Виктория Юркевич. Воля и привычка. Ч.3. Возможности подростковой поры

В предыдущей статье мы пытались доказать, что волевые привычки надо воспитывать, без преувеличения, с «младых ногтей», с самого раннего детства. А что же делать, если этого — по разным причинам не произошло? Тогда все мы — учителя, родственники, знакомые, сам ребенок, а в последние годы, когда стало развиваться консультирование, и психологи, — слышим неиссякаемый поток родительских жалоб. Варианты самые разные, но все легко сводится к нескольким типичным случаям. Подросток: вообще не учит уроков дома, целыми днями слоняется, неизвестно чем занимается, только не уроками; уроки учит, вроде бы старается, но толку мало — все время отвлекается, несобран ни дома, ни на уроке; делает только то, что ему интересно: уроки — только по любимым предметам (а точнее, по предметам, которые ведет нравящийся ему учитель), а все остальное — это для «хобби», как правило, не имеющего отношения к школьным и вообще нужным (с точки зрения взрослых) делам.

Да и подростки, о которых идет речь, разные: увлекающиеся и почти ко всему безразличные; энергичные и апатичные; с решительным отсутствием интересов, кроме «телика», и с огромным множеством ярких интересов; читающие «запойно» и категорически не берущие ни одной сверхпрограммной книги в руки (да и программным предпочитающие экранизации). Но всех их, таких разных, объединяет одно: волевая запущенность. Привычки к регулярному труду, четкости и собранности не хватает им! Именно привычки! Временами почти любой из них может заставить себя сесть за письменный стол, заняться нелюбимыми уроками, встать на полчаса раньше, чтобы сделать зарядку… Но все это отдельные случаи, своего рода «кавалерийские атаки». А потом то же самое «битье баклуш»…

А ведь подросток хочет жить по-другому! Он хочет стать четким, собранным, волевым! Чтобы прекратились наконец попреки родителей, унизительные записки и низкие отметки в дневнике. Хочет получить велосипед или собаку, которые родители обещают ему в обмен на хорошее поведение и хорошие отметки. Очень хочет, но не может стать хорошим надолго — не сложены, не созданы те самые волевые привычки. Бывает так, что родители сами и трудолюбивы, и организованны, и подают своим детям замечательный пример, но это оказывается недостаточным — нужна ежедневная работа по воспитанию у детей таких привычек. А как часто сталкиваешься с добродушной снисходительностью («ну не хочет, ну что ж теперь сделаешь — не надо; чего из-за мелочей затевать «сыр-бор»…), с нежеланием влезать в ежедневные мелочи жизни и поведения ребенка.

Бывает, родители хорошо понимают всю разрушительную силу пренебрежения к ежедневным мелочам воспитания и стараются быть требовательными. Вчера требовали, сегодня требуют, а завтра не до того — устали, приехали гости и т. п. А речь опять-таки о ежедневной требовательности…

Почти в каждом ребенке есть стремление к сиюминутному исполнению желаний, к неограниченности и раскованности интересов (в этом заключается, кстати, и благодатная сила его развивающейся познавательной потребности, его растущих возможностей освоения мира). И только ежедневное, упорное и направленное воспитание может ввести это стремление в русло систематического труда, самоорганизации, самоконтроля.

«Капля долбит камень не силой, но частым падением», — римляне часто употребляли эту пословицу, говоря о воспитании.

Но что же делать, если время все-таки упущено и подросток стал таким, какой он есть (см. вышеперечисленные жалобы родителей)?

Сразу дадим два совета.

Первый. Отменить все неэффективные методы воздействия, лавинообразно обрушивающиеся на голову подростка: упреки, скандалы, бесконечные призывы к внимательности и организованности. Это не те «капли», которые нужны; ничего, кроме остатков взаимопонимания, они не источат, ничего, кроме отрицательных эмоций, не создадут.

Второй. Спокойно обсудить вместе с подростком его трудности и наметить реальную программу совместной ежедневной работы.

Все дело в том, что возможности подросткового возраста широки и могут быть использованы родителями во благо самому подростку. Именно в эту пору подрастающему человеку дается шанс справиться с волевой невоспитанностью. Этот шанс — самовоспитание. Не будем пессимистами — он не последний. Но чем дальше, тем труднее: с каждым разом это все более будет напоминать, по известной истории о Мюнхгаузене, вытягивание самого себя за волосы из болота.

Примем во внимание, что в подростковом возрасте появляются новые потребности, и часто трудности поведения возникают именно оттого, что эти потребности не удовлетворяются. Это происходит, во-первых, из-за того, что в самом подростке еще недостаточно развиты психические возможности и способы деятельности, с помощью которых он мог бы реализовать эти потребности, и, во-вторых, потому, что в его окружении — и ближнем, и дальнем — не всегда создаются для этого достаточные условия.

Какие же это новые потребности?

Разные исследователи насчитывают неодинаковое их количество: от одной до восьми. В контексте нашего разговора главными видятся следующие.

Потребность в самопознании. Интерес к себе, прежде всего к своей внешности, начинается у ребенка очень рано. Совсем маленькие дети уже живо интересуются тем, как они одеты, как на них реагируют окружающие. Младший школьник непременно сравнивает себя с другими учениками и с удовольствием или грустью заключает, какой он — хороший или не очень.

Но эта потребность (Какой я? Как меня воспринимают? Чем я отличаюсь от других?) существенно преображается именно в подростковом возрасте. К этой поре у подростков возникает особая форма самосознания — рефлексия, то есть способность к самоанализу, психологической «раскладке» себя самого. Многие ребята увлекаются дневниками, где въедливо, скрупулезно анализируют и каждый свой поступок, и каждое слово и действие тех, кто для них значим. Дневниками этими их авторы, как правило, очень дорожат: если кому-то будет разрешено их прочесть — это знак высочайшего доверия. Но ведутся они прежде всего для себя, для самопознания.

Мы предлагали школьникам задать три любых вопроса психологу. В четвертом-пятом классе такое задание либо ставило ребят в тупик, либо вызывало самые разные и диковинные вопросы: от «как научиться быстро готовить уроки» или «можно ли смотреть телевизор после девяти часов» до «есть ли душа у кошки?»

У четырнадцати-пятнадцатилетних вопросы гораздо более сложны: «как узнать свой характер?», «может ли психология научить понимать людей?», «как преодолеть в себе лень и неаккуратность?» и т. п. Когда же просишь их рассказать, какими они себя видят и какими хотят стать, они исписывают целые страницы, отмечая у себя множество недостатков и часто очень мало достоинств. Такая сверхкритичность иногда оборачивается вечным недовольством, направленным и на себя, и на других.

Но тут следует сделать одно чрезвычайно важное, на наш взгляд, замечание. Интерес подростка к самому себе, настойчивое самокопание кажутся взрослым не всегда полезными, не приносящими видимых положительных результатов. Возможно, в каких-то случаях так и бывает. Но вот что обнаружилось в наших исследованиях. Оказалось, что подростки, у которых не было заметно такой выраженной потребности в самопознании, очень часто «застревают» на каком-то этапе личностного развития, у них не обнаруживается достаточно заметной его динамики. У некоторых подростков это даже приводило в старших классах к стойкому снижению познавательных интересов.

Нет, потребность в самопознании, какой бы «бесплодной» она на первых порах ни казалась, крайне необходима для развития личности! Едва ли результатом такого самопознания окажется немедленное преодоление всех недостатков; его действие долговременно — оно, если можно так сказать, даст пищу корням того дерева, которое будет плодоносить много лет.

Другая важнейшая и по-новому проявляющаяся в подростковом возрасте потребность — это потребность в самоутверждении.

Нередко замечается только одна ее сторона. Педагогически просвещенные родители уже знают, что наиболее значимы для подростка сверстники («референтная группа»), что самоутверждение в этом возрасте часто идет за счет внешних форм: одежды (пресловутые «лейблы», майки, «бананы»), особого жаргона, танцев и даже походки.

Все это действительно так. Но не побоимся сказать: подростку не менее важно утвердиться в мире взрослых, стать не таким, как взрослый, а стать таким, с которым считаются взрослые.

По мнению В. А. Сухомлинского, подросток не отрицает требований взрослых, однако оставляет за собой право выбора собственного идеала, которому он хотел бы соответствовать. Подросток выбирает свои идеалы — иногда мучительно. Иногда — всю жизнь: бывают и «вечные подростки». Знаменитый и психологически очень точный роман Ф. М. Достоевского «Подросток» — не о трудном возрасте (в романе герой его давно из этого возраста вышел), а о психологии подростка, определяющегося в жизни, о поисках своего «я», своего идеала взрослого.

И в тех случаях, когда подросток находит такого взрослого, какая яркая привязанность, подлинная влюбленность окрашивают его отношение к нему! И тогда-то в полной мере и проявляется потребность подростка утвердиться в его глазах, соответствовать его требованиям. Как утверждает В. А. Сухомлинский, и у подростка есть стремление быть хорошим в глазах окружающих, но в том, и только в том случае, если эти окружающие заслуживают, по его мнению, уважения. Бывают и случаи откровенного и полного негативизма, которые иногда почему-то считают характерными для подросткового возраста. Но то обстоятельство, что они не так уж редки, вовсе не указывает, что они естественны.

Обе эти потребности соединяются и развиваются в новой, очень остро и заметно проявляющейся у подростка потребности в самовоспитании.

Опираясь на эту потребность, только и можно помочь подростку сформировать умение управлять собой, создавать волевые привычки. Именно потребность в самовоспитании служит тем плацдармом, на котором можно развернуть самые серьезные сражения за личность подростка.

Однако тут с самого начала возникают сложности. Подросток хочет изменить себя, и на вопрос анкеты «Пытались ли Вы в понедельник начать новую жизнь» практически все отвечают безоговорочно: да, много раз. Подросток намечает планы самовоспитания, которые во многих случаях невыполнимы уже с самого начала. Он хочет сбросить с себя «ненавистную шкуру детства» (именно так выразился один из обследованных нами подростков), чтобы начать новую жизнь другим, лучшим человеком, но отступает, иногда так и не начав борьбы. Или не зная, как ее начать.

Эта страстная, бурно выражающаяся потребность в самовоспитании, не минующая практически ни одного подростка, сама по себе, без помощи взрослых редко приводит к сколько-нибудь серьезным изменениям. Подросток зачастую беспорядочен, хаотичен в своем стремлении к самосовершенствованию. По нашим данным, в седьмом классе только 0,3 процента подростков имели сколько-нибудь определенные, посильные планы самовоспитания. Однако измениться, стать лучше хотят все они.

Психология bookap

Как видим, подростковый возраст — благоприятная пора для воспитательных воздействий взрослых. Их задача — суметь направить подростка таким образом, чтобы его потребность в самовоспитании реализовалась действительно в новых способах поведения и деятельности, в новых волевых привычках. О том, как родителям руководить самовоспитанием подростков, и пойдет речь в следующих беседах.

Семья и школа № 6 год неизвестен