ПравообладателямТеории научения[6-е издание], Хегенхан Б.
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Хегенхан Б. Р., М. Олсон djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

В данной книге, выдержавшей шесть изданий, излагаются основные теории научения, одного из самых давних и разработанных направлений в психологии. В книге подробно рассказывается о том, какую роль играют ранние и современные теории научения в психологическом знании и современной педагогике, рассматриваются теории таких всемирно известных ученых, как И.П.Павлов, Э.Толмен, А.Бандура, Ж.Пиаже и Б.Ф.Скиннер. Издание снабжено подробным терминологическим словарем.

Книга адресована преподавателям вузов и студентам психологических и психолого-педагогических факультетов, а также всем специалистам, занятым в сфере образования.

DJVU. Теории научения[6-е издание]. Хегенхан Б. Р.
Страница 43. Читать онлайн

4Q Глава 3. Ранние представления о научении

велена до привычки ума. Например, если Б всегда следует за А и интервал между ними сохраняется всегда постоянным, мы не можем заключить, что А служит причиной Б, так как мы не можем проверить существующую случайную взаимосвязь между двумя событиями. По Юму, рациональная философия, естественные науки и моральная философия сводились к субъективной психологии. Следовательно, ничто не могло быть познано с достаточной степенью точности, так как все познание основывалось на интерпретации субъективного опыта (р. 169).

Иммануил Кант (1724 — 1804) утверждал, что Юм пробудил его от «догматического сна» и был причиной того, что он попытался спасти философию от юмов- ского скептицизма. Кант попытался изменить непрактичные черты как рационализма, так и эмпиризма. Рационализм может касаться только разбора понятий, а эмпиризм — сводить познание к чувственному опыту и его производным. Кант старался привести в соответствие обе эти точки зрения.

Кант пришел к выводу, что тщательный анализ нашего опыта обнаруживает некоторые категории мысли. Например, Кант указывал на то, что у нас есть такие представления, как казуальность, единство и всеобщность, но мы никогда, как говорил Юм, не переживаем никакое из них эмпирически. Эти категории мысли, или «умственные способности», не являются ни частью нашего чувственного опыта, ни ero производными. Если эти мысли не являются результатом чувственного восприятия, рассуждал Кант, то, значит, они должны быть априорными категориями рассудка. Они накладываются на наш чувственный опыт и тем самым обеспечивают его структурой и смыслом. Кант полагал, что существует 12 априорных категорий, которые придают смысл нашему опыту в материальном мире, куда включались единство, множественность, целокупность, реальность, отрицание, ограничение, субстанция, причина, взаимодействие, возможность, существование, необходимость.

Наш сознательный опыт, согласно Канту, подвержен влиянию как со стороны чувственного опыта, порождаемого эмпирическим миром, так и категорий рассудка, которые являются априорными. Категории рассудка трансформируют чувственный опыт и, таким образом, обеспечивают ему большую структурированность и смысл. Любая попытка определить сущность познания должна, по Канту, принять во внимание активное участие в этом рассудка. Мы увидим современный пример такой точки зрения, когда будем рассматривать гештальт-психологию в главе 10 и теорию Жана Пиаже в главе 11. Философия Канта может считаться предшественницей современной психологии, занимающейся обработкой информации, и когнитивной науки. Фланаган (Flanagan, 1991, р. 181) говорит: «Когда когнитивисты обсуждают своих предшественников, имя Иммануила Канта можно услышать чаще остальных».

Таким образом, Кант поддержал жизнеспособность рационализма, продемонстрировав, что разум является источником познания. Другими словами, он поддержал подход, не сводящий познание лишь к чувственному опыту. Принимая нативистскую позицию о врожденном знании, Кант оживил взгляды платонистов, которые со времен Декарта стали терять завоеванные позиции.

Джон Стюарт Милль (1806 — 1873) был крайне увлечен идеями ранних ассоцианистов, таких как Гоббс и Локк, о том, что сложные идеи есть не что иное, как сочетание простых идей. Оставаясь эмпириком и ассоцианистом, он сделал очень важную ревизию позиций, занимаемых другими ассоцианистами. Принимая утверждение о том, что сложные идеи состоят из более простых, Милль добавил

Обложка.
DJVU. Теории научения[6-е издание]. Хегенхан Б. Р. Страница 43. Читать онлайн