ГЛАВА 4. От зачатия до личности

В развитии ребенка представлены… оба типа психического развития, которые мы в изолированном виде находим в филогенезе: биологическое и историческое, или натуральное и культурное, развитие поведения.

Л. С. Выготский

Эта глава посвящена общим закономерностям и принципам психосексуальной дифференциации. Но прежде сделаем небольшое отступление, помогающее понять, что идеи сексологии прокладывают себе дорогу, испытывая те же трудности, которые присущи и многим другим, казалось бы, очень далеким от нее наукам.

Когда Р. Кох в 1882 г. открыл туберкулезную палочку, сообщение об этом вызвало недоумение у врачей, до этого убежденных в том, что туберкулез является продуктом социальных и средовых факторов. Но когда сегодня исследователи подчеркивают, что в круг причин и механизмов инфекционных заболеваний входят психосоциальные и средовые факторы, это контрастирует с общепринятым представлением о решающей роли микроорганизмов. В этом плане очень показательна научная дискуссия, развернувшаяся в 60-х гг. вокруг книги И. В. Давыдовского «Проблемы причинности в медицине». Книга эта внесла громадный вклад в формирование представлений о том, что разделение природного и социального, психосоциального и психофизического, телесного и душевного отражает не существо явлений, а потребность в упрощении, делающую изучение их более простым и доступным.

Биологические и социальные детерминанты пола изучались с разной интенсивностью в разное время. Развитие биологии в прошлом веке определяло преимущественное внимание к биологической стороне психосексуальной дифференциации. Подход этот был настолько же продуктивным, насколько не лишенным слабостей. К 50-м гг. XX в. сформировался альтернативный социологический подход, согласно которому биологические факторы определяют лишь возможность психосексуальной дифференциации, но не ее направление. Дж. Мани сравнивал тогда психосексуальную дифференциацию с овладением языком: оно зависит, разумеется, от врожденных способностей, но никак не определяет, каким именно языком овладеет ребенок.

Подтверждения этому ученые находили в практике изменения пола. В начале 60-х гг. 26-летний американец Джордж Йоргенсен настоял на проведении ему в Дании хирургической операции, в результате которой стал Кристиной Йоргенсен и описал свою историю в популярной книге, ставшей бестселлером. К 1971 г. в странах Западной Европы и Северной Америки было сделано более полутора тысяч таких операций. Советский читатель, вероятно, припомнит появившееся в 1989 г. сообщение о подобной операции в Индии, приведшей к образованию семьи из двух бывших подруг: одна из них благодаря искусству врачей превратилась в весьма мужественного супруга. Дж. Ганьон приводил описания случаев, когда маленьких мальчиков, получивших не совместимые с полноценным мужским функционированием травмы половых органов, оперировали и воспитывали как девочек, достигавших хорошей социальной адаптации.

Значение подобных примеров едва ли стоит преувеличивать. Самыми убедительными были бы случаи, приводимые Дж. Ганьоном, если бы он сообщил о дальнейшей судьбе этих мальчиков, ставших девочками. В остальных случаях речь идет о пластике половых органов в прямой связи с особенностями полового самосознания, средовое происхождение которого не доказано (транссексуализм) либо опровергается самим фактом обращения за помощью (из-за ошибки в определении пола при рождении). Новые успехи генетики, психоэндокринологии позволяют проследить ранее неизвестные связи между механизмами наследственности и гормонами, с одной стороны, и поведенческими программами, с другой.

В итоге складывается все более сильная тенденция перехода от противопоставления биологической и социальной моделей (по типу игры в перетягивание каната) к системным биосоциальным моделям психосексуальной дифференциации. Согласно таким моделям, биологическое задает не только потенциальные возможности для развития личности, но и его врожденные долгосрочные программы, а среда определяет социальные векторы их реализации в человеческом поведении. «Мы должны исходить из «я», из эмпирического, телесного индивида, но не для того, чтобы застрять на этом… а чтобы от него подняться к «человеку»7.


7 Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 27. С. 12.


Принципы и модели психосексуальной дифференциации

В 1977 г. Дж. Мани сформулировал следующие основные принципы этой дифференциации:

Первоначальное наличие в зародыше возможности развития и по мужскому, и по женскому типу. Этот принцип опровергает представление о том, что путь развития изначально определяется только одной возможностью или формируется уже после рождения средой и воспитанием;

последовательность дифференциации;

наличие ее критических периодов;

дополнительность маскулинной дифференциации (принцип Адама). Интересы популяции и вида, считает Дж. Мани, заставляют природу заботиться прежде всего о создании самки. Для того чтобы формировался мужской тип, организм должен на критических стадиях получать дополнительные «команды», без которых развитие автоматически идет по женскому типу;

диссоциация половой идентичности. На самых ранних этапах после рождения возможности идентификации по маскулинному и фемининному типу объединены, но в ходе общения в конце концов реализуется какая-то одна из возможностей;

идентификация и дополнение. Этот принцип по существу, уточняет предыдущий. В мозге закодированы две схемы: одна ― для обозначения собственных идентичности и роли, а другая ― противоположного пола. Они дифференцируются по механизмам идентификации и дополнения. Первый связывается с копированием поведения других людей, второй ― с выяснением, уяснением поведения других, так что собственное поведение дополняет поведение других или взаимодействует с ним;


ris4.png

маскулинная уязвимость. Этот принцип мы уже рассматривали, говоря о теории В. А. Геодакяна. Дж. Мани связывает с ним также более высокую сексуальную возбудимость и качественную специфику полового акта у мужчин.

Не все из этих принципов можно принять безоговорочно, и по ходу рассмотрения психосексуальной дифференциации мы будем к ним возвращаться. Кроме того, они не охватывают, по нашему мнению, всех существенных аспектов психосексуальной дифференциации. Мы будем исходить из модели, предложенной нами в 1986 г. Положенный в ее основу принцип может быть обозначен как объемное системное усложнение. Каждая из детерминант представляет собой развивающуюся систему; на этапах развития эти системы входят как структурные элементы в более сложные системы, в конечном итоге формирующие пол как мегасистему — систему систем. Иными словами, модель показывает, что пол формируется на каждом из этапов развития и в целом на путях образования функциональных связей между всеми его детерминантами и уровнями их развития. Этот момент — образование функциональных связей — необходимо подчеркнуть особо, ибо понимание пола только как суммы его составных частей неизбежно будет ущербным.