дальнейшем - в ходе модификации исходного предмета исследования - перешел в русло индивидуально-психологических проблем. В этой области лежат его важнейшие достижения. Индивидуальная психология в его лице получила, пожалуй, самое совершенное на сегодняшний день воплощение.

Как это ни парадоксально, но именно развитие индивидуально-психологической проблематики заставило Пиаже поднять важные вопросы общественно-исторического понимания психики, человеческой деятельности Ходом своих исследований и их результатами Пиаже объективно показал неизбежную ограниченность индивидуально-психологической точки зрения.

Исследуемые в операциональной концепции интеллекта психические структуры, управляющие ими законы - все это вводится Пиаже как явления индивидуальной психики. Известное теоретическое обоснование этому дается в предлагаемой им трактовке проблемы субъекта - объекта, в частности в отождествлении субъекта и субъективности. Вместе с тем в используемом Пиаже аппарате логико-психологического анализа и в постоянно подчеркиваемом обобщенном характере законов психики, социальной и предметной сфер деятельности отчетливо выступает иная тенденция, истоки которой лежат в общественно-историческом понимании психических функций.

Отчетливо эта тенденция выступает в предлагаемом Ж. Пиаже истолковании логических структур. Логика, согласно Пиаже, призвана дать не только описание идеальных форм мышления, соответствующих определенным конечным состояниям индивидуального развития интеллекта. Логические структуры в равной степени описывают и явления интеллекта, и перцептивную сферу, и строение нервных сетей336. В логическом изоморфизме законов этих различных областей выражается сверхиндивидуальная природа логики и открываются большие возможности социальной трактовки интеллекта.


336 См J. Рlaget. L'utilite de la logistique en psychologie. -  L'annee psychologique , 1951, p 34.


2. В исследованиях Ж. Пиаже психология мышления делает еще один, чрезвычайно важный шаг в решении своих кардинальных проблем и в процессе развертывания операциональной концепции интеллекта и "генетической эпистемологии" подготавливает почву для существенно иных подходов к обсуждаемому в их рамках предмету. Важнейшие итоги этого развития сводятся: 1) к четкому осознанию необходимости в исходном пункте психологического исследования встать на позицию общественно-исторического понимания психической деятельности; 2) к признанию недостаточности псевдогенетического анализа интеллекта и остальных психических функций и необходимости нахождения исходных структур и механизма реального генезиса; 3) к констатации факта ограниченности существующего формально-логического аппарата для анализа внутренних механизмов психической деятельности с точки зрения ее содержательного строения. Все эти проблемы, вытекающие не только из исследований Ж. Пиаже, но отражающие по сути дела современное состояние наук о мышлении, дают возможность уже сегодня подойти к оценке деятельности Ж. Пиаже исторически.

3. Наконец, теорию Пиаже следует рассматривать в русле идей системного анализа, все более широко входящего в современную науку. Системное исследование как особая познавательная задача требует нахождения путей представления исследуемого предмета как множества взаимосвязанных элементов, выступающих как единое целое. Работы Ж. Пиаже, с этой точки зрения, во-первых, построены на основе нахождения путей синтеза различных (логических, психологических и т. д.) представлений объекта, и, во-вторых, четко ориентированы на понимание интеллекта как системы операций. Оба эти аспекта - в том виде, в каком они нашли разработку у Ж. Пиаже, - представляют собой буквально первые шаги в системном анализе психической жизни. Но психология мышления и логика должны были пройти эту стадию своего развития для того, чтобы стал возможен их дальнейший прогресс.