ЛЕКЦИЯ № 3. Развитие естествознания

1. Расцвет естествознания на Арабском востоке

Переориентация философского мышления в направлении сближения с эмпирией, с позитивным знанием о природе совершалась в этот период в недрах арабоязычной культуры, расцветшей на Востоке в VIII–XII вв.

После объединения в VII в. арабских племен возникло государство, имевшее своим идеологическим оплотом новую религию – ислам. Под эгидой этой религии началось завоевательное движение арабов, приведшее к образованию халифата, на территориях которого жили народы, обладавшие древней культурой. Государственным языком халифата стал арабский, но культура, которая сложилась в огромном государстве, включала достижения многих населявших его народов, а также эллинов, народов Индии. В культурные центры халифата прибывали караваны верблюдов, навьюченных книгами чуть ли не на всех известных тогда языках. На Арабском востоке закипела интеллектуальная жизнь. На Западе пропали сочинения Платона и Аристотеля. На Востоке их труды переводятся на арабский язык, переписываются и распространяются по всей огромной арабской державе. Это стимулировало развитие науки, прежде всего физико-математической и медицинской. Появляется множество астрономов, математиков, химиков, географов, ботаников, врачей. Они создали мощный культурно-научный слой, в котором зародились крупнейшие умы. Они обогатили достижения своих древних предшественников и создали предпосылки для последующего подъема философской и научной мысли на Западе, в том числе и психологической мысли. Среди них следует выделить среднеазиатского ученого XI в. Абу Али ибн Сину (в латинской транскрипции – Авиценну). Созданный им «Канон медицинской науки» обеспечил «самодержавную власть во всех медицинских школах Средних веков».

С точки зрения развития естественнонаучных знаний о душе, особый интерес представляет медицинская психология В ней важное место отводилось учению о роли аффектов в регуляции поведения организма и даже развитии этого поведения. Авиценна был одним из первых исследователей в области возрастной психологии. Он изучал связь между физическим развитием организма и его психологическими особенностями в различные возрастные периоды. Важное значение придавалось воспитанию.

Именно посредством воспитания осуществляется воздействие психического на устойчивую структуру организма. Вызывая у ребенка те или другие аффекты, взрослые формируют его натуру.

Физиологическая психология Авиценны включала предположения о возможности управлять процессами в организме и далее придавать организму определенный устойчивый склад путем воздействия на его чувственную, аффективную жизнь, зависящую от поведения других людей. Идея взаимосвязи психического и физиологического – не только зависимость психики от телесных состояний, но и ее способность (при аффектах, психических травмах, деятельности воображения) глубоко влиять на них – разрабатывалась Авиценной исходя из его обширного медицинского опыта. Он предпринял попытку изучить этот вопрос экспериментально. Это дает основание видеть в учении Авиценны зачатки экспериментальной психофизиологии эмоциональных состояний.

Авиценна, подобно Галену, относил растительные способности к печени, связывая их с движением венозной крови. Эмоциональные состояния, оживляющие деятельность души, локализовались в области сердца, и связывались они с движением более чистой артериальной крови. Психические процессы: ощущения, восприятия, память, воображение и рассудок, локализуются в головном мозге. Их материальным носителем являются парообразные элементы, образующиеся из артериальной крови в результате ее очищения и испарения. Анатомо-физиологическую основу и телесную зависимость имеют почти все функции души, включая разум чувственного уровня, или образное мышление. Но помимо образного мышления, человеку свойственны чистые разумные акты, обладающие самостоятельностью и независимостью от тела. Поводом для выделения надиндивидуального разума послужили следующие обратившие внимание Авиценны факты.

Первый из них связан с наличием некоторой несовместимости чувственных и разумных проявлений души. Вторым аргументом в пользу независимости мышления от тела служило положение о том, что тело после длительной работы и органы чувств после продолжительного восприятия устают и утомляются, а при мышлении мы такой усталости и утомления не замечаем.

Третье положение состоит в том, что те психические функции, которые тесно связаны с телом, по мере старения организма постепенно разрушаются и к 40 годам заметно снижаются и слабеют.

Разум же в этом возрасте не только сохраняется, но больше того – он развертывается во всем объеме и находится в расцвете сил. Опираясь на приведенные факты, Авиценна пришел к идеалистической трактовке понятийного мышления.

Чистый, или родовой, разум имеет дело с универсалиями, т. е. с наиболее общими понятиями, которые могут быть раскрыты при условии, если будет постигнута их тройственная природа. Чистый разум не имеет телесной примеси. Он нигде не локализован и существует до человека в Боге.

Универсалии – это не только разум Бога, но они есть подлинная глубокая первооснова и сущность всех видимых вещей и явлений природы. Универсалии могут стать идеями индивидуального разума. Освещая индивидуальный рассудок своей божественной частью, чистый разум, или универсалии, позволяют человеку видеть мир в целом, понять его первооснову.

Сердцевину учения Авиценны составляет его психофизиология В ней две особенности.

Первая состоит в том, что почти все жизненные акты, от растительных до образного мышления, ставятся в зависимость от телесных изменений, происходящих в различных системах организма.

Своеобразие другой важной особенности, вытекающей из первой, заключается в том, что Авиценна пытался рассматривать в качестве свойственных самому телу не только растительные отправления организма, но и животнообразные, к числу которых относились ощущения, восприятия, аффекты, побуждения и движения. Это значит, что область чувственности выходила из-под зависимости особого духовного начала или формы и на эти психические феномены распространялись общие законы природы. Поскольку названные психические явления выступали как частные модификации природных сил, то, подобно другим явлениям природы, они могут изучаться объективными приемами, сходными с теми, которые применяются в естественных науках, т. е. опытным путем. Именно у Авиценны мы впервые встречаемся с началом опытного, экспериментального проникновения в мир психических явлений.

В наиболее развитом виде у Авиценны представлена психофизиология чувствительности и эмоций. Выделялось пять основных видов ощущений: зрение, слух, обоняние, вкус и осязание.

Все ощущения характеризуются тремя основными признаками: чувственным тоном, интенсивностью и длительностью.

Длительность психических актов впервые была определена экспериментально. Опыты Авиценны были связаны с изучением эффекта смешения цветов, для чего им был специально создан раскрашенный в разные цвета диск.

От ощущений как «сил, постигающих вовне», Авиценна переходит к анализу сил, «постигающих внутри», названных им внутренним чувством. К этим внутренним силам относились обобщенные чувства, или представления, и воображение, память как сохраняющая и воспроизводящая сила и чувственный рассудок, или образное мышление. Память, воображение, представления и чувственный рассудок – все они являются психическими актами животного уровня. К этому же уровню относятся побудительные и аффективные состояния, находящиеся в тесной связи с чувственными образами.

Аффектам Авиценна придавал особое значение, рассматривая их как силы, оживляющие душевную жизнь человека и определяющие его реальные действия и поступки. Авиценна считал возможным через воздействие на аффективную сферу управлять поступками и деятельностью человека в целом, формировать его «натуру».

Особая роль в развитии «натуры» человека принадлежит социальному окружению, поскольку характер взаимоотношений человека с другими людьми накладывает отпечаток на содержание и общий строй его чувств. А набор чувств и их соотношение обусловливают в итоге поведение человека, его общее душевное и физическое состояние.

Значение психофизиологического учения Авиценны представляло собой самое значительное после Галена учение, которое, с одной стороны, отразило успехи развития естествознания того периода, с другой – определяющее влияние на развитие психологической и естественнонаучной мысли в Европе Нового времени.

Характеристика арабской средневековой психологии оказалась бы далеко не полной без упоминания двух других видных арабских ученых Средневековья – Ибн аль-Хайсама, или Альгазена (965—1038), и Ибн Рушда, известного под именем Аверроэса (1126–1198). Альгазену принадлежит заслуга в выдвижении новой точки зрения на механизм ощущений и восприятий, механизм построения зрительного образа. Альгазен впервые, опираясь на эксперимент, показал, что глаз представляет собой точнейший оптический прибор и что причиной возникновения чувственного образа являются законы отражения и преломления света. Альгазеном были изучены такие важные феномены, как бинокулярное зрение, смешение цветов, контраст и т. д.

Схема Альгазена разрушала прежние несовершенные теории зрения и вводила новое объяснительное начало. Исходная сенсорная структура зрительного восприятия рассматривалась как производное от имеющих опытное и математическое основание законов оптики и от свойств нервной системы.

Изучением функций глаза занимался и другой ученый той эпохи – Аверроэс. Он установил, что чувствующей частью органа зрения является не хрусталик, а сетчатая оболочка.

За работой по изучению оптических функций глаза стояли решающие сдвиги теоретико-методологического характера. Рассмотрение глаза как оптического прибора несло с собой новое понимание природы психических процессов вообще. Объяснение процесса построения психического изображения в терминах оптики означало распространение физических законов на психические явления, что способствовало преодолению телеологической интерпретации психики.

Опыты, проведенные арабскими учеными, показали, что нет необходимости объяснять работу глаза участием души как управляющей по отношению к нему силы или способности. Зрение есть естественный процесс преломления света в физической среде. Это был первый поворотный шаг к тому, чтобы подчинить физическим законам природы и другие психические явления.