ЛЕКЦИЯ № 27. Инволюционные процессы старения личности. Психология смерти

Старость – последняя стадия развития человека, когда сам процесс идет на убыль, т. е. в определенный период жизни у личности появляются инволюционные признаки, которые находят отражение в физическом дряхлении организма, снижении активности, сокращении потенциальных возможностей.

Старость как стадия психологического развития может наступить в двух случаях: из-за физиологического изменения организма и в силу уменьшения активности психологических процессов.

Старость подразумевает неизбежную потерю физической силы и возможностей. Не избежать этого и в психологической деятельности. Когда эти состояния не сопровождаются нарушениями умственной деятельности, есть смысл говорить о психологическом упадке. Н. Ф. Шахматов характеризует его как естественное старение, которое подразумевает упадок психической силы, сдержанное употребление психологических ресурсов и сокращение разнообразия психологической жизни.

Факторами проявления физического упадка можно назвать вялость, сужение круга интересов, безразличие и т. д. Хотя упадок характеризуется одними и теми же проявлениями, его длительность и интенсивность воздействия на личность изменяются. Как правило, период особенно заметного проявления психического упадка начинается от 85 лет.

Явление психического упадка очень часто бывает вызвано ухудшением физического здоровья. Улучшения и ухудшения самочувствия заметно ведут к оживлению или спаду психической жизни человека.

Но не все придерживаются пессимистических взглядов в отношении старости. Некоторые исследователи приводят в пример людей, у которых естественные процессы старения сочетаются с необычайно оптимистичным настроем. Существование этих людей дает возможность рассуждать о понятии счастливой старости.

Счастливая старость – это особое отношение к новому состоянию своей жизни как к этапу, который подразумевает выполнение новых интересных ролей, ожидание переживания новых положительных эмоций, незнакомых прежде.

Кроме перечисленных двух позиций, существует третья, стоящая на стыке этих двух. Исследователи этой группы придерживаются мнения, что старость – это набор как положительных, так и отрицательных факторов. Психическое старение сопровождается адаптивными изменениями, которые позволяют чувствовать себя более или менее комфортно в изменившихся условиях, т. е. угнетение одних функций компенсируется возросшей активностью других. С наступлением физиологического упадка происходят структурные изменения, позволяющие адаптироваться или урегулировать уменьшение психологической активности. Наступает равновесие между дефицитарными признаками, характеризующими старение, и компенсаторными.

Из этого следует, что при позитивном настрое люди старше 60 лет способны на основе ранее приобретенных знаний и опыта удерживать, переосмысливать и приобретать новые знания. Человек действительно может не только нормально функционировать после наступления старости, но и в значительной мере развиваться.

Старение – генетически предопределенный этап, и, как и любая стадия жизни человека, сопровождается изменениями физиологии и психологии Человек не в состоянии больше перенести выматывающую нагрузку на организм. Уменьшается тонус всех тканей вследствие их обезвоживания, что приводит к отвердению суставов, иссушению кожи. Среди закономерных изменений физиологии в старости также можно назвать нарушение потовыделения и, как следствие, нарушение терморегуляции, ослабление работы вестибулярного аппарата, ухудшение аппетита, ослабление зрения, ухудшение заживления ран и т. д.

Старению подвержены почти все системы организма, начиная от сердечно-сосудистой и нервной до эндокринной и иммунной. Но при всех закономерностях этих процессов набор характеристик старения у каждого человека индивидуален.

Если рассматривать различия между полами, у мужчин замечено более характерное проявление всех признаков старения.

Ухудшение секреции половых желез приводит к ослаблению мышц. Так как физическая сила является одним из определяющих качеств мужчины, как правило, значительное ее снижение переживается очень болезненно. Вкупе с ухудшением половой функции это приводит к одряхлению и сильному снижению общего жизненного тонуса.

Атеросклероз, инфаркт, стенокардия, гипертония и некоторые другие заболевания поражают мужчин в несколько раз чаще, чем женщин. Исследователи связывают этот факт с накоплением внутренних напряжений у мужчин, необходимостью нести образ настоящего мужчины, не знающего слабостей и поражений. Простая, казалось бы, возможность поплакать спасает, как оказывается, женщину от многих недомоганий как в юном возрасте, так и с наступлением старости. Женщины реагируют на все события свой жизни более эмоционально, выплескивая негативный заряд сразу, не позволяя ему накапливаться и постепенно разрушать психическое и физическое здоровье.

Уже давно доказано, что объяснение любой болезни следует искать в глубинных психологических проблемах, а не рассматривать заболевание как локальное поражение органа или даже системы. Например, гипертония часто проявляется у людей, требующих от себя наилучших результатов во всем. Чувство постоянной ответственности за все и всех приводит к накоплению хронического стресса, который в свою очередь дает о себе знать уже в 50–60 лет.

Больные бронхиальной астмой отличаются истерическими эмоциональными реакциями, ипохондричностью, необоснованными страхами. Эти признаки обычно означают, что существует внут-риличностный конфликт между осознанием необходимости в любви и нежности и невозможности ее принять из-за боязни, противоречия желаний брать и отдавать.

Язва желудка часто бывает у людей, зацикленных на каких-то аспектах семейной жизни. Например, тип «тиранический пациент» живет в состоянии постоянного внутреннего конфликта между желанием получить привязанность близких людей и неспособностью правильно на эту привязанность отреагировать. Конфликт вырывается наружу в виде периодических вспышек агрессии. Поэтому лечение перечисленных и многих других заболеваний невозможно представить без использования психотерапевтических методов.

Помимо прочего, научно доказано существование способов увеличения биологической активности некоторых структур организма, отвечающих за его трудоспособность, даже после начала процесса старения.

Из-за ослабления многих систем поддержания нормального функционирования организма у пожилых людей появляется потребность в увеличении сознательного эмоционального и психомоторного контроля регуляции процессов. Среди способов такого контроля можно назвать физические тренировки, которые заметно влияют на качество функционирования дыхательной, кровеносной и мышечной систем.

Как ни странно, главным орудием самоконтроля в ходе геро-тегенеза является речевая функция. Б. А. Ананьев выяснил, что речемыслительные функции способны сопротивляться всеобъемлющему процессу старения больше чем все остальные, а инволюционные сдвиги наступают намного позже, чем у других психофизиологических функций. Это серьезное достижение эволюции может стать важнейшим фактором онтогенетического развития человека. Поэтому все те изменения, которые претерпевают психика и физиология индивида с первыми проявлениями старения, оказывается, ведут к актуализации потенциальных неиспользованных ранее возможностей, аккумулированных на стадиях детства, юности и зрелости и окончательно оформившихся в пору позднего онтогенеза. Мало того, в ходе этого процесса личность принимает все большее участие в сохранении своей индивидуальной структуры, а также в ее развитии. Последующие изменения по ходу течения геротегенеза определяются уровнем зрелости индивида как субъекта деятельности.

Этап старения, как и любой другой возрастной этап в жизни человека, характеризуется определенными типичными проявлениями личности. Среди отрицательных проявлений можно выделить: самоуничижение во всех его формах (неверие в свои силы, ожидание неудачи), страх перед одиночеством, нищетой, немощью, смертью; нелюдимость, озлобленность; пессимизм; негативное восприятие нововведений и вообще всего нового, брюзжание; чрезмерный эгоизм и эгоцентризм; мнительность и т. п. Такие проявления старости рисуют неприглядный портрет человека, мало интересующегося другими и мало интересного другим. Но хотя встретить негативные примеры можно гораздо чаще, существуют и примеры позитивного отношения стареющей личности к самой себе в первую очередь, а как следствие – к окружающему миру.

Один из ученых, исследующих старость и ее закономерности, Н. Ф. Шахматов так видит реальную картину старения как явления: «Характеристика старения и стареющих людей не может оказаться полной и цельной без учета благоприятных случаев, которые лучше, чем какие-либо другие варианты, характеризуют старение, присущее только человеку. Эти варианты, будь они обозначены как удачные, успешные, благоприятные и наконец счастливые, отражают их выгодное положение в сравнении с другими формами психического старения».

Все проявления изменений в возрасте от 60 лет можно классифицировать по 3 группам:

1) интеллектуальные изменения – все сложнее усваиваются и приобретаются новые сведения и понятия, тяжело проходит процесс адаптации к резко изменяющимся событиям и факторам. В то время как старость изобилует разнообразными видами и случаями всевозможных непривычных обстоятельств, таких как физическое недомогание родных или свое собственное; смерть близких (часто мужа или жены), необходимость смирения с неподвижным образом жизни; факт отказа какой-либо из систем восприятия окружающего мира (зрительной, слуховой и т. д.). Поэтому часто старые люди стараются менять в своей жизни как можно меньше, так как перемен и так достаточно;

2) эмоциональные изменения – быстро сменяемые бесконтрольные аффективные реакции, внезапные проявления возбуждения, грусти, смешливости, агрессии, радости. Подобные реакции бывают вызваны, как правило, совершенно незначительными событиями, использованными в качестве повода для высвобождения серьезных внутренних конфликтов, которые человек просто не может выразить словами или объяснить.

Исследователь и психолог Ш. Бюлер разработала теорию развития, в которой вся жизнь человека разбита на 5 стадий развития, пятая стадия – возраст старения – начинается примерно с 65 лет. Характеризуя этой период, Ш. Бюлер предполагает, что с его наступлением человек очень часто теряет интерес к вещам и проблемам, которые имели для него значение сравнительно недавно и за которые иногда он даже готов был чем-то пожертвовать. Подобное переосмысление высвобождает много времени, которое пожилые люди часто тратят на досуг, на дела и поступки, которые раньше считали неперспективными или непрестижными. В пору старости начинают терять значение долгосрочные планы и потенциальные возможности, на которые уходит много времени в юности. Старость – время итогов, человек часто возвращается мыслями в свою прошлую жизнь и оценивает ее положительно или отрицательно. Например, невротики склонны оценивать все в своей жизни неудовлетворительно, поэтому и в старости подсчитывают упущенные возможности, неоцененные достижения, упущенное время. На этой стадии жизни подобный подход усугубляется еще и тем, что человек уже не в состоянии что-либо изменить.

Ученый Э. Эриксон называет пятую фазу восьмым кризисом, когда большая часть жизни пройдена, качество разрешения кризиса зависит от отношения к прожитым годам. Цельные натуры склонны воспринимать прошлое без сожалений, в настоящем не подвержены депрессиям, на будущее смотрят как на очередной этап, закономерно оканчивающийся смертью. В противном случае, если человек не находит в своей прошлой жизни того, что хотел бы найти, он погружается в состояние жалости к себе, безнадежности и безысходности. Такие люди обычно боятся смерти.

Ученые заявляют, что боязнь смерти – чувство, присущее исключительно людям, животные, обладая инстинктом самосохранения, все же не боятся смерти. Некоторые из них, когда приходит время, спокойно удаляются для завершения своей жизни в одиночестве. На основании этого можно предположить, что это чувство не вполне естественно и должно быть преодолимым. Философы всех времен пытались объяснить и разрешить трагизм смерти, в своих трудах они стремились примирить с ней людей. Древнегреческий философ Эпикур так рассуждал о смерти: «Смерть для человека реально не существует, он с нею „не встречается“. Покуда он есть – смерти нет. Когда же она есть – его нет. Поэтому ее не стоит страшиться».

Американский психолог Р. Пекк, продолжая версию о восьмом кризисе, вводит понятие подкризиса этого возраста:

1) переосмысление своего «я», абстрагированного от профессиональных достижений. В тот момент, когда человек не в состоянии выполнять обязанности, которые выполнял все жизнь и которые были призваны обеспечивать ему финансовую независимость и ощущение самоудовлетворения, он вынужден задуматься, а что же есть в его жизни, помимо работы и профессиональных навыков. Остро переживают ответственные люди, трудоголики, мастера своего дела (как правило, это мужчины);

2) человек оказывается перед фактом качественных изменений своего тела вообще и здоровья в частности. То, что раньше воспринималось как данность, теперь ставится под сомнение и требует активного вмешательства. Особенно чувствительно переживают люди, придававшие в прошлом большое значение своей внешности и физической силе (чаще это женщины).

Российский психолог В. В. Болтенко разделил процесс старения на 5 стадий, не имеющих прямой зависимости от реального возраста личности.

Первая стадия – человек продолжает выполнять прежние профессиональные обязанности, пусть и не в полной мере. В основном это период сразу после выхода на пенсию. Люди творческих и интеллектуальных профессий редко по достижении пенсионного возраста сразу обрывают все связи с тем видом деятельности, которым занимались. Это либо щадящий режим работы (в виде, например, периодических консультаций), либо переход в другую форму труда в рамках своей профессии (например, написание методической и специальной литературы по теме). В том случае, когда по достижении пенсионного возраста человек полностью прекращает любые виды деятельности по своей профессии, первая стадия отсутствует и сразу наступает вторая.

Вторая стадия – уменьшается область интересов вследствие прекращения трудовой деятельности и отсутствия необходимости решения сопряженных с ней задач и проблем. Круг интересов переходит в область бытовых и семейных жизненных реалий. На этом этапе бывает трудно различить людей разных профессий.

Третья стадия – во главу угла ставится вопрос о сохранении или хотя бы частичном восстановлении утрачиваемого здоровья.

Односторонний характер обсуждаемых тем в разговоре – врачи, здравоохранение, способы лечения и лекарства, изучение литературы и других источников на эту тему. Почти навязчивой становится проблема профессиональной компетенции участкового врача.

Четвертая стадия: основная задача – выжить. Круг общения: медработники, члены семьи, ближайшие соседи. Как дань прошлому – телефонные звонки старым друзьям и близким по возрасту знакомым, переписка, имеющие целью узнать число умерших и количество живущих людей.

Пятая стадия – круг потребностей сужается до чисто жизнеобеспечивающих (пища, сон, отдых). Потребность в общении и эмоциональном реагировании на события сходит на нет.

Отечественный психолог Б. Г. Ананьев писал, что иногда «умирание» человеческой личности намного опережает стадию одряхления. Как правило, это происходит из-за добровольного отстранения человека от общественной жизни, за этим следует «сужение объема личностных свойств, ведущее к деформации структуры личности». Разительным кажется отличие людей, пребывающих в бодрой старости уже много лет, от людей, только что перешагнувших рубеж пенсионного возраста. Вторые кажутся резко обессиленными, выбитыми из колеи людьми, которым просто не для чего больше жить, в то время как долгожители в свои 80–90 лет находят множество возможностей для самореализации. Исходя из этого Б. Г. Ананьев сделал вывод, что резкий переход от большой востребованности до полной ненужности, потеря возможности проявить свои таланты и деловые качества в любом случае не только приводят к глубинным преобразованиям в профессиональной и деловой сферах жизни человека, но и перестраивают всю структуру личности в целом.

В зависимости от реакции человека на процесс старения, происходящий с ним, и проявлений этой реакции можно выделить несколько типов психического старения.

Исследователь и психолог Ф. Гизе разделил все многообразие проявлений старости на три вида:

1) старик-негативист – человек, переступивший рубеж 60 лет, но отказывающийся признавать наличие каких-либо процессов старения в своем организме;

2) экстравертированный старик – человек, осознающий старение, происходящее с ним, через опосредованные признаки, т. е. человек начинает замечать, что его отношение к изменениям мира свойственно как именно старым людям (неприятие и непонимание молодежи, ее взглядов и поступков, изменение своего статуса в семье и обществе; постепенное умирание друзей-сверстников; слишком быстро появляющиеся технологические открытия и нововведения и т. д.);

3) интровертированный старик – человек, осознающий все перемены, свойственные старости, но болезненно переносящий их. Эти люди замыкаются в себе, живут воспоминаниями, стараются по возможности не обращать внимания на изменения мира, ищут покоя в одиночестве и тишине.

Классификация людей по И. С. Кону выглядит примерно так:

1) динамичные, творческие люди, после выхода на пенсию сохраняют связь с внешним миром, имеют массу интересов, сопряженных с другими людьми, в полной мере пользуются высвободившимся временем, не придают особого значения своим сократившимся возможностям;

2) энергичные люди, которые видят в старости возможность реализовать все то, на что раньше не было времени: самообразование, туризм, досуг. Изыскивают новые области применения своей личности. Так же, как и предыдущий тип, пожилые люди этого типа проявляют большую психологическую и социальную адаптивность, их отличие состоит в направленности всех движений в основном на свою личность;

3) составляют главным образом женщины, расходуют время и силы на домашние дела. Спектр задач здесь огромен, и, если человек занимается этим с удовольствием, у него нет ни времени, ни сил на депрессию и жалость к себе. В то же время исследования показывают, что у этой группы людей уровень удовлетворенности несколько ниже, чем у предыдущих;

4) люди, придающие огромное значение сохранению и поддержанию своего здоровья, что главным образом выражается в выискивании у себя объектов для лечения. Такой образ жизни тоже может приносить моральное удовлетворение и побуждать к действиям, но сам факт озабоченности тем, что как раз в этот момент приходит в упадок, не обещает в дальнейшем появления позитивного настроя у этих людей. О недостатках такой жизненной позиции как раз и говорят чрезмерная мнительность и тревожность в поведении, обнаруживаемые у стариков этого типа;

5) представители негативного отношения к старости – агрессивные, пессимистичные, критикующие всех и вся, склонные к поучениям, претензиям и жалобам. Этот тип может включать в себя качества предыдущих четырех, но основной характеристикой является все-таки негативизм;

6) старики, поставившие крест на себе и собственной жизни. Они не видят ничего хорошего в своей прошлой жизни и тем более – в жизни будущей. Эти люди постоянно возвращаются к одним и тем же проблемам, переживаниям, но никогда не находят решения или утешения. Не склонные к агрессии, представители этой группы все же давят на окружающих своей жизненной позицией, оттого очень тяжелы в общении и, как правило, одиноки.

Социолог А. Качкин классифицирует пожилых людей по набору интересов, преобладающих в их жизни:

1) семейный тип – все интересы связаны с жизнью семьи, благополучием супруга, детей, внуков;

2) одинокий тип – черпает силы в общении с самим собой, размышлениях, воспоминаниях, молчании (в это определение входят одинокие семейные пары, замкнутые друг на друге);

3) творческий тип – способен превратить в процесс творчества все, что угодно: от приготовления интересного блюда до размещения цветов на клумбе;

4) социальный тип – человек, занятый решением общественных задач и проблем;

5) политический тип – участвует в политической жизни страны или города активно (посещение митингов, вступление в партии и т. д.) или пассивно (критика власти, изучение газет, просмотр новостей);

6) религиозный тип – включает в себя как людей, всю жизнь отличающихся особенной религиозностью, так и тех, кто приходит к вере в результате противоречий, сформированных как раз процессом старения и приближения смерти;

7) угасающий тип – люди, не сумевшие реализовать накопленный потенциал в изменившихся условиях. Эти люди ожидают смерти как избавления от бессмысленного существования;

8) больной тип – старики, озабоченные не столь скорейшим выздоровлением от текущей в данный момент болезни, сколько внимательным наблюдением за ее протеканием. Отдельно стоит тип девиантных стариков, которые отличаются отклонениями в поведении (бездомные, алкоголики, самоубийцы). Помимо перечисленных разновидностей проявлений старости, можно привести еще множество различных наборов черт, сочетающихся в различных комбинациях.

Один из определяющих моментов старости – ожидание неотвратимой и уже такой близкой смерти. С осознанием реальности своей смертности к человеку приходит понимание необходимости по-новому посмотреть на окружающий мир и на себя самого. Термин «умирающий» подразумевает что-то большее, чем очередное видоизменение человеческого организма или перестройка системы под изменившиеся обстоятельства. Это почти социальный статус, при котором социальные структуры не просто сопровождают, но и формируют опыт соприкосновения со смертью. Огромное значение в формировании этого статуса имеют сложившиеся у окружающих людей стереотипы, связанные с понятием смерти. Можно сопоставить разницу в социальных значениях смертельно больного 18-летнего индивида и вполне еще бодрого 90-летнего человека. По тому же принципу формируется отношение врачей и медработников к своим пациентам; людям свойственно почти неосознанно придавать всем людям определенную социальную ценность. В результате исследований, проведенных в одной из больниц, было выяснено, что разные социальные критерии заставляют медработников прилагать огромные усилия к спасению жизни ребенка и относиться почти формально к поддержанию жизни у пожилых людей. Социальное значение смерть приобретает по-средст-вом таких традиционных ритуалов, как подготовка усопшего к погребению и сами похороны.

В последнее столетие достижения медицины, а также изменения социальных условий жизни оставили свой отпечаток и на факторах, сопряженных со смертью. В современной жизни к обычным приготовлениям усопшего добавились формальные бюрократические процедуры. В прошлые времена умирающие люди оставались на попечении родных и близких, которые обеспечивали им тот уход, который могли дать. Современное общество склонно отдалить мир живых от мира мертвых как можно дальше. Умирающий человек, как правило, доживает свои последние дни в больнице или доме престарелых. Процесс приготовления тела к погребению, организацию похорон и многие другие функции берут на себя морг или похоронные службы. Таким образом, получается, что здоровые люди не вынуждены напрямую сталкиваться со смертью. Умирающие и мертвые отстранены от живых и отданы в руки специалистов, для которых контакт со смертью – такая же работа, как любая другая. Очень часто в таких профессиональных руках умирающие люди оказываются просто никому не нужными.

Тот уход, который принято считать нормальным, на самом деле оставляет желать лучшего. В результате, памятуя об этом, человек предпочитает быстро расстаться с жизнью, не рассчитывая на хорошее отношение к нему, когда он будет обречен. Современный же уровень медицины как раз не позволяет человеку умереть быстро, и то «растительное» состояние, которого многие так боятся, очень часто искусственно поддерживается системами жизнеобеспечения.

Психология bookap

В последнее время общество начало задумываться о необходимости создания хосписов, где есть возможность обеспечить более гуманный подход к уходу за неизлечимо больными. Здравоохранительные органы по определению призваны лечить и спасать людей от смерти, поэтому у медперсонала нет навыков работы с людьми, которых вылечить нельзя.

На Западе уже есть опыт подобных заведений, причем успешно действующих. Среди активистов в этом направлении можно назвать Элизабет Кюблер-Росс. Именно ею была выдвинута идея о необходимости доверительных отношений между врачом, пациентом и его близкими. Признание факта близкой смерти позволяет осознать и примириться с этой мыслью всем сторонам. Получая возможность доверять своему врачу, пациент может опереться и положиться на него, мобилизовать все свои силы на борьбу с болезнью. По имеющимся данным, подавляющее большинство неизлечимых больных все же предпочитает знать истинное положение вещей. Несмотря на то что все люди реагируют на одни и те же события различным образом, процесс принятия факта близящейся смерти, по мнению Э. Кюблер-Росс состоит из пяти фаз: отрицание человеком того факта, что он умирает; гнев, вызванный тем, что его жизнь скоро подойдет к концу; попытка выпросить у Бога или судьбы временную отсрочку от смерти; депрессия, или «предваряющая скорбь», примирение с фактом смерти. Но и эти фазы не являются закономерными, как правило, люди переживают все по-своему, проходя через все фазы или через часть их, подолгу задерживаясь и возвращаясь к некоторым из переживаний. Свой отпечаток накладывают и отношение человека к определенным группам, конфессиям и объединениям, и черты характера, выработанные за прожитую жизнь, симптомы и особенности его болезни.