Глава VI. Мышление и навык в бихевиоризме и необихевиоризме.


. . .

Проблема мышления в раннем бихевиоризме.

В уотсоновской теории мышления гипертрофия поведения достигла своего максимума. Уотсон лишил мышление познавательного значения и по существу отождествил его с поведением.

Разделяя поведение на внешнее (непосредственно наблюдаемое извне) и внутреннее, Уотсон последнее и называл мышлением в широком смысле слова, или умственной деятельностью. Умственная деятельность, вызываясь внешними стимулами, может отсрочивать и опосредствовать видимое поведение. "Там, где эксплицитное поведение отсрочивается (т. е. где происходит обдумывание), время, протекающее между стимулом и ответом, отводится имплицитному поведению ("мыслительным процессам"186). Умственная деятельность оказывается оторванной от мозга, от работы коры больших полушарий. По сравнению с непосредственно наблюдаемым поведением мыслительная деятельность, по мнению Уотсона, отличается лишь очень большой свернутостью, сокращенностью. Мышление, пишет он, "по существу не отличается от игры в теннис, плавания и любой иной, непосредственно наблюдаемой деятельности, за исключением того, что оно скрыто от обычного наблюдения и в отношении своих компонентов является в одно и то же время и более сложным, и более сокращенным, чем это мог бы подумать даже самый смелый из нас"187.


186 J.B. Watson. Behavior: An introduction to comparative osychology. New York, 1914, p 9.


187 J.B. Watson. Psychology from the standpoint of a behaviorist 2 edt. Philadelphia and London, 1924, p. 346.


Уотсон подчеркивает сходство мышления и поведения как по функциям, так и по закономерностям протекания. Полностью игнорируя социальную обусловленность мышления, он считает, что основная его функция - обеспечить приспособление организма к окружающей среде. В этой функции растворяется познавательное значение мышления. Из формы отражения окружающей среды мышление превращается в совокупность реакций, вызываемых окружающей средой.

Закономерности мышления Уотсон сводит к закономерности образования навыков.

Согласно Уотсону, организм приобретает навык путем проб и ошибок. Такую характеристику приобретения индивидуального опыта Уотсон заимствовал из сравнительной психологии Выражение "пробы и ошибки" впервые употребил А. Бэн при описании "конструктивного интеллекта". Это выражение подхватил Л. Морган, применив его для описания поведения животных, приспосабливающихся к новым условиям. Однако у Моргана это понятие, так же как понятие ассоциации, не было свободно от антропоморфизма.

Э. Торндайк также определил приспособительное поведение животных как состоящее из "проб и ошибок", ведущих к закреплению адаптивных реакций. Все действия путем проб и ошибок он свел к отбору двигательных реакций из инстинктивного репертуара животных.

Выводы Торндайка и послужили основой бихевиористического представления о том, что интеллектуальное поведение заключается в разнообразных моторных реакциях на целостную ситуацию, причем движения, ведущие к успеху, получают преимущество перед остальными. Действия путем проб и ошибок Торндайк считал характерной чертой приспособительного поведения животных лишь до приматов. Уотсон распространил принцип проб и ошибок на мышление человека. "Мышление, - пишет он, - в узком значении этого слова, если включить в него обучение, есть процесс, протекающий по методу проб и ошибок, - вполне аналогично ручной деятельности"188. Этим Уотсон, а вслед за ним и современные бихевиористы, ограничивает характеристику мышления.


188 Д.Б. Уотсон. Психология как наука о поведении. М. - Л., 1926, стр. 303.