Введение Во «Введение…»

Здравствуйте, уважаемый Читатель.

Мы, три очень разных человека, достаточно давно живущие в мире психологии и оттого — возможно, не без основания — считающие себя профессиональными психологами, предлагаем Вам войти в этот мир — такой, каким мы его видим, прикоснуться к необычной профессии, которую Вы, быть может, для себя избрали или, по крайней мере, о которой размышляете.

То, что вы прочтете — плод совместных усилий. Но это не означает, что мы всегда думаем по тому или иному поводу одно и то же. Пусть это вас не смущает: психология как наука и практика сама не намного старше нас, вместе взятых; кроме того, как вы увидите, это особая наука и особая практика; как и в любой области, связанной с человеческим бытием, здесь нет бесспорного, а то, что кажется очевидным, — чаще всего самое непонятное, как говорил классик французской психологии (и блистательный практик) Пьер Жане. Некоторая разница во взглядах авторов, на наш взгляд, вполне естественна: уж где–где, а в психологии, слава Богу, еще далеко до «единственно верных», «окончательно истинных», «монолитных и непоколебимых» представлений, тем более, когда речь идет о профессиональном самоопределении самих психологов, ибо суть самоопределения — это свобода, а значит и неодинаковость, уникальность выборов смысла своего пребывания в психологии. Заметим, что отказ от идеи «окончательной истины» связан еще и с идеей личностного и профессионального развития, которое часто и основано на переосмыслении и дальнейшем совершенствовании собственных взглядов и позиций.

Поэтому мы приглашаем Вас не к слушанью, а к разговору — насколько нам его удастся сделать для Вас интересным. Перефразируя слова другого классика психологии (и тоже блистательного практика) швейцарца Карла Юнга, психолог для того, с кем он работает, может быть уподоблен проводнику на незнакомой местности — не столько потому, что он лучше знает местность, сколько потому, что он представляет, как на ней ориентироваться. Постараемся быть таковыми для Вас.

Представимся

Николай Сергеевич Пряжников — профессор Московского государственного университета, специалист в области психологии труда и профориентации, единственный из коллектива авторов — доктор наук. Если какие–то мысли в книге покажутся Вам слишком уж заумно изложенными, знайте, что это — именно его мысли.

Игорь Викторович Бачков — кандидат психологических наук, заведующий лабораторией Московского психолого–педагогического института, специалист в области психологии самосознания, автор оригинальных психологических тренинговых программ и ведущий тренингов; кроме того, автор научно–художественных книг по психологии для малышей и школьников. В связи с чем является членом Союза писателей. Так что если какие–то части книги будут существенно хуже других в стилистическом и художественном отношении, то знайте, написал их именно он.

Игорь Борисович Гриншпун доцент кафедры психологии развития Московского педагогического государственного университета, зав. кафедрой практической психологии Московского психолого–социального института. Поскольку он несколько старше вышеназванных соавторов и уже четверть века занимается преподаванием психологии, то ему принадлежат (помимо самой идеи совместного написания этой книги) наиболее занудные фрагменты.

Пусть извинят нас те, кто уже в некоторой степени всерьез интересовался психологией, но мы будем исходить из того, что Вы, Читатель, еще недостаточно в ней искушены или даже почти несведущи (отчего, кстати, будем сначала стараться следовать стилю научно–популярному). Поэтому, кстати, в книге Вы встретите вставки с краткими комментариями к некоторым встречающимся в тексте фамилиям исследователей — в тех случаях, если нет пояснений непосредственно в тексте. Разумеется, мы не могли прокомментировать все персоналии — это расширило бы объем книги до немыслимых размеров — и избрали те, что имеют ближайшее отношение к психологии, во–первых, и непосредственное отношение к нашему разговору, во–вторых. Вставки будут иметь вот такой вид:1


1 Сразу предупредим, что в тексте вставок мы будем пользоваться некоторыми сокращениями, а именно:

1 АН СССР — Академия наук СССР, ныне Российская академия наук (РАН).

1 АПН — Академия педагогических наук. Теперь она называется Российской академией образования (РАО).

1 АПСН — Академия педагогических и социальных наук.

1 МГУ — Московский государственный университет им. М. В. Ломоносова.

1 ЛГУ — Ленинградский государственный университет.

1 МП ГУ — Московский педагогический государственный университет.


Как показывает практика, многие студенты–первокурсники представляют себе профессиональную психологию весьма приблизительно, основываясь на своего рода мифах, порожденных обыденными мнениями, слухами, телепередачами типа сеансов А. Кашпировского или А. Чумака, имиджем и высказываниями психологов, приглашенных на передачи типа «Про это» или «Я сама» (где они, по сути, выступают как популяризаторы), псевдопсихологическими книгами типа «Как привязать к себе мужчину» и т. п.

Остановимся на некоторых из этих мифах немного подробнее. Это важно, ибо, извините за назидательность, выбор профессии — один из серьезнейших жизненных выборов; его случайность и недостаточная осмысленность потенциально трагичны.

Итак — мифы о психологии и психологах.

1. Психология — наука, все знающая о человеке и его душе, а психолог, овладевший этой наукой, — человек, «видящий людей насквозь».

2. Психолог — человек, от природы наделенный особыми способностями к общению с другими и пониманию других.

3. Психолог — человек, умеющий управлять поведением, чувствами, мыслями других, специально этому обученный и владеющий соответствующими техниками (например, гипнозом).

4. Психолог — человек, досконально знающий самого себя и владеющий собой в любых обстоятельствах.

5. Психолог — мудрец, знающий о жизни больше других, и его миссия — указывать истинный путь — страдающим, запутавшимся людям советами и наставлениями.

Вообще говоря, за каждым из этих мифов стоит некоторая реальность, они имеют под собой некое основание; но реальность эта воспринимается преувеличенно, обретает ложные оттенки, отчего становится иллюзорной и «искушающей», ведя по пути иногда опасному не только для себя, но и для других (о чем в дальнейшем будет специальный разговор).

Посмотрим на эти мифы внимательнее. Итак:

1. Психология — наука, все знающая о человеке и его душе, а психолог, овладевший этой наукой, — человек, «видящий людей насквозь».

Действительно, термин «психология» означает «наука о душе», «учение о душе» или, если угодно, «душеведение». Однако никакое абсолютно полное знание о душе (как, впрочем, и о других объектах) принципиально невозможно — возможно лишь движение к этому знанию; между тем душа, которую — в отличие от объектов и явлений природы — невозможно непосредственно увидеть, пощупать, измерить, оказывается особо сложным объектом для изучения, настолько, что, как говорят, Альберт Эйнштейн,, познакомившись и поговорив с великим швейцарским психологом Жаном Пиаже2, воскликнул: «Насколько просто то, нем занимаюсь я, по сравнению с тем, нем занимаетесь Вы!». По иным версиям, его слова звучали так: «Теоретическая физика — это детская игра по сравнению с тайнами детской игры!». Другой вариант: «Господи, насколько психология сложнее физики!».


2 Пиаже Жан (1896–1980) -швейцарский психолог, создатель одной из авторитетнейших теорий интеллектуального развития ребенка. Основатель Женевской школы генетической психологии.


Да, знания, накопленные психологией, богаты и многообразны, но далеко не исчерпывающи и часто противоречивы. В дальнейшем Вы убедитесь, что существует множество психологических теорий (если хотите — много психологии), и потому не нужно ждать от обучения психологии «истины в последней инстанции». Вас неизбежно ждут сомнения и поиск, что, согласитесь, совсем неплохо, если стремиться не к пассивному усвоению, а к творческому развитию.

Что касается всепроницательности психолога — не стоит ее преувеличивать. Однако многое он действительно может видеть лучше, чем большая часть тех, кто психологией не занимается — поскольку психолог специально об этом размышляет, это исследует и с этим работает; о чем–то может лучше рассказать — поскольку «знает психологические слова», с помощью которых можно обозначить те или иные события, относящиеся к миру психических явлений. Но помните, что любое мнение вероятностно. Психолог, безапелляционно утверждающий, что ему «все ясно» относительно того или иного человека или события, либо непрофессионален, либо неумен, либо «работает на публику» — благо, в силу обсуждаемого мифа, таких возможностей предостаточно.

Позже мы поговорим о том, как искушает психолога возможность почувствовать себя «сверхчеловеком», для которого Истина — что–то вроде младшей сестренки, которую можно похлопать по плечу.

2. Психолог — человек, от природы наделенный особыми способностями к общению с другими и пониманию других.

Вообще говоря, вопрос о том, кто чем наделен от природы, а что приобретается в течение жизни (воспитывается) — вопрос, извините за банальность, сложный. Действительно, мы можем говорить о природном (врожденном) компоненте многих индивидуальных особенностей человека, например, о свойствах нервной системы, непосредственно проявляющихся в быстроте движений, утомляемости и др. Однако говорить однозначно о природных основах способности к содержательному общению и эмпатии (сопереживанию) как минимум затруднительно. Во всяком случае, среди практических психологов — в том числе выдающихся, признанных на мировом уровне — люди самые разнообразные по своим «природным данным». Другой разговор, что практическому психологу действительно важно обладать определенными способностями, о чем речь пойдет в соответствующем разделе, но — за редким исключением (имеются в виду некоторые случаи патологии) — речь не идет о «врожденной неспособности». Способности к общению и пониманию других (иногда это называют «компетентность в общении») можно и нужно развивать, и не только в психологе (для чего, кстати, существуют соответствующие психологические методы).

3. Психолог — человек, умеющий управлять поведением, чувствами, мыслями других, специально этому обученный и владеющий соответствующими техниками (например, гипнозом).

Действительно, практический психолог владеет некоторыми способами влияния на поведение других . Собственно, речь не идет о гипнозе в распространенном его понимании (погружение в глубокий транс с внушением определенных образов и поведения) — это прерогатива медиков, однако в психологии наработаны определенные способы, позволяющие создать ситуацию доверия и доброжелательности, смягчения конфликтов; вместе с тем опасения по поводу манипулятивных возможностей психологов, владеющих определенными знаниями о закономерностях поведения, также имеют свои основания — любое знание может быть обращено и во благо, и во вред. Само по себе управление поведением — не самоцель. Страшный вариант, когда психолог упивается властью над другим. Искушение властью — еще один вариант искушения «сверхчеловечеством». Другие, также неприятные, варианты, когда влияние на другого используется в корыстных и прагматических целях. Характерно, что психологи, проповедующие важность владения техниками такого рода, часто используют терминологию из арсенала военных или борцов, видя в другом непременно противника, которого надо победить — впрочем, чаще всего прикрывая это более гуманными масками. Характерно в этом отношении название перевода одной из книг весьма популярного (и не вполне обоснованно считающегося психологом) Д. Карнеги: «Как завоевывать друзей». Друзей — завоевывать. Жутковато звучит, согласитесь.

4. Психолог — человек, досконально знающий самого себя и владеющий собой в любых обстоятельствах.

Знать себя «до конца» невозможно. Человек, утверждающий, что познал себя полностью, заблуждается или делает вид. Но стремление к самопознанию, стремление дойти «до оснований, до корней, до сердцевины» для психологов действительно часто характерно (но, заметим, не для всех психологов и не только для психологов). Во всяком случае, часто — и, с нашей точки зрения, справедливо — говорят, что практический психолог должен быть личностно проработан, то есть должен знать собственные стремления, ценности, слабости и т. д., дабы в работе с другим человеком не решать, сам того не ведая, свои неосознаваемые проблемы, а именно помогать другому (клиенту).


Вспомните фильм «Сталкер» Андрея Тарковского и братьев Аркадия и Бориса Стругацких (кстати, настоятельно советуем посмотреть его всем настоящим или будущим психологам, кто этого не сделал): Зона выполняет желания — но не декларируемые, а только истинные, и один из героев — Писатель — не делает решающего шага, ибо понимает, что не знает, чего хочет на самом деле.



Точно так же психолог, не признающийся себе в тех своих стремлениях, которые считает недостойными (например, в скрытой потребности во власти), будет, сам того не замечая, стремиться их удовлетворять, а жертвой окажется клиент (эту проблему и другие, с ней связанные, мы тоже обсудим в соответствующем разделе книги). Что же касается владения собой в любой ситуации — это тоже из области «сверхчеловечества»; правда, однако, что в психологии разработаны некоторые методы саморегуляции, и владеющий ими (не обязательно психолог) действительно ведет себя увереннее в сложных ситуациях. Кроме того, психолог, профессионально зная, к примеру, сущность конфликтов различного типа и способы их предупреждения и продуктивного разрешения, оказывается более подготовленным к адекватному поведению в подобных случаях.

5. Психолог — мудрец, знающий о жизни больше других, и его миссия — указывать истинный путь страдающим, запутавшимся людям советами и наставлениями.

Как и среди остальных людей, среди психологов бывают мудрые и не слишком, но речь не об этом. Речь о еще одном искушении «сверхчеловечеством» — искушение ролью Великого Учителя, мессии, пастыря, гуру — искушение тем более соблазнительное, что многие приходящие за помощью готовы в психологе такового признать. Разумеется, есть психологи, на такую роль претендующие — как вообще достаточно людей, полагающих, что именно они ведают главные истины жизни и зовут (а то и тащат насильно) за собой, полагая, что именно они «знают, как надо». Но если кто–то и знает истину — то лишь Тот, кто Выше, а самообожествление, вероятно, лишь проявление мелкой гордыни и неудовлетворенного самолюбия. Психолог — не священник и не имеет права говорить от Божьего имени; он не вправе навязывать свой путь и свое мировидение, он может лишь постараться помочь другому увидеть собственный его — другого — путь или его возможность.

Как показывает опыт, люди, приходящие на факультеты психологии и не прошедшие предварительно специальной подготовки, как правило, в той или иной степени ориентируются на один или несколько упомянутых мифов, стоящих за тем, как они формулируют причины своего профессионального выбора. Чаще всего звучит следующее:

«Хочу лучше в себе разобраться». Мотив по–человечески весьма достойный, но, согласитесь, разбираться в себе — это не профессия.

«Хочу помогать людям». Весьма достойно и красиво — если сказано честно. Действительно, практический психолог — один из тех (но не единственный), кто помогает другим. Но что за этим стоит? Почему выбрана именно психология? Ведь помогает другим и священник, и педагог, и социальный работник, и благотворитель, и милиционер, и многие другие.

«Хочу научиться владеть собой».

«Хочу научиться лучше общаться».

«Интересная наука».