Глава VI. Мышление и навык в бихевиоризме и необихевиоризме.


. . .

Механизм антиципации.

В теории промежуточных переменных как связи двигательных реакций со стимулами нет места принципу сигнальности - важнейшему принципу условнорефлекторной деятельности. Эта теория не учитывает тот факт, что, реагируя в ответ на наличный раздражитель, живое существо предвосхищает своей реакцией действие другого объекта, сигнализируемого первым, и подготавливает свое поведение к будущим событиям.

Как доказал своими опытами Толмен, животные, приобретая индивидуальный опыт, получают знания о том, что одни из стимулов являются сигналами или знаками приближения других.

Подвергнувшись критике со стороны необихевиористской школы E. Толмена, Халл, Спенс и другие защитники теории промежуточных переменных как связи двигательных реакций со стимулами попытались дать свое объяснение фактам антиципации. Отвергая интерпретацию Толмена, который предложил считать основой промежуточных переменных связь "стимул-стимул", а не "стимул - реакция", они выдвинули теорию "знаний" и "идей".

В качестве основы знаний, образующихся у живых существ, принимается стимуляция деятельности организма его же собственными реакциями. Предположим, пишет Халл, в окружающем мире существует последовательность стимулов. Каждый стимул вызывает в организме ответную реакцию. Эта ответная реакция в свою очередь стимулирует организм. Стимул от каждой реакции, совпадая с действием внешнего стимула, приобретает способность вызывать реакцию еще до того, как начнет действовать тот или иной элемент цепи. В результате в организме формируется цепь реакций, "субъективная параллель событий физического мира", по выражению Халла. Организм приобретает возможность реагировать на явления, которые еще не наступили. Такое предвосхищение - необходимый элемент всякого знания. "Последовательность явлений, - заключает Халл, - вызывает параллельную последовательность реакций в организме. Организм, таким образом, приобрел такую внутреннюю функциональную копию последовательности, развертывающейся во внешнем мире, которая представляет собой некоторый род знания"202.


202 С.L. Hull. Knowledge and purpose as habit mechanisms. -  Psychological Review , 1930; v. 37. N 6, p. 523.


Тем самым бихевиоризм снова снимает проблему образного отражения мира, проблему познания различных свойств и качеств вещей. Живое существо может знать лишь собственные реакции, а не внешний мир. Практика и деятельность из необходимого средства познания мира становятся непреодолимой стеной между организмом и объективной действительностью. В этом проявляется инструментализм Дьюи: идеи как инструменты приспособления к окружающей среде якобы представляют собой не что иное, как предвосхищающие приспособительные сокращенные реакции.

С точки зрения бихевиоризма, такие "знания" являются промежуточными переменными, регулирующими совместно с внешними воздействиями поведение живого существа. Халл пытается также раскрыть механизм намерений, направляющих идей, вводя с этой целью в свою теорию понятия "чисто стимульных актов" и "частичных антиципирующих реакций". Содержание первого понятия можно пояснить на следующем примере. В лесу животное слышит грозный рев приближающегося хищника. Животное останавливается, оглядывается в поисках убежища и, не найдя, мчится прочь. В этом случае все реакции, за исключением так называемых эмоциональных, имеют инструментальную функцию: они являются способами избежать опасности. Эмоциональные реакции не имеют такого инструментального значения, однако поступающие от них стимулы начинают служить регуляторами двигательных реакций, они становятся носителями знаний о грозящей опасности. Халл их и называет - "чисто стимульными актами".

Формирование таких актов Халл разъясняет на примере поведения животного в лабиринте, ведущем к корму. Пищевая реакция связывается по механизму условного рефлекса сначала с кормушкой, а затем и с общим помещением лабиринта. В результате уже при входе в лабиринт у животного возникает слабая секреторная условная реакция, выполняющая функцию "знания" животным количества и качества корма, который находится в конце лабиринта. Халл ее и называет частичной антиципирующей реакцией. "Чисто стимульным актом" она делается благодаря тому, что поступающие от нее в центральную нервную систему стимулы, сочетаясь с внешними раздражителями, становятся условными агентами локомоторных реакций животных. Халл отмечает, что частичная антиципирующая реакция является "актом, единственной биологической функцией которого является функция порождения стимула для контроля другого действия, обладающего более непосредственной адаптивной значимостью"203. Введение подобного понятия позволяет, по мысли Халла, отбросить попытки интроспективной психологии объяснить действие идей как особых психических сущностей на деятельность организма. Ведь частичные антиципирующие реакции - что то, что обычно называлось "направляющими идеями"204. Являясь физическими, "они в то же время занимают самую цитадель умственного"205. Обозначая частичную антиципирующую реакцию символом Rg, а порождаемую ею стимуляцию знаком Sg, Халл пишет: "Механизм Rg - Sg ведет строго логическим Образом к тому, что раньше рассматривалось как самая суть психики: интерес, планирование, предвидение, знание заранее, ожидание, намерение и т. п."206. По мысли Халла, введение частичных антиципирующих реакций позволяет преодолеть уотсоновское представление о живом организме как пассивном реагенте на внешние стимулы. Индивид, пишет Халл, становится относительно свободным от наличной ситуации, реагируя на "не-здесь" и "не-теперь". Он обретает внутреннюю динамику и выходит за пределы навыка в его обычном понимании207.


203 С.L. Нull. Conditioning: outline of a systematic theory of learning. - In:  41st Yearbook of National Society for the Study of Education , 1942, Part II, p. 90.


204 С.L. Hull. Goal attraction and directing ideas conceived as habit phenomena. -  Psychological Review , 1931, v. 38, N 6, p. 487.


205 Там же, р. 502.


206 С.L. Hull. A behavior system; New Haven, Iale, .University Press, 1952, p. 350.


207 См. С. L. Hull. Knowledge and purpose as habit mechanisms. -  Psychological Review , 1930, v. 37, N 6, p. 517.


Постулированием частичных антиципирующих реакций Халл пытается как-то учесть принцип сигнальности, предвосхищения, характеризующий даже простейший условный рефлекс. Однако развиваемое современными бихевиористами представление об антиципирующем механизме страдает характерным для этого направления пороком: этот механизм не в состоянии объяснить, каким образом организм может антиципировать наличие какого-либо объекта, не вызывавшего у него ранее ни секреторных ни инструментальных реакций. Эксперименты же показывают, что такая антиципация наблюдается у животных208. В этих опытах большую группу крыс пускали в лабиринт, в конце которого находилась пустая кормушка, резко отличавшаяся по своему внешнему виду от коридоров лабиринта. После этого одну группу животных сажали в кормушку лабиринта и там кормили. Другой группе давали корм в другом месте. В результате оказалось, что крысы первой группы, очутившись в начале лабиринта, энергично устремлялись к кормушке, а крысы второй группы двигались вяло и медленно. Эти факты убедительно показывают, что у всех животных, попавших в лабиринт, существует какой-то элементарный образ кормушки. Именно этот антиципируемый образ и регулировал поведение животных. Теория Халла, однако, не в состоянии объяснить возникновение у животных антиципации внешних качеств предметов.


208 J.P. Seward, R. В. Jones and S. Summers. A further test of  reasoning  in rats, -  American Journal of Psychology , 1960, v. 73, N 2, p.290.


Понятие частичных антиципирующих реакций становится в настоящее время все более популярным среди представителей теории поведения. Некоторые из них, например Ч. Осгуд, пытаются это понятие положить в основу общей бихевиористической теории познания. По мнению Осгуда, в основе всякого познавательного процесса лежит механизм антиципирующих реакций. Стимулы, поступающие от этих реакций, выполняют, по словам Осгуда, функцию символизации и репрезентации развернутого поведения. Например, в случае условного пищевого рефлекса условный раздражитель вызывает некоторую часть того поведения, которое обычно вызывается пищей. Эту условную реакцию Осгуд называет "опосредствующим репрезентационным процессом". Термин "репрезентационный" означает, что реакция для самого организма служит знаком целостного видимого поведения. Осгуд пишет, что именно репрезентационный характер опосредствующего процесса дает основу для процесса познания, который развертывается в коре больших полушарий, хотя "он и включает, по крайней мере при своем формировании, периферические явления"209. Построения Осгуда убедительно показывают, к чему ведет в более широком плане бихевиористическая теория знаний как навыков. Все познание оказывается сведенным к самостимуляции организма его собственными действиями. Знания вовсе не "представляют" в той или иной форме окружающий мир. Они "репрезентируют" собственное поведение живого существа. Этот солипсизм вовсе не вытекает из анализируемых бихевиористами экспериментальных фактов; он порожден теми прагматическими позициями, на которых продолжает развиваться психология поведения.


209 Ch.E. Osgood. A behavioristic analysis of perception and language as cognitive phenomena. - In:  Contemporary approaches to cognition . Cambridge, Harvard University Press, 1957, p. 99.