Часть II. Психолог как личность и профессионал

Глава 3. Этические проблемы профессионального самоопределения психолога


...

5. Основные этические принципы в работе психолога

Условно можно выделить два основных уровня этических принципов:

1. Очевидные (самоочевидные), и даже в чем–то «банальные» принципы, типа «не кричи на клиента», «не бей клиента», «не плюй в клиента», «не наноси ему увечий» и т. п. Такого рода правила являются само собой разумеющимися, но, к сожалению, иногда и они нарушаются.


Например, психолог–консультант неоправданно оскорбляет клиента, доводя его до истерики, или использует в некоторых случаях совершенно не адекватные методы (был случай, когда один весьма «солидный» специалист в профконсультации под видом «инноваций» применил метод иглоукалывания, да еще в затемненной комнате, при свечах и с полуобнаженным телом ошарашенного подростка).



Поэтому выделение такого «самоочевидного» уровня все–таки правомерно.

2. Традиционно выделяемые этические принципы, о которых ниже и пойдет речь.

В психологии на сегодняшний день нет единой, общепризнанной системы этических принципов, хотя попытки создания таких систем неоднократно предпринимались и предпринимаются (см. Карандашов В. Н., 1999. — С. 123—132; Кодекс профессиональной этики… ВНР, 1983; Профессиональный кодекс этики для психологов… ФРГ, 1990; Профессиональный кодекс этики для психологов… Мадрид, 1990; Толстых, 1988 и др.). На основании анализа и обобщения разных этических систем можно выделить наиболее часто упоминающиеся этические принципы, и поскольку эти принципы в первоначальном звучании иногда вызывают вопросы, есть смысл некоторые из этих принципов прокомментировать.

1. Не навреди! Применительно ко многим направлениям практической психологии (например, к практике профессионального консультирования) этот принцип относится скорее к очевидному уровню, это как само собой разумеющееся. Было бы странно, если бы профконсультанты отчитывались за свою работу тем, скольким людям они «не навредили». Поскольку профессиональное самоопределение по сути своей конструктивно, в отличие от психиатрии и психотерапии, тде успехом считается даже стабилизация заболевания, то для профконсультанта можно было бы обозначить данный принцип несколько иначе: сделай лучше!

2. Не оценивай! Поскольку вообще без оценок (в том числе и положительных) работать немыслимо, иногда этот принцип уточняют: «не навешивай ярлыков»\ Но можно было бы сказать еще проще: не произноси отрицательных оценок вслух! А еще лучше так организовать работу, чтобы на каком–то ее этапе сам «прозревший» клиент начал рассказывать о своих недостатках, а психолог–консультант еще бы и объяснял ему, что, мол, «не все так уж и плохо».

3. Принимай человека таким, каков он есть. Этот принцип все–таки нуждается в особом комментарии. Л. А. Петровская55, анализируя подходы К. Роджерса, пишет: «Когда у Роджерса речь идет о такой установке терапевта, как «безусловное позитивное принятие», следует иметь в виду, что она относится к чувствам «клиента» и отнюдь не предполагает одобрения всего его поведения. Имеется в виду признание права на какую угодно гамму собственных чувств без риска потерять уважение психолога, терапевта» (Петровская, 1982. — С. 36).


55 Петровская Лариса Андреевнадоктор психологических наук, член–корреспондент РАО. Специалист в области психологии общения и групповых методов развития коммуникативной компетентности.


При этом человек (клиент) может обладать действительно отвратительными качествами и «безусловное позитивное принятие» такого клиента выглядело бы просто самообманом (у К. Роджерса поэтому и сказано — «не предполагает одобрения всего его поведения»). В русской традиции слово «принимать» обязывает ко многому.


Например, в толковом «Словаре русского языка» С. И. Ожегова (1975) приводятся и такие значения этого слова: «согласиться с чем–нибудь, отнестись к чему–нибудь положительно»; «признать, счесть»… Но в русском языке есть и другое слово — «понять», что не всегда предполагает «признания» и «положительного отношения», например, «понять» негодяя.



Поэтому мы считаем, что проще (во избежание всяких недоразумений и спекуляций при «толковании») было бы несколько переформулировать этот принцип: «Психолог просто обязан понять каждого доверившегося клиента».

Кроме того, некоторые известные психотерапевты, например, В. Франкл, все–таки призывают помогать человеку в «самотрансцендентности», то есть обеспечивать для него условия «выхода за рамки самого себя», а не просто оставаться таким, какими они уже являются… «Если мы будем принимать людей такими, какие они есть, мы сделаем их хуже, — говорит В. Франкл, сам при этом ссылаясь на великого Гете. — Если мы будем обращаться с ними как с теми, кем они хотят быть, то мы приведем их туда, куда их следует привести». Вся логотерапия ориентирована на это «быть — мочь» (цит. по Ливехуду, 1994. — С. 175). Как видно, проблема «принятия» и даже «понимания» другого человека не так уж и проста.

4. Соблюдай профессиональную тайну (принцип конфиденциальности). Но и этот принцип не следует понимать буквально.


Например, в условиях работы профконсультанта в школе все–таки приходится сообщать какие–то результаты своей работы (самого общего плана) администрации, которая также имеет право знать, что именно делает психолог–консультант со вверенными ей (администрации) учащимися. Однако категорически запрещается сообщать сведения о школьниках, которые могут нанести им хоть какой–либо ущерб, даже тогда, когда сами школьники будут заявлять, что им «все равно, что о них будут рассказывать».



Но чтобы разобраться, что может нанести вред клиенту и что не нанесет ему вреда, нужен опыт и профессиональное «чутье» (прочувствование ситуации).

5. Уважай своих коллег по работе, их право на профессиональное творчество и самостоятельный выбор методов работы. Критика и дискуссии должны проводиться аргументированно, тактично и конструктивно. Идеальный вариант конструктивной критики — помочь своему коллеги из пока еще несовершенной новой методики (или психолого–педагогического приема) сделать что–то эффективное и интересное. Но на это не каждый способен, так как в этом случае придется преодолеть в себе зависть по отношению к тому, кто «осмелился творить», а также выйти за рамки существующих стереотипов работы и даже в слабой пока еще идее суметь увидеть перспективные моменты.

6. Не выясняй отношений с коллегами по работе в присутствии клиентов и учащихся. Конечно, если такое выяснение проводится с Вами в грубой форме, то клиент (или ученик, студент) поймет, что Вас оскорбляют, но и доверие к Вам также может несколько понизиться, так как Вы допускаете по отношению к себе такое обращение. В любом случае первым делом следует увести своего коллегу в другое помещение, с глаз клиента…

7. Принцип профессиональной компетентности: не передавай сложные психологические методики неподготовленным специалистам и сам не используй методики, которыми в должной степени не владеешь. Если же возникает необходимость подключить к своей работе коллег–смежников (заинтересованных педагогов, социальных работников и др.), то психолог должен подготовить их к самостоятельному использованию некоторых своих методов и полностью отвечать за корректность их применения в работе.

8. Соблюдай меру взаимного откровения с клиентом, не позволяй ему рассказывать о себе самые сокровенные свои тайны (у каждого человека всегда должен оставаться хоть небольшой тайничок души, недоступный никому), а также сам сохраняй некоторую дистанцию с клиентом, иначе можно потерять его уважение и доверие.

9. Не отнимай у клиента права самому отвечать за свои права и поступки. Важнейшей целью психологической помощи является не просто решение конкретной проблемы клиента, но стремление сформировать у него способности и чувство ответственности за свою судьбу. Лишь только в том случае, когда клиент явно не готов к такой ответственности (или психолог осознает, что он сам не готов в этом помочь данному клиенту), то только тогда психологу придется взять основную ответственность за принимаемые решения на себя. Но и эта ответственность реально не заменяет ответственность самого человека за свою жизнь. Ведь не психологу же придется «держать ответ перед Самим Господом Богом» или перед Своей Совестью…

10. Не выставляй свои знания напоказ, стремись помогать клиенту сначала самостоятельно формулировать те или иные положения и выводы. Конкретно этот принцип может проявляться хотя бы в том, что психолог должен мгновенно замолкать каждый раз, когда клиент захочет что–то сказать, даже тогда, когда сам психолог «еще не договорил», и тогда, когда клиент хочет сказать «какую–то глупость».

11. Не дезинформируй клиента. Иногда психолог ради «сохранения чести мундира» или ради «поддержания своего «имиджа» говорит о том, чего сам не знает, боится признаться в ранее сказанной неправде и т. п. Это может привести к принятию клиентом неверных решений и сильно осложнить для него жизнь. Похожий принцип выделяется в разных этических система, в частности, в «Этическом стандарте» психологов Испании: «Пункт 36. Если условия эксперимента требуют дезинформации или обмана испытуемого, психолог должен убедиться в том, что это не приведет к сколько–нибудь длительному ущербу для участников опыта, и в любом случае экспериментальный характер и необходимость обмана должны быть раскрыты при окончании экспериментальной программы» (см. Профессиональный кодекс этики для психологов…, 1990. — С. 159—160). Но в психологическом консультировании возникают ситуации, когда «откровенная правда» (например, «правда, сказанная в глаза») могут сильно травмировать клиента и усложнить для него жизненную ситуацию. Данный принцип (отказ от дезинформации клиента) вступает в некоторое противоречие с другими важными принципами, например, с принципом «Не навреди!», или с принципом «Не оценивай клиента!» («Не навешивай на клиента ярлыков!»). Данный принцип перекликается с другим принципом: «Не обманывай клиента». Интересно, что далеко не все мыслители прошлого отвергали «необходимую ложь».


Например, известный философ эпохи Просвещения X. Вольф считал, что если человека вынуждают лгать обстоятельства и такая ложь не причиняет вреда другому человеку, то она вполне оправданна.

А. А. Шопенгауэр называл упорное отрицание необходимой лжи «жалкой заплатой на одежде убогой морали» (цит. по Знакову, 1993. — С. 103).



При этом, как отмечает В. В. Знаков, удовлетворительное разрешение проблемы правды и лжи на сегодня «вряд ли возможно», и это «одна из актуальных задач российской психологии» (там же. С. 108—109). Но психологу–практику все–таки приходится решать такие задачи в своей работе, и главным условием правильного решения являются здесь не какие–то однозначные рекомендации, а развитая профессиональная совесть, основанная на опыте и общем понимании ситуации.

12. Соблюдай принцип добровольности участия клиента в психологических процедурах. Полная реализация данного принципа в условиях школы может привести к тому, что у обычного (не сверхталантливого!) психолога значительная часть учащихся просто не будет приходить на психологические и профориентационные занятия (слишком велик для школьников соблазн «добровольно» заняться чем–то другим, а дел у подростков, как известно, очень много). Поэтому данный принцип лучше немного уточнить: сочетай принцип добровольности (при проведении индивидуальных профконсультаций, личностных опросников, игровых и психотерапевтических форм работы) с принципом обязательности (при проведении общих семинаров и лекционных форм работы). Для самих школьников меньше будет терзаний по поводу того, куда «можно не ходить», а где «надо быть обязательно». Естественно, что при консультировании взрослых клиентов принцип добровольности должен реализовываться более полно (за исключением случаев обязательного прохождения собеседования с профконсультантом, где у клиента также остается право добровольно выбирать ту или иную степень откровенности и глубины рассмотрения своих проблем с психологом).

13. Уважай себя как человека и как специалиста! Часто можно услышать следующие красивые слова: «Главное средство работы психолога — это его собственная личность». Но личность является высшей ценностью и поэтому она не должна выступать в качестве «средства». В качестве средства достижения каких–либо целей и человек, и его личность выступают лишь при извращенном понимании рыночных отношений, когда все, что угодно (и личность, и любовь, и дружба) может быть товаром, средством для обогащения или для получения каких–то благ. Перефразируя фразу Э. Фромма «Я такой, какой я вам нужен», где человек самостоятельно берет на себя роль товара на «рынке личностей» (см. Фромм, 1990. — С. 153), можно было бы сказать так: «Моя личность будет такой, какой она нужна для решения ваших проблем, но не такой, какой она нужна мне для собственного развития». Если специалист–человековед к самому себе относится как к «средству», то может ли он полноценно помогать другим людям? А в качестве средств все–таки должны выступать специальные психологические методики, в том числе и так называемые внутренние средства профессиональной деятельности психолога (его знания, опыт, вербальные и невербальные средства общения и др.). Уважая себя, мы начинаем лучше понимать и уважать наших клиентов!