Глава 33. ЧЕЛОВЕК В СФЕРЕ ТРУДОВОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ


...

§ 33.5. ГИПОДИНАМИЧЕСКИЕ И СПОРТИВНЫЕ СТРЕССЫ

С режимом гиподинамии связаны пилоты в дальних полетах; диспетчеры, операторы на различных стендах при длительных дежурствах; шоферы в дальних поездках; больные с постельным режимом и т. п.

У людей указанных профессий может развиться гиподинамический стресс, сопровождаемый соответствующими гормональными реакциями, ухудшением сердечной деятельности, сосудистыми изменениями из-за нарушений липоидного обмена, негативным ухудшением показателей познавательных психических процессов, поведенческих реакций и др.

В одном из специальных экспериментов шесть добровольцев 100 суток находились в условиях гипокинезии и гиподинамии (строгий постельный режим с приемом пищи и отправлением естественных нужд только в положении лежа).

Питание осуществлялось космическими пайками. Эксперимент проходил с целью оценки влияния длительных полетов по околоземной орбите на организм человека.

В палате был хороший телевизор, магнитофон с набором различных музыкальных записей. В персонал были подобраны молодые и симпатичные сестры (чтобы испытуемые не слишком скучали). Ежедневный медицинский контроль и обслуживание были хорошо организованы (на каждого испытуемого приходилось по несколько кандидатов и докторов наук).

Ежедневно проводились квалифицированные сеансы аутотренинга (в эксперименте участвовал психотерапевт), к которым испытуемые (они назывались исследователями) проявили интерес и научились полностью релаксироваться, засыпать по команде в заданное время, чтобы моделировать раздельные бодрствование и отдых по планируемым условным вахтам.

У испытателей развивался достаточно выраженный стресс, подтверждаемый гормональными реакциями (в частности, значительным выбросом 17 – оксикортико-стероидных гормонов. К концу эксперимента стали проявляться невротические реакции.

Все испытуемые при повороте их на специальном устройстве из горизонтального положения в вертикальное теряли сознание в ортостатическом обмороке (это имело место и в последующих экспериментах, за исключением тех, где испытатели проводили специальную физическую тренировку). Обморок объясняется тем, что при гиподинамии сердечная мышца довольно быстро детренируется. Кроме того, разрушается механизм «мышечного насоса», помогающего кровообращению, и, вновь оказавшись в обычной гравитации, сердце не может перемещать кровь от аорты до уровня мозговых сосудов. Известно, что мозговая ткань чрезвычайно чувствительна к нарушению кислородного питания.

У испытуемых определили ряд различных функциональных нарушений, в том числе со стороны статокинетических показателей работы зрительного анализатора, координационных функций мышечно-двигательной системы, в проприорецепции. Понизились показатели иммунных свойств.

В результате остеопороза (выброса с мочой значительных доз кальция) понизилась прочность костной ткани. Через две недели после завершения эксперимента, стараясь показать молодцеватость перед молодой медсестрой, один из испытателей сделал неосторожный прыжок и… закричал от боли – произошел надрыв сочленения сухожилия и надкостницы в области ступни. На рентгеновском снимке можно было легко увидеть различия в плотности костной ткани в начале эксперимента и в его конце.

К концу эксперимента, начиная со второго месяца гипокинезии-гиподинамии, значимо понизилась способность как к концентрации, так и распределению и переключению внимания. При относительном сохранении уровня механической, слуховой и зрительной памяти значимо упали показатели памяти оперативной как способности удерживать потребную информацию, одновременно ей оперируя. Ухудшились результаты мыслительных действий при ограничении отводимого на них лимита времени и др.

Таким образом, гиподинамический стресс – дело далеко не безобидное. Можно полагать, что тяжелая физическая работа безопаснее, чем длительный дефицит движения.

Например, для летного состава это, помимо неблагоприятных факторов труда, чревато дисквалификацией во врачебно-летной комиссии на несколько лет раньше обычного срока.

Спортивные стрессы. Рассмотрим явление стресса, вызываемого противоположным гиподинамии фактором – очень высокими физическими нагрузками.

Дело в том, что если упражнения в аспектах физической культуры, физического воспитания ведут обычно к проявлениям неспецифической устойчивости, перекрестной резистентности, то тренировки в спорте высоких достижений при нарушении правил медицинского контроля, забвении диалектической категории меры определяют развитие стресса в его негативных проявлениях.

Начнем с того, что любое ответственное спортивное соревнование в условиях личностной заинтересованности его участника в успехе и соответствующих очень высоких физических и психических нагрузках является стрессом (и физиологическим, и эмоциональным).

Многочисленные биохимические исследования высококлассных спортсменов после крупных соревновательных поединков всегда показывают характерные для стресса гормональные выбросы, а также реакции по типу эозинопении (резкое снижение эозинофилов в крови), падение иммунной реактивности и др. Стрессовые проявления на фоне расточительных эмоций нередко наблюдаются и перед особо ответственными и значимыми соревнованиями.

При исследованиях, проведенных В. Л. Марищуком, М. А. Егоровой и др., у спортсменов высокой квалификации в ходе нагрузочных тренировок наблюдалось резкое падение компонентов гаммаглобулиновой фракции крови, осуществляющей защитные функции организма. Такое падение иногда доходило до нуля. Это подтверждалось также статически значимым снижением фагоцитарной активности. Марищук назвал это явление «функциональным спадом». Речь идет о стрессе с негативными последствиями (дистрессе). При высоких тренировочных и соревновательных нагрузках, осуществляемых без надлежащего медицинского контроля, наблюдается также целый ряд патологических последствий, определивших преждевременный уход из спорта целого ряда талантливых спортсменов.

Специальный опрос участников нескольких ответственных соревнований позволил выявить у них наличие головных болей (в затылочной области и в висках), болей в области живота, иногда чувство тошноты, головокружения и др. Ряд из них на следующий день не чувствовали себя отдохнувшими.

При более длительных наблюдениях, на фоне кумуляции стрессовых воздействий, иногда язвенных заболеваний, выявлялось развитие гипертонической болезни, невротических отклонений и др. При психологическом тестировании у таких спортсменов обычно отмечалось ухудшение показателей внимания, оперативной и логической памяти, быстроты и качества мыслительных операций и др., причем негативные сдвиги часто происходили избирательно (как бы в меньшей мере препятствуя выполняемой спортивной деятельности). В экспериментах А. Н. Алябьева (двукратного Олимпийского чемпиона и многократного чемпиона мира по биатлону, т. е. человека, хорошо понимающего предмет своего исследования) наблюдались негативные стрессовые реакции у многих спортсменов, показавших высокие соревновательные результаты. Так, были выявлены: значимое падение иммунной реактивности, многочисленные показатели повреждения клеток крови, выраженное повышение азота мочевины, выброс белка и др.; определены прямые биохимические показатели развития стресса, находившиеся в прямой корреляционной зависимости от достигнутых на соревнованиях технических результатов. Таким образом, высокие спортивные показатели достигаются обычно через стресс, нередко это дистресс с негативными последствиями для здоровья. Иногда данное состояние определяется развитием переутомления, перетренировкой.

Интересно, что многие высококлассные спортсмены благодаря присущему им особому «чувству нагрузки» интуитивно чувствуют избыточность физических напряжений и приближение дистресса. Это выражается в том, что пропадает желание тренироваться, ухудшается аппетит (привередливость в пище), сон (тревожные, сюжетные сны), появляется и растет чувство ситуативной тревожности, снижается уверенность в соревновательной успешности, доверие к тренеру. Объективно немного повышается частота пульса в состоянии покоя (на 4–8 ударов в минуту), увеличивается время восстановления функциональной реактивности организма после дозированной нагрузки.

Таким образом, имеет место некоторая диссоциация между физиологическим состоянием в стрессе, факторами понижения устойчивости ряда показателей в некоторых психических процессах и сохранением качества выполняемой сложной профессиональной деятельности.

Известно немало случаев, когда умирающие люди, сильные духом, до конца выполняли свой долг. Минимум оставшихся физиологических и психологических резервов позволяет решить дело.

Это явление называют «минимизацией»: минимум на второстепенное, а все, что сохранилось, тратится на выполнение действий в русле психологической установки. В таких случаях установка направлена на выполнение заданной профессиональной деятельности, несмотря на явный психологический и физиологический дискомфорт.

В спорте известно немало подобных случаев. Чемпион падает без сознания, но… только после того, как пересечет линию финиша. Это не раз случалось на глазах миллионов телезрителей. Прочная психологическая установка реализуется мощным волевым усилием.

В концепции стресса Г. Селье и его последователей основное внимание уделялось анализу внешнего (стресс) фактора, однако психологи, и прежде всего Lazarus R. S., обосновали положение о том, что способность преодолевать стресс в большинстве случаев более важна, чем природа и величина стресса, частота его воздействия. Это явилось теоретической основой развития трансакциональной когнитивной теории стресса и копинг-поведения R. S. Lazarusa.

В теории копинг-поведения важное значение имеют механизмы преодоления стресса, определяющие развитие различных форм поведения, приводящих к адаптации или дезадаптации личности.

В результате теоретических и экспериментальных исследований было доказано, что для совладания со стрессом каждый человек использует собственные стратегии (копинг-стратегии) на основе имеющегося у него личностного опыта и психологических резервов (личностные ресурсы или копинг-ресурсы). Поэтому стресс-преодолевающее поведение стали рассматривать как результат взаимодействия копинг-стратегий и копинг-ресурсов. Копинг-стратегии – способы управления стрессирующим фактором, возникающие как ответ личности на воспринимаемую угрозу. Копинг-ресурсы – относительно стабильные характеристики людей и стресса, способствующие развитию способов совладания с ним.

В настоящее время поведенческие копинг-стратегии подразделяются на активные и пассивные, адаптивные и дезадаптивные. К активным стратегиям относят стратегию «разрешение проблем» как базисную копинг-стратегию, включающую все варианты поведения человека, направленные на разрешение проблемной или стрессовой ситуации, и стратегию «поиск социальной поддержки», включающую поведение, направленное на получение социальной поддержки от среды. К пассивному копинг-поведению относятся варианты поведения, включающего базисную копинг-стратегию «избегание», хотя некоторые формы избегания могут носить и активный характер.

К личносто-средовым адаптивным ресурсам (копинг-ресурсам) относят уровень когнитивного развития, Я-концепцию, локус контроля, эмпатию, аффилиацию, способность оказывать и воспринимать социальную поддержку, наличие социально-поддерживающей сети и ее эффективность, а также психологические особенности личности, обеспечивающие стрессоустойчивость.

Подчеркивая психологическую сторону стресса, следует отметить, что человек реагирует не только на действительно существующую опасность, но также и на угрозы и символы опасности, связанные с переживаниями в прошлом.

Исходя из этого, под термином «стрессовое событие» могут быть объединены все внешние воздействия на человека, которые, несмотря на все свое огромное разнообразие, вызывают в целом один и тот же эффект – комплекс негативных эмоций, понижающий в той или иной степени функциональные возможности индивида либо ослабляющий прямо или косвенно общую сопротивляемость организма.

Стрессовое событие представляет собой три взаимосвязанных компонента:

дистанционно возникающей угрозы;

ее восприятия и эмоционального переживания;

физиологических последствий этих переживаний.

Переживание стрессового события может иметь в том числе и психотравматические последствия, и тогда говорят о психотравмирующем событии.

Длительность процесса ответного реагирования на стрессовое событие обусловливается значимостью для индивида связанной с этим событием информации. Данный процесс может длиться до нескольких месяцев после случившегося. Психологическая помощь способна существенно сократить этот срок.