Глава 13. Расстройства памяти и других когнитивных функций.


. . .

Возможные причины диссоциативных расстройств.

Выдвинуто множество теорий, призванных объяснить диссоциативные расстройства. Более ранние объяснения, например теории, опирающиеся на психодинамические и поведенческие модели, не привлекли большого внимания исследователей. Однако более современные теории, которые сочетают в себе когнитивные, поведенческие и биологические принципы, а также указывают на такие факторы, как научение, зависимое от состояния, и аутогипноз, вызывают у ученых-клиницистов все больший интерес (Doan & Bryson, 1994).

Психодинамический подход.

Теоретики психодинамического направления полагают, что причиной диссоциативных расстройств является избыточное вытеснение (подавление) (repression), наиболее распространенный защитный механизм: люди стараются избавиться от тревоги, бессознательно препятствуя тому, чтобы мучительные воспоминания, мысли или импульсы проникали в сознание. Каждый из нас в какой-то мере использует этот защитный механизм, но люди с диссоциативными расстройствами, как считается, подавляют свои воспоминания в чрезмерной степени (Terr, 1988).

С психодинамической точки зрения, диссоциативная амнезия и фуга - это одиночные эпизоды интенсивного вытеснения. В том и другом случае человек бессознательно блокирует воспоминания о каком-то крайне неприятном событии, чтобы избежать мучительной встречи с ним (Noll & Turkington, 1994; Putnam, 1985). Вытеснение может быть единственной защитой человека от сильной тревоги.

Наоборот, диссоциативное расстройство личности, как считается, отражает избыточное вытеснение, длящееся на протяжении всей жизни (Reis, 1993). Сторонники психодинамической теории полагают, что непрерывное использование вытеснения бывает вызвано какими-то травматическими событиями детства, в особенности насилием со стороны родителей. Дети, получающие подобные травмы, могут испытывать страх перед опасным миром, в котором они живут, и убегать из него, раз за разом надевая на себя маску другого человека, который смотрит на этот мир с безопасного расстояния. Подвергающиеся насилию дети могут также опасаться импульсов, которые, как они полагают, являются причинами их жестоких наказаний. Они могут попытаться быть все время "хорошими" и "послушными" и станут подавлять импульсы, которые считают "плохими" и "опасными". Всякий раз, когда "плохие" мысли или импульсы дают о себе знать, детям кажется, что они должны изгонять и отрицать их, и они бессознательно приписывают все недопустимые мысли, импульсы и эмоции другим личностям.

Психологические заметки. В книге "Психопатология обыденной жизни" Фрейд предположил, что всем людям свойственно забывать то, что им неприятно, и что у некоторых людей эта способность развита в большей степени, чем у других. Он утверждал, что забывание прошлых событий никак не может быть случайным или произвольным. Переживания детства слишком ярки и сильны, чтобы просто выпасть из памяти.>

Большая часть доказательств психодинамической теории опирается на истории болезни, в которых сообщается о таком варварском обращении с детьми, как избиение, нанесение ножевых ран, причинение ожогов окурками сигарет, запирание в чулан, изнасилование и грубые словесные оскорбления. Однако биографические данные некоторых людей с диссоциативным расстройством личности, по-видимому, не содержат в себе ничего необычного (Bliss, 1980). Более того, насилие над детьми является намного более распространенным явлением, чем расщепление личности. Почему же тогда этим расстройством страдает лишь малая часть детей, подвергавшихся насилию?

Поведенческий подход.

Бихевиористы полагают, что диссоциация представляет собой реакцию, выработанную посредством оперантного обусловливания. Люди, переживающие какое-то ужасающее событие, могут впоследствии испытывать временное облегчение, когда их мысли переносятся на другие предметы. У некоторых это кратковременное забывание, ведущее к снятию тревоги, повышает вероятность будущего забывания. Одним словом, у них этот акт забывания получает подкрепление, и они, не осознавая самого процесса научения, научаются тому, что подобные действия помогают им избежать тревоги. Тем самым, подобно психодинамическим теоретикам, бихевиористы рассматривают диссоциацию как избегающее поведение (эскапизм). Но бихевиористы полагают, что отсутствию осознания людьми того, что они используют диссоциацию как средство бегства от действительности, способствует процесс подкрепления, а не бессознательные механизмы защиты.

Как и сторонники психодинамического направления, бихевиористы при аргументации своего взгляда на диссоциативные расстройства в основном полагаются на истории болезни. Подобные описания действительно часто подтверждают эту точку зрения, но они в равной степени согласуются и с другими видами объяснений. Например, случай, который, на первый взгляд, свидетельствует о подкреплении забывания, можно обычно интерпретировать и как пример бессознательного вытеснения.

Вдобавок, поведенческая теория не способна объяснить то, каким образом временное бегство от мучительных воспоминаний перерастает в комплексное расстройство или почему у большей части людей не обнаруживаются симптомы диссоциативных расстройств. Две другие теории, которые делают упор на научение, зависимое от состояния, и аутогипноз, пытаются разрешить некоторые вопросы, остающиеся без ответа в психодинамических и поведенческих объяснениях.

<"Память нельзя сравнивать с чтением книги; скорее, ее можно уподобить написанию книги, создаваемой из фрагментарных заметок". - Джон Ф. Килстрем (Kihlstorm, 1994)>

Рисунок 13.1. Научение, зависимое от состояния. В исследовании Бауэра (Bower, 1981) испытуемые, которые запоминали группу слов, находясь в радостном состоянии, вызванном гипнотическим внушением, при последующем тестировании припоминали слова лучше, если они были в радостном настроении, чем в том случае, когда грустили. Напротив, испытуемые, которые запоминали слова, находясь в грустном настроении, припоминали их лучше в том случае, если они были грустны, чем тогда, когда они испытывали радость.

Научение, зависимое от состояния.

Если люди научаются чему-то, находясь в определенной ситуации или эмоциональном состоянии, они часто припоминают изученное лучше всего, когда снова оказываются в тех же самых условиях. Если они выполняют какое-то учебное задание, находясь, к примеру, в состоянии алкогольного опьянения, то последующее припоминание может быть более успешным, если они вновь будут находиться под воздействием алкоголя (Overton, 1966). Аналогичным образом, если они курят сигареты во время процесса научения, то могут впоследствии лучше припомнить материал, если закурят снова.

Связь между состоянием и припоминанием называют научением, зависимым от состояния. Исследователи заметили, что одним из состояний, оказывающих наибольшее влияние, является настроение (рис. 13.1). Материал, изученный в радостном настроении, припоминается лучше всего, когда испытуемый снова испытывает радость, а изученное в грустном настроении припоминается лучше всего, когда человек грустит (Eich, 1995; Bower, 1981).

Научение, зависимое от состояния - научение, которое связано с условиями, при которых оно происходило, вследствие чего изученное лучше всего припоминается при тех же самых условиях.

Что же является причиной научения, зависимого от состояния? Согласно одному из объяснений, важной составляющей памяти является уровень возбуждения. То есть определенный уровень возбуждения находится в связи с некоторой совокупностью припоминаемых событий, мыслей и навыков. Когда ситуация продуцирует этот вполне определенный уровень возбуждения, человек скорее вспомнит связанную с ним информацию.

Хотя в одних состояниях люди могут запоминать определенные события лучше, чем в других, большинство способно припоминать события, испытывая самую разную степень возбуждения. Однако у людей, предрасположенных к диссоциативным расстройствам, связи между состоянием и памятью могут быть крайне жесткими. Их мысли, память и навыки порой оказываются связаны только с какими-то конкретными состояниями возбуждения. Они могут оказаться способными припомнить прошлые события лишь тогда, когда испытывают состояние возбуждения, почти идентичное тому, в котором они запомнили эти события. К примеру, когда подобные люди находятся в спокойном состоянии, они могут не вспомнить то, что происходило во время неприятных событий, а это, тем самым, создает предпосылки для диссоциативной амнезии или фуги. Точно так же, в случае расщепления личности различные уровни возбуждения могут продуцировать совершенно разные блоки воспоминаний, мыслей и способностей, то есть давать жизнь разным субличностям (Putnam, 1992).

Аутогипноз.

Как мы уже знаем из главы 1, люди, подвергающиеся гипнозу, погружаются в напоминающее сон состояние, в котором они становятся очень внушаемыми. Находясь в этом состоянии, они способны действовать, воспринимать происходящее и мыслить таким образом, который в обычных условиях кажется невозможным. Например, они могут на время ослепнуть, оглохнуть или стать нечувствительными к боли (Fromm & Nash, 1992). Гипноз может также помочь людям вспомнить события, которые произошли и были забыты много лет назад - прием, используемый многими психотерапевтами. И наоборот, гипноз может заставить людей забыть какие-то факты и события или даже данные, касающиеся их личности - эффект, называемый гипнотической амнезией (Alien, Law & Laravuso, 1996; Spanos & Сое, 1992).

Гипнотическая амнезия - потеря памяти, вызванная гипнотическим внушением.

Большинство исследований гипнотической амнезии используют аналогичные процедуры. Испытуемых просят повторять список слов или другой материал до тех пор, пока они не смогут правильно его воспроизвести. Затем, когда испытуемые находятся в загипнотизированном состоянии, их заставляют забыть выученный материал, который они внезапно вспоминают лишь в тот момент, когда раздается сигнал отбоя (например, щелчок пальцами). Эти исследования раз за разом показывают, что во время гипнотической амнезии память оказывается ослабленной, но после того как дается сигнал отбоя, она восстанавливается (Сое, 1989).

Бросается в глаза схожесть гипнотической амнезии и диссоциативных расстройств (Bliss, 1980). Так, в обоих случаях люди забывают определенный материал на какой-то период времени, однако позже припоминают его. Вдобавок, и в том и в другом случае забывание отличается тем, что люди не сознают, что ими было что-то забыто. Наконец, в обоих ситуациях личностная и конкретная информация забывается легче, чем навыки или универсальные знания. Эти параллели позволили некоторым теоретикам предположить, что диссоциативные расстройства могут быть одной из форм аутогипноза, при котором люди сами себя гипнотизируют, чтобы забыть какие-то неприятные события (Bliss, 1985, 1980; Hilgard, 1977). Например, диссоциативная амнезия может встречаться у людей, которые с помощью аутогипноза заставили себя забыть какие-то ужасающие события, которые недавно произошли в их жизни. Если самоиндуцированная амнезия охватывает все воспоминания человека о его прошлом и его личности, тогда этот человек может пережить диссоциативную Фугу.

Аутогипноз - гипнотизирование самого себя, например для того, чтобы забыть какие-то неприятные события.

Аутогипнозом можно объяснить и диссоциативное расстройство личности. На основании ряда исследований некоторые теоретики пришли к заключению, что диссоциативное расстройство личности часто начинается в возрасте от 4 до 6 лет, в период, когда дети, как правило, очень внушаемы и являются прекрасным объектом для гипнотического воздействия (Kluft, 1987; Bliss, 1985, 1980). Эти теоретики предполагают, что некоторым детям, подвергающимся насилию или переживающим другие ужасающие события, удается с помощью аутогипноза спастись бегством из угрожающего им мира, мысленно отделив себя от своего тела или реализовав желание стать какой-то иной личностью или личностями.

<Сила гипноза. Эрнест Хилгард с помощью гипноза добивается того, что испытуемые начинают ощущать теплую воду очень холодной или ледяную воду - приятно теплой. Исследования гипнотической амнезии убедили многих клиницистов, что диссоциативные расстройства являются одной из разновидностей аутогипноза.>

Крупным планом

Странные особенности памяти

Обычно, прежде чем проблемы с памятью сочтут расстройствами, они должны начать серьезно сказываться на нашем функционировании. Но особенности памяти играют заметную роль в нашей повседневной жизни, и иногда они могут вызывать тревогу. Исследователи памяти Ричард Нолл и Кэрол Теркингтон (Noll & Turkington, 1994) указывают на ряд особенностей, некоторые из которых нам хорошо знакомы, некоторые приносят нам пользу, некоторые загадочны, но ни одну из которых нельзя считать аномальной.

Рассеянность. Мы часто не можем зафиксировать информацию, поскольку наши мысли направлены на другие предметы. При рассеянности мы совершенно не способны сосредоточиться на поступающей информации, поэтому и не можем ее припомнить впоследствии.

"Уже виденное" (deja vu). Почти у всех нас порою возникает странное ощущение, что мы знаем место, в котором оказались впервые. Мы почти уверены, что уже бывали там ранее.

"Никогда не виденное" (jamais vu). Иногда у нас возникает противоположное ощущение: ситуация или место, являющиеся непреложной частью нашей повседневной жизни, внезапно начинают казаться нам незнакомыми. "Я знал, что это мой автомобиль, но мне показалось, что я никогда не видел его раньше".

Феномен "вертится на кончике языка". Мы говорим, что какое-то слово или факт вертятся на кончике языка, когда нас пронизывает "ощущение знакомства" с ними: мы не способны их припомнить, хотя нам известно, что мы их знаем.

Эйдетические образы. Некоторые люди удерживают настолько четкий образ увиденных предметов, что могут описать какую-то картину во всех подробностях, после того как посмотрели на нее всего лишь раз. Этот образ может быть отражением какого-то изображения, события, фантазии или сна.

Память во время наркоза. Некоторые люди, находящиеся под наркозом, могут воспринимать значительную часть того, что говорится во время хирургической операции, в результате чего услышанное начинает влиять на них после пробуждения. В данном случае у пациента сохраняется способность понимать услышанное во время наркоза, пусть даже он не может впоследствии точно припомнить текст.

Музыкальная память. Будучи еще ребенком, Моцарт мог запоминать и воспроизводить музыкальную пьесу, после того как слышал ее всего лишь раз. Хотя никому еще не удалось сравниться с Моцартом, многие музыканты способны мысленно проигрывать целое музыкальное произведение, поэтому они могут "репетировать" где угодно, даже не имея под рукой инструментов.

Зрительная память. У большинства людей лучше всего развита зрительная память: они могут без труда мысленно представлять какие-то места, объекты, лица, страницы книги. Они почти никогда не забывают лицо человека, однако могут легко забыть его имя. У других людей лучше развита вербальная память: они запоминают звуки или слова, и им быстро приходят на память каламбуры или рифмованные строки.

Пренатальная память (память о событиях до рождения). Некоторые североамериканские шаманы утверждают, что помнят эпизоды своего пренатального существования - способность, которую, на их взгляд, утратили "обычные" люди. Многие практикующие буддисты заявляют, что помнят свои прошлые жизни, а некоторые - включая самого Будду - помнят свое самое первое существование.

Резюме

Понимание диссоциативных расстройств пока еще оставляет желать лучшего. Среди факторов, называемых в качестве их возможных причин, - избыточное вытеснение, оперантное обусловливание, научение, зависимое от состояния, и аутогипноз. Последние два фактора начинают вызывать интерес у ученых-клиницистов. Согласно теории научения, зависимого от состояния, мысли, память и навыки людей, страдающих диссоциативными расстройствами, связаны только с теми состояниями возбуждения, которые имели место, когда впервые появились эти мысли или когда в памяти отложилась какая-то информация. Согласно теории аутогипноза, люди с диссоциативными расстройствами сами себя гипнотизируют, чтобы забыть какие-то ужасающие события, произошедшие в их жизни.