Часть II. Психолог как личность и профессионал

Глава 3. Этические проблемы профессионального самоопределения психолога


...

6. Проблема общечеловеческих ценностей в работе психолога. Главный этический ориентир психолога–практика

При совершении важных жизненных выборов и поступков человек может опираться на свои представления о «должном» и «справедливом», но если он не уверен в своих представлениях, то он неизбежно обращается к подобным представлениям, сложившимся в культуре, в частности, к «общечеловеческим ценностям». Однако, что именно представляют собой «общечеловеческие ценности» четко и понятно сказать очень сложно. Мы не раз задавали подобный вопрос различным студенческим аудиториям и далеко не всегда слышали от студентов внятные ответы. Признаемся, что спрашивали мы об этом и у некоторых своих коллег — преподавателей психологии и получали примерно такие же невнятные ответы, иногда более, а иногда даже менее «уверенные».

Можно условно выделить следующие подходы к пониманию «общечеловеческих ценностей»:

1. Религиозный подход. Например, многим известно высказывание: «Христианские заповеди — основа общечеловеческих ценностей». Естественно, никто не отрицает роли христианства в становлении современной европейско–американской культуры. Но, во–первых, мало кто толком знает эти заповеди (мы также не раз сталкивались с этим в различных студенческих аудиториях), а во–вторых, как быть с представителями других религиозных конфессий и с атеистами?

2. Правовой подход, основанный на принятых и подписанных многими странами документах: «Всеобщая декларация прав человека», «Конвенция о правах ребенка» и др. Но и эти документы мало кто знает (особенно в современной России). И мало кто знает, что во «Всеобщей декларации прав человека» в ст. 23, пункте 2 записано: «Каждому человеку, без какой–либо дискриминации, гарантируется равная оплата за равный труд», а нам уже успели внушить, что учитель должен зарабатывать в десятки и даже в сотни (а иногда и в тысячи) раз меньше, чем какой–нибудь пронырливый «акционер» бывшего народного предприятия. К сожалению, многие права в таких документах остаются чистой декларацией, то есть не могут считаться реальными общечеловеческими ценностями.

3. Выделение различных уровней человеческих потребностей (например, в варианте, предложенном А. Маслоу). Но часто высшие уровни потребностей, связанные с идеалами добра, красоты, истины, справедливости и самосовершенствания (самоактуализации), совершенно безразличны для большинства людей. Их больше волнуют простые, понятные и полезные для жизни вещи, а высшие потребности — это лишь для избранных. Поэтому и данный подход не отвечает чаяниям большинства людей, то есть не может считаться «общечеловеческим».

4. Выделение «первичного блага», во многом определяющего жизненный «успех» и ощущение «состоявшейся жизни», — это чувство собственного достоинства (см. Ролз, 1995). В основе этого чувства лежит принцип мотивации (или «Аристотелевский принцип», отраженный им в «Никомафовой этике», в книгах 7–й и 10–й), когда «при прочих равных условиях человеческие существа получают удовольствие от реализации своих способностей (врожденных и приобретенных) и это удовольствие возрастает по мере роста этих способностей или их сложности» (Ролз, 1995. — С. 373). Чувство собственного достоинства, самоуважения включает два аспекта: первый — ощущение человеком своей собственной значимости, его твердое убеждение в том, что его концепция собственного блага, жизненного плана заслуживает реализации (это предполагает обладание рациональным жизненным планом, который удовлетворял бы «аристотелевскому принципу», убежденность в том, что наша личность и наши дела оценены и одобряются другими людьми, которые также уважаемы, и ассоциация с которыми приносит удовлетворение) и второй — уверенность в собственных способностях (хотя люди обладают разными способностями, в упорядоченном обществе для каждого человека должна найтись хотя бы одна ассоциация, где он мог бы реализовать свои способности и быть по достоинству оценен, поэтому в общественной жизни необходимо избегать оценок того, чья жизнь является более ценной, иначе всегда будет ущемляться достоинство каких–то групп населения или отдельных личностей). Все это достигается путем общественного (рационального) договора, основанного не на идее «всеобщего братства и любви», реализовать которую может разве что Сам Господь Бог (только он способен любить все человечество), а на идее согласования разнонаправленных интересов людей и неизбежных компромиссов (см. Ролз, 1975. — С. 385–386).

5. Попытки выделить общечеловеческие ценности на основе идеи профессионального и личностного самоопределения и поиска главного смысла своего труда и всей жизни. Климов Е. А. выделил следующие общечеловеческие ценности:

1) постоянное улучшение, репродуцирование себе подобных (включая и заботу о здоровье, о материнстве и детстве, а также — охрану природы);

2) улучшение предметного мира, создание новых средств производства, расширение ассортимента товаров и услуг, постоянное повышение их качества);

3) уважение индивидуальных особенностей каждого, совершенствование общества на основе идей социальной справедливости, развитие правовых систем и приближение их к интересам и чаяниям людей;

4) вазаимообогащение, взаимообмен приобретаемым опытом и переживаемыми чувствами, развитие средств коммуникации между людьми, а также совершенствование средств приобщения человека к Культуре (включая и развитие психолого–педагогических наук) (см. Климов, 1994).

К сожалению, как далеки многие люди от этих целей, но Е. А. Климов хотя бы обозначил вектор дальнейшего развития.


Можно примерно так сформулировать главный этический ориентир не только для самоопределяющейся личности, но и для психолога, пытающегося оказать ему помощь в столь сложном деле — это культивирование права каждого на построение своего неповторимого образа счастья, но права, не ущемляющего таких же прав других людей. Надо заметить, что во многих этических Кодексах и Уставах подчеркивается «первичность интересов клиента». Мы же считаем, что к этому обязательно необходимо добавлять и интересы тех людей, с которыми данный клиент вступает в реальные взаимоотношения и за счет интересов и достоинства которых наш клиент мог бы решать свои проблемы. В противном случае, мы будем помогать одним людям («нашим» клиентам) и ущемлять такие же права других людей, которые по разным причинам не стали «нашими» клиентами или пациентами… При этом особенно важно, чтобы не пострадала совесть самого психолога, чтобы потом ему не было стыдно за то, что он не столько помогал человеку самоопределиться, сколько просто манипулировал им.

Но при этом сразу же обнаруживаются сложнейшие проблемы в реализации такого ориентира. Во–первых, многие самоопределяющиеся люди занимают пассивную, потребительскую позицию и просто ждут, когда психолог подскажет им, как надо поступать в тех или иных ситуациях. Во–вторых, многие психологи с удовольствием принимают такую роль («мудрого советчика») и даже не пытаются решать более сложную задачу — активизировать творческий потенциал самой самоопределяющейся личности. Наконец, в–третьих, все это усугубляется «рыночными отношениями», в которые часто вступают психолог–консультант (продавец услуги) и клиент (покупатель услуги, действующий по принципу: «Раз я вам заплатил, то вы просто обязаны решить мою проблему»). О проблеме платности психологических услуг мы уже говорили.

Завершим фразой Эрика Эриксона: «Поступай по отношению к другому человеку так, чтобы это придавало силы тебе и ему…».