Глава 12. РЕЧЬ И МЫШЛЕНИЕ


...

§ 12.4. ДОПОНЯТИЙНЫЙ И ПОНЯТИЙНЫЙ ВИДЫ МЫШЛЕНИЯ

Мышление относится к одному из самых сложных психических процессов, являющихся предметом исследования ряда наук – от философии и логики до психологии и медицины. Сложность усугубляется и тем, что предметом исследования могут быть не только сами психические процессы, и не столько они, а также конечные результаты, продукты мышления, представленные в виде некоторых генеральных совокупностей на уровне как отдельного человека, так и групп и сообществ в целом.

Мышление является столь важным психическим процессом, что это дало повод одному из крупнейших философов XVIII в. Р. Декарту заявить: «Мыслю, следовательно, существую». В настоящее время прекращение деятельности мозга считается объективным показателем клинической смерти.

Мышление – это высший психический процесс обобщенного и опосредованного отражения действительности в ходе ее анализа и синтеза при обязательном участии языка (речи). Мышление теснейшим образом связано с другими психическими процессами – восприятием, представлением, воображением, памятью, вниманием, но оно распространяется дальше в силу своего обобщенного характера отражения действительности. Именно этот показатель – снижение и искажение процесса обобщения – является одним из основных направлений при определении патологий мышления. В онтогенезе мышление развивается по пути все большей генерализации признаков и объединения их в более крупные классы. Еще одним из важных признаков мыслительного процесса является использование в качестве опосредований разнообразных средств, среди которых ведущая роль принадлежит языковым. Может быть, со временем научные исследования (именно научные, а не псевдонаучные) и докажут возможность существования чистых мыслей, проявляющих себя в виде телекинеза (мысленное передвижение предметов на расстоянии) или телепатии (мысленное внушение и передача мыслей), но пока эти вопросы достаточно спорны и не могут служить аргументами. Современная экспериментальная психология основывается на поиске и анализе тех средств, с помощью которых мышление проявляет себя как реальный процесс.

Прежде всего к опосредованиям относятся действия, прямо связанные с определенными практическими манипуляциями, вплетенные в них в виде наиболее подходящих для достижения цели рациональных форм. Об этом говорил еще Ф. Энгельс в «Диалектике природы», указывая, что первая мысль человека – это действие, и наш далекий предок исходил не одну тысячу шагов, измеряя площади посевов, пока не создал столь абстрактную науку, как геометрию. О том, что именно действия являются первыми видами мышления, говорит и практика изучения формирования мышления в онтогенезе у детей. Дети с задержками моторного развития или со слабой социальной стимуляцией (например, в домах ребенка, где дети не получают больших индивидуальных возможностей) обычно показывают пониженные результаты и по другим видам мышления.

Наглядно-действенное мышление обладает всеми признаками мышления. Оно целенаправленно, планируемо, подкреплено различного рода мотивами, обладает собственной структурой. В онтогенезе этот вид мышления преобладает у ребенка до 2-3-летнего возраста.

Однако наглядно-действенное мышление у ребенка, а нередко и у взрослого человека, характеризуется очень высокой степенью эгоцентричности, т. е. невозможностью абстрагироваться от очень узкой и жесткой системы отношений между собой как носителем мысли и вещами и другими людьми. Субъективность мышления на этой стадии развития характеризуется также очень сильным синкретизмом, когда случайные поверхностные признаки объединяются в какой-то комплекс, явно не отражающий сущность предмета или явления. Л. С. Выготский говорил о синкретном мышлении ребенка как о мышлении – коллекции случайных признаков. Низкая критичность по отношению к своим действиям, трансдуктивный характер связей (связи между частными признаками), отсутствие иерархии признаков типа род – вид, частное – общее, противопоставление – эти показатели делают наглядно-действенное мышление далеко не всегда эффективным, и если оно не подкреплено словесным мышлением, то может остаться на очень низком уровне проб и ошибок. Ранние бихевиористы считали, что мышление человека сродни поведению крысы, впервые попавшей в лабиринт и пытающейся выбраться из него. Если это сравнение верно, то, скорее всего, на уровне наглядно-действенного мышления. Различные экспериментально-психологические методы исследования от классических (вроде наблюдения и самонаблюдения) до физического и математического моделирования показали, что в наглядно-действенном мышлении есть своя система критериев: эффективность выполнения задач, скорость их решения, количество использованных ходов по отношению к требуемым, субъективное оценивание ситуации, наличие выдвигаемых гипотез.

Вторым видом мышления, появляющимся у ребенка в 2–3 года и составляющим доминанту его поведения до 6–7 лет, является наглядно-образное мышление, где основной единицей является образ. Как и действие, образ у ребенка характеризуется синкретичностью, обилием частных связей, случайностью в выборе признаков, большой долей субъективизма с преобладанием эмоциональных компонентов. В тесте Выготского – Сахарова, когда ребенку предлагают коллекцию разнообразных по цвету, размеру и форме фигурок и просят разделить ее на несколько более однородных групп, ребенок идет на поводу у самых броских поверхностных признаков, например собирает фигурки одного цвета или одной формы, что является ошибкой классификации. Жан Пиаже, долгие годы занимавшийся детским мышлением, обнаружил у детей одну специфическую особенность, которую даже назвали позже эффектом Пиаже. Если ребенку показать шарик, слепленный из пластилина, затем на глазах у него превратить этот шарик в лепешку и спросить, где больше пластилина, то ребенок укажет на лепешку, так как она занимает большее пространство. Это как раз демонстрация того, что у ребенка еще отсутствует способность к абстрагированию от первичных признаков и переход к более высокому обобщению.

Наглядно-действенное и наглядно-образное виды мышления объединены в группу допонятийного мышления, так как оперирование понятиями здесь носит случайный неосознанный характер, и основу составляет непосредственное и конкретное отражение действительности. Это как бы мостик между перцептивными процессами и абстрактными мыслительными, опосредованными знаками и символами.

Наглядно-образное мышление доступно для психологического исследования по различным методам, где ведущую роль играют перцептивные элементы: цвет, форма, адекватность изображения какого-либо предмета или явления. Наиболее распространенные методы: использование кубиков Косса, прогрессивных матриц Равена, исключение лишнего на картинках, классификация картинок, пиктограмма. Критерии показателей наглядно-образного мышления могут быть различными – от правильности выполнения задания и скорости до степени оригинальности и абстрактности. У взрослых людей в общей структуре мышления компоненты наглядно-действенного и наглядно-образного мышления чаще всего уходят на второй план, а у некоторых вообще редуцируют. Это зависит от вида профессиональной деятельности, личностных и индивидуально-психологических особенностей. Еще И. П. Павлов говорил о двух типах людей – художниках и мыслителях, ориентируясь на характер асимметрии головного мозга и разные функции левого (аналитического) и правого (образного) полушарий головного мозга.

На более поздних этапах онтогенеза развивается ведущий для человека вид мышления – словесно-логическое (языковое, понятийное, абстрактно-логическое, речевое). У ребенка с 6–7 лет, т. е. с момента начала обучения в школе, в качестве основной единицы понятийного мышления выделяется понятие, в котором отражаются общие, наиболее существенные свойства, признаки предметов и явлений действительности. Понятие выражается в словесном знаке, а связь между понятиями – в разнообразных грамматических конструкциях с выделением в них субъекта действия, объекта действия, самого действия, различных признаков. Понятие, будучи набором существенных дифференциальных признаков, формируется у ребенка в процессе обучения, познания действительности через практику, опыт, в том числе социальный, накопленный предыдущими поколениями. Этот процесс длителен, не всегда адекватен, и очень часто происходят замены реальных понятий так называемыми псевдопонятиями, когда ребенок, а иногда и взрослый, использует признаки неполные, приблизительные, а иногда и вообще случайные, несущественные. Возникает как бы подмена истинного понятия его эрзацем, вдобавок ко всему искаженным. А. Р. Лурия рассматривал взаимодействие людей между собой при использовании псевдопонятий как взаимодействие через стекло, причем не очень прозрачное. Поскольку общающиеся могут обладать разными наборами признаков, свойственных тем или иным понятиям, например общение взрослого с ребенком, возникают различные нарушения понимания, приводящие иной раз и к полному непониманию. Пытаясь уменьшить зависимость от прошлого опыта, некоторые исследователи, в частности психологи, принадлежащие к Вюрцбургской школе (20–30 годы XX в.), предложили для чистоты эксперимента использовать искусственные понятия, ставящие всех испытуемых в равные условия (напомним, что вюрцбургские психологи считали мышление чистым идеальным процессом, уникальным и не связанным с другими психическими процессами). В уже упоминавшейся методике Выготского – Сахарова были использованы их идеи. От испытуемого требовалось сгруппировать фигурки не только по сенсорным показателям, но и по искусственным десемантизированным обозначениям, т. е. по искусственным понятиям: цев, лаг, биг, гур. Эта методика имеет в связи с этим название «Методика двойной стимуляции, или методика искусственных понятий».

Понятийное мышление – это всегда осознанное вербализованное мышление. Если для допонятийных видов характерными признаками являются эгоцентризм, обилие трансдуктивных связей, ситуативность, привязанность к личному опыту, синкретизм, то для понятийного мышления характерны децентризм, умение отстраненно взглянуть на проблему в более широкой и разнообразной системе координат, преимущественное использование индуктивных и дедуктивных способов анализа действительности (аргументированное получение умозаключений от частного к общему или от общего к частному), иерархическая соподчиненность признаков с выделением центральных, существенных и случайных, периферических, высокая критичность и полнота понимания, включая понимание скрытого смысла и подтекста.

Поскольку методы исследования понятийного мышления связаны с исследованием их вербальных форм, то наиболее распространены бланковые вербальные варианты. Например, в методике «Сравнение понятий» испытуемый должен указать общие, существенные признаки для двух пар понятий: молоко – вода, золото – серебро, самолет – танк и пр. Подсчитывается количество правильно указанных признаков в соответствии с групповой лингвистической нормой и переводится в сумму баллов. В методике «Исключение лишнего» испытуемый должен из пяти предложенных понятий оставить только четыре как наиболее общие между собой, например, в строке «красный, голубой, зеленый, блестящий, черный» испытуемый должен подчеркнуть как лишнее слово «блестящий». В методике «Аналогии» испытуемый должен продлить грамматическую связь и заполнить пропуск типа «Аллея – сад, улицы – …» или «Пароход – утонуть, самолет – …». Подсчитывается сумма правильных ответов в соответствии с групповой лингвистической нормой и переводится в баллы. В этих и аналогичных им методиках определяется умение испытуемых выделять существенные признаки, сравнивать их между собой, исключать неподходящие, обобщать и классифицировать. Как уже указывалось ранее, снижение и искажение уровня обобщений является одним из самых показательных признаков при диагностике мышления.

Понятийное мышление является ведущим для взрослого человека. Более того, оно пронизывает и подчиняет себе и допонятийные виды, которые теряют свой первоначальный вид и становятся смешанными с выделением наглядно-действенных или наглядно-образных признаков.

Мышление взрослого человека – это структура, включающая признаки всех трех видов.

Кроме выделения трех основных видов мышления, параллельно можно осуществить классификацию и по другим основаниям. Так, степень участия сознательного или подсознательного регулирования мыслительных процессов может быть отражена в противопоставлении логического мышления интуитивному. Если логическое мышление осуществляется на базе понятийных структур, то интуитивное оперирует образами с очень нечеткими формальными характеристиками. Продуктивное мышление – это мышление новаторское, обязательно включающее элементы нового. Репродуктивное мышление при всех высоких показателях скорости и количества является стандартным, шаблонным мышлением. Представители гештальтпсихологической школы (40-е годы XX в., Германия) считали истинным мышлением только продуктивное. Собственно творческое мышление является продуктивным интуитивным мышлением, поскольку оно преимущественно обращается к образам, нечетким множествам. Эвристическое мышление (от греч. heureka – нашел) является рационализаторским видом решения задач с помощью сокращенных правил и способов, являющихся наиболее подходящими в данной ситуации. Противоположностью эвристического мышления является алгоритмическое мышление, использующее одну строгую систему правил. В мышлении всегда проявляются индивидуально-психологические, личностные, социально-психологические и социальные свойства субъектов мыслительной деятельности. Поэтому мы вправе говорить об особенностях детского, взрослого и старческого мышления, мужского и женского, рефлексивного и импульсивного, ригидного и лабильного. Очень сильно сказывается на показателях мышления влияние окружающей среды. Поэтому говорят о мышлении тех или иных слоев общества, того или иного государства, политической партии, своего времени, эпохи. В этом плане можно сказать, что мышление – не только отражение и познание действительности, но и ее продукт, результат развития общества в целом, его уровень развития. Психология изучает процессуальные явления мышления, связанные с мотивами мышления, его целями, этапами, уровнями сознательности – подсознательности, видами, индивидуальными особенностями, личностными и социально-психологическими проявлениями. Конечно, в поле внимания психологов оказываются и конкретные результаты мыслительных процессов, но только в связи с процессами. Психологи изучают не только те виды и формы мышления, которые адекватно отражают действительность, но и искаженные в случаях различных заболеваний, ошибок восприятия и памяти, неправильной интерпретации. Это отличает психологию от других наук, изучающих мышление: логики, философии, культурологии, социологии, ориентированных на изучение конечных результатов, построение правильных формально-логических схем, анализ некоторых обобщенных родовых форм. Различны и методы изучения мышления.

Очень долго, до начала XX в., при исследовании мышления основным и единственным методом считалась интроспекция, т. е. самонаблюдение за результатами мыслительной деятельности. Этот метод приобретал разные формы. Например, вюрцбуржцы пытались мысленно, не опираясь на какие-либо средства, включая речевые, уяснить процесс возникновения отношений между условиями задачи. Гештальтпсихологи просили испытуемых подробно рассказывать обо всех своих способах анализа задачи (метод думания вслух). Бихевиористы вообще искали ответ только в речевых реакциях, заявляя даже, что мышление является скорее функцией гортани. Интроспекция и сейчас остается чрезвычайно ценным психологическим методом, но не единственным. Наряду с ним широко используется классический метод наблюдения за субъектом мыслительной деятельности: за его действиями, эмоциональным переживанием, закреплением умственных усилий в образах, предпочтительным использованием тех или иных образов, за его речевым поведением. Именно в процессе наблюдения можно оценить эффективность мышления того или иного субъекта по результатам, соотношению проб и ошибок, временным затратам, эмоциональной удовлетворенности. Наблюдение приобретает разную форму: включенное, систематическое, с техническим обеспечением – фото– и киносъемкой, целенаправленное, длительное и кратковременное, скрытое. Результаты наблюдения дают очень интересный материал психологического характера, но они не всегда могут выявить связи, зависимости, функции. Поэтому очень частым методом исследования является метод эксперимента, реального и лабораторного, с четким определением задач, условий, ожидаемых результатов. Этот метод является основным в современной психологии, особенно при компьютерном обеспечении, что делает его мобильным и управляемым. Эксперимент дал возможность получения некоторых групповых норм по мышлению при решении одних и тех же задач в одних и тех же условиях. Это могут быть разные задачи: действенного, образного или вербального характера. Появилась возможность тестирования, проверки мышления конкретного субъекта и сравнения его с нормативными данными. Тесты мышления являются основными в структуре интеллектуальных тестов и обеспечивают достаточно надежное представление о положении субъекта мыслительной деятельности в группе: выше групповой нормы, соответствует ей или ниже ее. Результаты тестирования по мышлению могут быть основанием для получения сведений о профессиональной компетентности и успешности профессионального обучения. Анкеты и опросники также могут быть методами исследования мышления, но их подготовка требует тщательной оценки самих вопросов во избежание получения двусмысленных ответов. Для большего удобства при обработке результатов испытуемому иногда предлагается выбор из перечисленных вариантов ответов. Достаточно разнообразная информация об особенностях мышления того или иного субъекта может быть получена с помощью метода беседы. Как и в случае с анкетами и опросниками, она может быть свободной или структурированной, что позволяет экспериментатору быстрее перейти к итоговым выводам. При наличии психофизиологического инструментария можно воспользоваться психофизиологическими методами при оценке степени напряженности субъекта в момент решения тех или иных по сложности задач, а также степени его эмоциональной вовлеченности в мыслительные процессы. К наиболее распространенным методам относятся плетизмография, КГР, ЭКГ, регистрация сердечнососудистых и вегетативных явлений, измерение температуры различных участков организма, чаще всего лобной поверхности, окулография – измерение движения глаз. Конечно, психолог не может и не должен использовать методы специального медицинского характера, предназначенные для исследования глубинных структур мозга (методы типа вживления электродов, позволяющие оценить состояние различных участков коры головного мозга). Но он может параллельно проводить психологическое обследование, и такое партнерство приносит очень интересные результаты. Метод изучения продуктов мыслительной деятельности на разных этапах онтогенеза позволяет получить сведения о самом развитии мышления, о его спадах и подъемах, критических зонах и закономерностях. Наконец, особенно в последнее время, очень широкое распространение получила группа методов моделирования мышления, чаще всего математического моделирования. При разработке проблем искусственного интеллекта эти методы могут внести существенный вклад в раскрытие тайн механизмов мышления, особенно при их технической реализации в компьютерных системах.