ЛЕКЦИЯ № 3. Споры о главенстве влияний среды и наследственности на развитие личности

Среди основных движущих сил развития личности выделяют влияние социальной среды и наследственности (по-другому – степень «животности» и «человечности») на поведение индивидуальности. Причем существуют приверженцы теории как о главенстве социального в поведении личности, так и о главенстве индивидуального.

Первые считают человека результатом внешнего влияния, которое формирует основные черты личности, аксиомы, на которые человек опирается на протяжении всей своей жизни. Ведь нельзя вычеркнуть факты воздействия на формирование личности среды, в которой индивид пребывает большую часть времени суток (детский сад, школа, дом). Копируя поведение других детей, ребенок усваивает представления о жизни в целом и о законах существования в конкретной среде. Уже в детском саду индивид сталкивается с необходимостью выполнения социальных ролей. Подтверждение своей теории ее сторонники видят и в том, что люди, населяющие разные части планеты, но имеющие по сути одну и ту же физиологию, отличаются по «окраске» своей культуры – разнообразию традиций, стереотипов поведения и мышления. Анализ личности невозможен без исследования этих субъективных факторов.

Сравнительно недавно (в 1970-х гг.) появилась концепция ситуационализма В. Мишель, которая настаивает на том, что такие свойства личности, как порядочность и темперамент, формируются под действием ситуации. Были проведены исследования, доказывающие эту версию.

Но в то же время психолог Вильям Штерн находил не менее правдоподобные доказательства, подтверждающие концепцию наследственности, которая считает определяющими факторами развития личности заложенные в нее от природы генетические и физиологические особенности. Разновидностями теории наследственности можно считать разнообразные диспозиционные концепции, видящие причины поведения личности во врожденных или приобретенных ее качествах, объективных отличиях конкретной индивидуальности. Приверженцы этих теорий считают: какое бы негативное воздействие ни оказывала среда, по-настоящему сильная индивидуальность найдет возможности самореализоваться.

Х. Хеккаузен выделяет три показателя индивидуального поведения личности, которые не объяснить влиянием среды.

Первый показатель – это уровень влияния действий окружающих на действия конкретного человека. Отклонения от общепринятого поведения, как правило, объясняются именно предрасположенностью к определенного рода действиям. Например, шокирующее поведение в общественном месте, выходящее за рамки приличного, может означать как склонность человека к нонконформности, так и проявление естественного для него поленезависимого стиля поведения.

Второй показатель – уровень соответствия поведения личности поведению этой же личности, продемонстрированному при других обстоятельствах.

Третий показатель – уровень сходства поведения в одинаковых ситуациях, но в разное время.

Одни и те же доказательства часто можно интерпретировать по-разному – как подтверждение концепции наследственности, так и как доказательство концепции среды. Например, в преемственности поколений в одном роду первые видят свидетельство наследования таланта, а вторые – подтверждение значения направленного воспитания.

А. М. Эткинд выявил невозможность отдельного существования концепции наследственности и концепции среды, когда в результате экспериментальных исследований выяснил, что по-настоящему изменение ситуации влияет на перемену в поведении в 1 случае из 10. Проведенные эксперименты показали, что поступки каждого индивида определяются одновременно и влиянием среды, и внутренней предрасположенностью.

На смену изжившим себя теориям пришли концепции двухфакторной детерминации развития личности, которые изучают степень влияния внешней и внутренней сред. Среди многообразия подобных концепций можно выделить две наиболее развитые: теорию конвергенции двух факторов (В. Штерн) и теорию конфронтации двух факторов (З. Фрейд).

В. Штерн высказывал мысль о том, что личность формируется факторами среды и наследственных диспозиций. Взаимодействие этих двух факторов дает импульс для нового состояния личности. Эта схема, названная принципом конвергенции, служила аксиомой в спорах о значении внутренней и внешней сред.

З. Фрейд предполагал, что развитие имеет под собой две движущие силы: стремление к удовольствию и принцип реальности.

Краеугольным камнем между этими двумя стремлениями становится воспитание, оно дает возможность человеку справляться с примитивными желаниями, насаждая пусть менее сильное, но все же желание соответствовать ожиданиям окружающих людей. В то время как индивид подчинен стремлению получить удовольствие (или избежать неудовольствия), та среда, в которой он находится, сдерживает или подавляет эти стремления, используя такие формы социального контроля, как закон, табу, обычаи, традиции, мораль, нравы и т. д. З. Фрейд условно называет две противоборствующие силы – сверх-я и оно. Сверх-я в структуре личности отвечает за социальные ограничения и принципы, глубоко усвоенные индивидом под влиянием реальности. Оно означает животное начало, свойственное каждому человеку.

Теория З. Фрейда о противоборстве двух сил неоднократно подвергалась критике со стороны психологов и философов. Более всего оспаривалась теория З. Фрейда о полярных отношениях отдельного человека и всего общества в целом. По мнению А. Г. Асмолова, упорное стремление З.Фрейда видеть в метаморфозах ли-бидоносных первичных порывов объяснение любых проявлений активности как личности, так и общества в целом повлекло за собой появление «отступников» среди сторонников психоанализа. Такие представители неофрейдистов, как К. Юнг, А. Адлер, К. Хорни и Э. Фромм, пытались опровергнуть теорию З. Фрейда, аргументируя версию о значительно меньшем влиянии сексуальных влечений на формирование личности, чем о том говорит З. Фрейд.

В своей работе «По ту сторону принципа удовольствия» З. Фрейд исследует противоборство склонности к ассимиляции (самосохранению) и стремления к диссимиляции (склонности к самоуничтожению). Диссимиляцию З. Фрейд объясняет как свойственное любому живому существу стремление принять исходное состояние. Это стремление ученый называет либидо – тот импульс, который и определяет по большому счету суть противоборства оно и сверх-я. Эту схему З. Фрейд противопоставляет своим критикам, объясняя несостоятельность их версий изначально неправильным подходом. Он утверждает, что схема борьбы биологического и социального объясняет лишь адаптацию личности, а также эволюцию вида, но не объясняет более глобальных и значимых склонностей в поведении человека и общества.

Неофрейдисты во главе с Э. Фроммом объясняют появление социально-психологических феноменов личности активной и пассивной адаптацией физиологии человека к социально-экономической ситуации. Еще в раннем детстве через родителей или близких к семье людей ребенок получает первое представление об экономической ситуации, которая не может не вносить свои коррективы в его индивидуальную психику. Здесь психологи объясняют бессознательные установки не только и не столько влиянием либидо, сколько образующим действием экономической и социальной обстановки, окружающей личность.

Эти споры заставляют переосмыслить двухфакторные схемы детерминации развития, подобрать для них новые характеристики и определения, но основа двойственного влияния на личность остается неоспоримой.