ГЛАВА 1

Понятие общения


...

Общение и деятельность. Общение как деятельность

Предложить определение общения – важное дело, но им нельзя ограничиться; дальше требуется дать его понимание. Скажем сразу же, что, рассматривая общение как психологическую категорию, мы интерпретируем его как деятельность, и потому синонимом общения является для нас термин коммуникативная деятельность.

Прежде чем раскрыть этот тезис, скажем, что советские психологи, при всем различии их подходов к истолкованию феноменов общения, единодушно подчеркивают неразрывную связь общения и деятельности.

Категория деятельности вообще занимает в системе понятий советской психологии важнейшее место. В поисках лаконичного указания на главное отличие человека от других существ М. С. Каган даже предлагает называть его «Homo Agens», то есть «человек действующий» (1974. С. 5). Разработано несколько неодинаковых теорий деятельности. Наибольшее признание из них получили концепции С. Л. Рубинштейна (1946, 1973), Б. Г. Ананьева (1980а), Л. С. Выготского (1982, 1983), А. Н. Леонтьева (1983). В основу своего понимания общения мы положили концепцию деятельности, разработанную А. Н. Леонтьевым и развитую А. В. Запорожцем (1960а, б, 1979), Д. Б. Элькониным (1960, 1978а), В. В. Давыдовым (1977), П. Я. Гальпериным (1978). С точки зрения указанной концепции деятельность есть реальный процесс, складывающийся из совокупности действий и операций, а основное отличие одной деятельности от другой состоит в специфике их предметов. Проанализировать любую деятельность – значит, указать, в чем состоит ее предмет, выяснить побуждающие ее потребности и мотивы, описать специфику составляющих ее действий и операций.

Связь общения и деятельности можно понимать по–разному. Так, по мнению Г. М. Андреевой (1980а), они могут рассматриваться как две примерно равнозначные категории, отражающие две стороны социального бытия человека (Б. Ф. Ломов, 1975); общение может выступать как сторона деятельности, а последняя – как условие общения; наконец, общение интерпретируется как особый вид деятельности. Сама Г. М. Андреева ратует за наиболее широкое понимание связи деятельности и общения, при котором «общение рассматривается и как сторона совместной деятельности (поскольку сама деятельность не только труд, но и общение в процессе труда), и как ее своеобразный дериват» (1980а. С. 95).

Применяя концепцию А. Н. Леонтьева к анализу общения как к особому виду деятельности, мы обозначили ее термином «коммуникативная деятельность». Повторим, что «общение» и «коммуникативная деятельность» для нас – синонимы. Но здесь необходимо подчеркнуть отличие нашего подхода к общению от типичных для западной социальной психологии подходов к коммуникативному процессу как к внешнему поведению, характеризуемому с формально–количественной точки зрения. Толкование общения как деятельности выдвигает для исследователя на передний план содержательную сторону и ставит в центр внимания анализ его потребностно–мотивационных аспектов. Поэтому избранный нами подход к изучению общения в известном смысле противоположен подходу к нему как к поведению, хотя в обоих случаях исследование идет от регистрации внешне наблюдаемых коммуникативных операций. Но при анализе деятельности психолог движется от операций вглубь явлений, а при анализе поведения остается на поверхности фактов.

Итак, что значит понимать общение как особый вид деятельности? Мы согласны с В. В. Давыдовым (1977), что для этого необходимо выделить в общении основные структурные компоненты. Другими словами, требуется наложить на коммуникативную деятельность общую сетку, решетку, применимую для изучения любых видов деятельности, и наполнить ее ячейки конкретным содержанием. Вот что у нас получилось в результате подобного наложения. Структурные компоненты коммуникативной деятельности выглядят следующим образом.

Предмет общения – это другой человек, партнер по общению как субъект. Сходное определение предмета общения дает Т. В. Драгунова (Возрастные и индивидуальные особенности…, 1967).

Потребность в общении состоит в стремлении человека к познанию и оценке других людей, а через них и с их помощью – к самопознанию и самооценке. Люди узнают о себе и об окружающих благодаря разнообразным видам деятельности, так как человек проявляется в каждой из них. Но общение играет в этом отношении особую роль, потому что направлено на другого человека как на свой предмет и, будучи двусторонним процессом (взаимодействием), приводит к тому, что познающий и сам становится объектом познания и отношения другого или других участников общения. Указанная точка зрения нашла широкое отражение в трудах конференций по социогенным потребностям (Проблемы формирования социогенных потребностей, 1974) и по проблемам познания людьми друг друга (Теоретические и прикладные проблемы., 1975).

Коммуникативные мотивы – это то, ради чего предпринимается общение. Предложенное выше понимание предмета деятельности общения, естественно, приводит к выводу о том, что мотивы общения должны воплощаться, или, по терминологии А. Н. Леонтьева (1983), «опредмечиваться», в тех качествах самого человека и других людей, ради познания и оценки которых данный индивид вступает во взаимодействие с кем–то из окружающих.

Действие общения – это единица коммуникативной деятельности, целостный акт, адресованный другому человеку и направленный на него как на свой объект. Две основные категории действий общения – инициативные акты и ответные действия.

Задачи общения – это та цель, на достижение которой в данных конкретных условиях направлены разнообразные действия, совершаемые в процессе общения. Цели (мотивы) и задачи общения могут не совпадать между собой.

Средства общения – это те операции, с помощью которых осуществляются действия общения.

Продукты общения – образования материального и духовного характера, создающиеся в итоге общения. К ним относится прежде всего тот «общий результат», о котором мы упоминали в определении общения, но также и взаимоотношения (Я. Л. Коломинский, 1976; Отношения между сверстниками…, 1978), избирательные привязанности (С. В. Корницкая, 1975; Р. А. Смирнова, 1981) и, главное, образ самого себя и других людей – участников общения (А. А. Бодалев и др., 1970; Н. Н. Авдеева – в кн.: Проблемы периодизации…, 1976; Экспериментальные исследования…, 1979; И. Т. Димитров; М. И. Лисина, Н. Н. Авдеева; А. И. Силвестру – в кн.: М. И. Лисина. Исследование по проблемам., 1980).

Более подробный анализ структуры коммуникативной деятельности можно найти в наших работах (Развитие общения., 1974, 1974а, 1978; Исследование по проблемам., 1980).

Повторим, что подход к общению как к деятельности имеет, на наш взгляд, ряд преимуществ по сравнению с рассмотрением его как особого рода поведения, или взаимодействия, или совокупности условных реакций человека на сигналы, поступающие от другого лица. Анализ общения как деятельности позволяет при рассмотрении перехода от взаимодействия животных к общению у человека четко определить происходящие здесь качественные преобразования. То же касается и хода онтогенетического развития. В рамках предлагаемого подхода и филогенетическое, и онтогенетическое развитие перестает сводиться к умножению коммуникативных операций или к появлению новых средств обмена информацией и осуществления контактов. Напротив, сами перемены этого рода получают свое адекватное объяснение через преобразование потребностей и мотивов общения. Важное преимущество подхода к общению как к коммуникативной деятельности мы видим также в том, что он позволяет соотнести общение с другими видами деятельности человека, понять место общения в их системе и в конечном счете определить связь общения с общей жизнедеятельностью индивида.