Глава 5. Будем друг друга любить, или Как на самом деле любить своего ребенка

Ведь детям кажется, что взрослые знают все и могут ответить на любой вопрос. А мы не знаем, мы на самом деле не знаем.

Януш Корчак. Правила жизни

Если вы читали книги по детской психологии и воспитанию, наверное, заметили, что название этой главы буквально списано со знаменитой книги американского психиатра Росса Кэмпбелла «Как на самом деле любить своего ребенка». В свое время его книга произвела на меня неизгладимое впечатление. Не то чтобы она являлась каким-то невероятным открытием – отнюдь нет. Многие вещи, описанные в ней, можно было найти и в других источниках. Что-то я знал и безо всяких книжек – по собственному опыту. И все же книга Кэмпбелла мне понравилась чрезвычайно. Написано интересно, свежо, наглядно. Изложение систематизировано, есть масса интересных ответов на очень непростые вопросы.

Думаю, посвятить идеям, изложенным в этом издании, данную главу будет правильным решением. Во-первых, далеко не каждый читал самого Кэмпбелла, а во-вторых, даже те, кто читал книгу этого автора, обязательно увидят что-то новое, получат возможность взглянуть на известные вещи с иной позиции, глазами другого человека. К тому же я вовсе не собираюсь пересказывать сей чудесный труд (хотя он этого, безусловно, заслуживает), а изложу основные позиции Кэмпбелла со своей колокольни, ведь все-таки данный автор – американец, а отрицать различия национальных психологий может разве что отъявленный оптимист.


ris7.jpg

Главным лейтмотивом книги Кэмпбелла является то, что мы на самом деле не умеем любить своих детей. Именно так – не умеем. Не то что мы их не любим. Кэмпбелл уверен, что в большинстве случаев родители все-таки любят своего ребенка, причем иногда – очень даже сильно. А вот как раз выразить эту любовь может не каждый.

Действительно, проблема эта очень остра: как бы мы ни любили ребенка (да и любого другого представителя человеческого рода), но он об этом может и не догадываться, если мы не станем эту любовь демонстрировать. Причем демонстрировать грамотно, ибо в противном случае результат наших действий будет прямо противоположным ожидаемому результату. Нередки ситуации, когда в самых что ни на есть благополучных семьях дети (причем любимые и желанные) ведут себя явно неадекватно обстановке: хулиганят, грубят, становятся навязчивыми и наглыми, или, наоборот, замыкаются в себе, или обретают иные «странности». Кэмпбелл утверждает, что зачастую такие перемены в ребенке происходят вследствие неадекватного выражения родительской любви, то есть попросту ребенку кажется, что его не любят. Причем родители со своей стороны могут души не чаять в своем отпрыске.

Как же такое происходит? Неужели выражение своей любви или симпатии – это тоже искусство? Видимо, так и есть. Мне, например, вспоминаются школьные годы, когда мальчишки дергали за косички своих одноклассниц. С их стороны это был знак внимания, потому что страдали именно те девочки, к которым агрессор был неравнодушен. Однако для самих девчонок такие «ухаживания» были чем угодно, но только не выражением любви.


ris8.jpg

Родители иной раз поразительно напоминают таких вот мальчишек. Намерения, как водится, благие, а вот результат получается весьма далеким от ожидаемого. А как же тогда правильно? Итак, попробуем поговорить о том, как можно по-другому, более эффективно и с большим удовольствием общаться со своим ребенком.

СТОП!

Совсем маленький тестик: как вы сегодня показали вашему ребенку, что вы его любите? Не спешите дальше – это важный вопрос. Важный для вас.


Сегодня у Надюши был обычный день. Она честно отучилась в школе все четыре урока плюс один факультатив. Получила свои традиционные пятерки по математике и русскому языку, которые в их четвертом классе приходилось учить чуть ли не каждый день, и отправилась домой. По дороге заметила, как ее подруга Маша садилась в «Вольво» своих родителей, и брезгливо поморщилась: Машка, совсем как маленькая, постоянно целуется со своей мамашей каждый раз, когда ее забирают. Ну правда – детский сад. Нет, моя мама, например, с какими-то слюнявыми поцелуями не лезет. Все-таки десять лет – это возраст. Надюша вздохнула. Живут же люди – на машинах домой катаются. Правда, у папы тоже есть машина, только он на ней на работу ездит. Да и живут они недалеко – чего зря машину гонять? А потом, мама говорит, что я уже самостоятельная. И уж что-что, но пройти сто метров до дому для меня вполне посильная задача. Вот так вот…

И в самом деле – через каких-то десять минут Надюша была уже дома. Мама крутилась на кухне – готовила обед.

– Как дела? – поинтересовалась она с порога.

– Хорошо! – откликнулась Надюша. – Две пятерки сего дня.

– Ну и молодец. Давай, переодевайся и иди кушать.

Прежде чем пойти в свою комнату, Надюша заглянула на кухню – хотелось посмотреть на то, как обрадовалась мама ее успехам. Но мама была занята – она как раз отдирала пригоревшую котлету длинным кухонным ножом. Надюша вздохнула еще разок и пошла в свою комнату.

Она аккуратно сложила свои вещи, повесила школьное платьице в шкаф, собрала волосы под резинку и помыла руки. Теперь можно было садиться за стол.

Тем более что обед был уже готов – любимая Надюшкина говяжья котлета с картофельным гарниром, да еще борщ и самый настоящий вишневый сок – просто праздник какой-то. Правда, кушала Надюша плохо – не потому, что мама невкусно готовила, а просто потому, что не в еде было ее, Надюшино, счастье.

– Что еще в школе? – поинтересовалась мама, и Надюшка стала перечислять свои сегодняшние победы. Их было не то чтобы слишком много, но достаточно для того, чтобы мама еще раз расщедрилась на похвалу:

– Ты у меня молодчина, дочка… – и направилась к Надюшке.

Надюша устремилась навстречу маминой руке – но рука скольз нула где-то выше ее головы, сняла с крючка на холодильнике полотенце и опустилась на стол, где расположилась маленькая лужица от вишневого сока. Надюшка вздохнула третий раз. У нее была хорошая мама, самая лучшая мама. Которую она очень-очень любила. И мама ее тоже любила очень-очень сильно. Наверное…

Вот правда: если мы любим котенка, но не гладим его – как он догадается о том, что мы его любим?


– Ну что, покушала? Тогда беги, а то у меня сегодня много-много дел…

Мама опять крутилась около плиты, и Надюша знала почему: скоро должен был приехать с работы папа, а он любил, когда на столе была всяческая зелень, которую Надюша, кстати сказать, напрочь не переносила. Так что теперь маме придется шинковать разные салаты. Напоследок Надюша бросила взгляд на мамино лицо, пытаясь уловить знак, который дал бы ей понять, что она сегодня – в самом деле молодец, но мама уже отвернулась к разделочной доске и что-то сосредоточенно резала. Надюшка вздохнула в четвертый раз и соскользнула со стула. Уходить из кухни почему-то не хотелось, и уже в дверях она сделала еще одну попытку:

– Мам, а вот Машку домой все время на машине забирают…

– Ну, раз у Машиных родителей столько денег, то пусть катаются себе.

– Да, и еще она вообще – такая задавала…

– Наденька, мне некогда. Иди, сделай уроки. Или, если хочешь, погуляй. Хорошо?

Надюшка ждала, что мама хотя бы обернется, но она не обернулась – просто резала на доске большие зеленые листья, бросая фразы через плечо.

Ладно, придется подождать. Надюша направилась в свою комнату, разложила на столе школьные тетрадки. Теперь она сделает уроки, а уж гулять – потом. Чтобы ничего не мешало. Она так привыкла. Мама всегда говорила: «Делай дело – и гуляй смело». Да и у папы работа – это самое главное. Потому что нужно кормить семью.

Математика не давалась. Вроде бы простая задачка, но Надюша никак не могла сообразить, как можно получить километры, если известно только время. Впрочем, можно подойти к маме, ведь это не ерунда, это ведь важный вопрос, правда? Положив развернутую тетрадку на книжку, Надюша направилась на кухню. Мамы там уже не было, однако по скрипу дверок шкафа Надюша догадалась, что мама в спальне, и пошла туда. Мама действительно была в спальне. Она что-то сосредоточенно искала в шкафу, практически исчезнув среди вороха висящей на плечиках одежды.

– Мама! У меня задача не получается.

Шорох в шкафу не прекратился, и Надюшка подумала, что мама ее просто не услышала.

– Мама! У меня…

– Надежда! Давай с твоей задачкой как-нибудь позже! Видишь, я занята…

И правда, куда она с задачкой… Мама вон как занята.

Вывод: шмотки в шкафу важнее, чем я. Разве мама не так сказала?


Надюшка честно выдержала до вечера. Иногда она проверяла, занята ли мама. Но сегодня, впрочем, как и всегда, у мамы было много дел. Очень много. Потом пришел папа. Поел и улегся на диван – отдыхать. Надюша подошла к нему со своей задачкой, и задачка легко решилась. Впрочем, Надюша сама догадалась о решении, даже быстрее, чем папа все объяснил. И тут же сообщила об этом.

– Вот видишь… Сама можешь. Нужно только посидеть и подумать, а не сразу бежать за подсказками. Ладно, иди, делай уроки… – устало произнес папа, и Надюша как-то сразу потухла. Все-таки она сама догадалась, пусть и немножко с подсказкой.

Мама сидела в своей комнате и читала. Надюшка подошла к ней – ей хотелось похвастаться, что задача решена. Или просто побыть рядом с мамой.

– Молодец, доченька. Ты у меня самостоятельная. Ну хорошо, беги погуляй, дай маме отдохнуть, – мама на секунду взглянула на дочку, и Надюшка как-то даже выпрямилась.

– И волосы расчеши, а то торчат, как у чертика, – добавила мама и опять уткнулась в книгу.

Надюшка вздохнула в очередной раз – который раз за сегодня. Пойдет она лучше спать. Завтра нужно будет постараться, чтобы быть еще лучше. Чтобы мама и папа, наконец, увидели, какая она на самом деле хорошая. Чтобы они, наконец, полюбили свою дочь. По-настоящему.

Такая вот простая история. Несколько замечаний: папа с мамой, о которых я рассказал, – ХОРОШИЕ. И семья их тоже ХОРОШАЯ. По крайней мере, не хуже большинства семей. И еще одно: и папа и мама, несомненно, любят свою дочку.

У ребенка, как и у взрослого человека, потребностей множество. Это, естественно, потребность в пище, воде, воздухе, сне, развлечениях, в теплой (и красивой) одежде, в общении, даже в обучении. Есть еще одна потребность, о которой говорят не так часто и которая зачастую и потребностью-то не считается. Это потребность в любви. Да-да, любовь необходима для жизни ребенку точно так же, как пища или одежда. Или даже более. Кэмпбелл приводит весьма впечатляющий пример – так называемого синдрома внезапной младенческой смерти, когда маленький ребенок умирает безо всяких видимых причин в младенческом возрасте. Перед этим он перестает развиваться, отказываясь от кормления, становится вялым и не проявляет интереса к окружающим. Так вот, Кэмпбелл утверждает, что причина этого – в отсутствии искренней материнской любви, в том, что ребенок чувствует, что его отвергли, что он никому не нужен. Потому что для ребенка любовь – это жизненная необходимость. Но и любовь, как пищу, еще нужно правильно подать, чтобы ее можно было переварить. Вот как раз об этом и будет дальнейший разговор.

Продолжая аналогию с пищей, введу один из терминов Кэмпбелла: «эмоциональный резервуар», который должен быть наполнен эмоциями любви и приятия, как желудок – пищей. Когда ребенок проголодается, он идет к столу. Точно так же, когда истощается его «эмоциональный резервуар», он идет к родителям, чтобы пополнить его их любовью, лаской и вниманием. Если ребенку не хватает этих проявлений родительской любви, он начинает голодать – эмоционально. Со временем количество перерастает в качество, то есть у ребенка появляются серьезные изъяны в поведении, характере и отношении с родителями. Профилактика тут проста: вовремя «подкармливать» ребенка энергией любви и приятия, держа его «эмоциональный резервуар» полным. «Перекормить» ребенка любовью, как утверждает Кэмпбелл, нельзя, как нельзя наполнить чашку выше краев жидкостью. Она просто перельется через край. Ребенок, утолив эмоциональный голод, упорхнет на улицу, к друзьям. А весь водопад эмоций, который обрушится ему вслед, прольется вхолостую: чаша-то полна!

Однако какими способами можно выражать эту любовь? Достаточно ли просто говорить об этом своему ребенку или есть более эффективные способы? Есть. Кэмпбелл выделяет три основных способа выражения любви:

– контакт глаз;

– физический контакт;

– пристальное внимание.

Остановимся на этих основных китах общения подробнее.

Контакт глаз

Есть очень распространенная фраза, имеющая начало в Новом Завете, о том, что глаза – это зеркало души. На самом деле, сложно переоценить важность взгляда: взглядом мы выражаем любовь, боль, ненависть, одобрение. Взгляд может быть ласковым, колючим, холодным, жгучим – перечислять можно бесконечно. Японские самураи убивали взглядом бешеных собак; профессиональные гипнотизеры взглядом лечат давнюю хворь. Выражения из литературы – «взглянет как одарит», «резанул взглядом», «они одного взгляда его боятся», «от ее взгляда мороз по коже» – не просто образы. Это физические ощущения.


ris9.jpg

Взгляд человека многое расскажет о нем самом. Вряд ли мы станем доверять тому, кто прячет глаза, отворачивается, отводит взгляд. В то же время мы подсознательно доверяем человеку, у которого взгляд открытый, доброжелательный и ясный.

Взгляд исподлобья – недоверие и тревога.

Бегающий взгляд – желание что-то скрыть, нечестность.

Взгляд тусклый, без выражения – хроническая усталость, эмоциональная истощенность или болезнь.

Блеск в глазах – верный признак физического (да и душевного) здоровья.

Широко распахнутые живые глаза – интерес.

То же самое, но взгляд остановившийся, мертвый – ужас.

Как видим, взгляд – это важное оружие. И очень важно правильно им пользоваться.

Самый, наверное, распространенный взгляд, который мы адресуем непосредственно нашему ребенку, это пристальный, строгий взгляд судьи в ситуациях, когда он что-то натворил. Педагогически грамотные мамы знают, что иногда такой строгий, уничижительный взгляд действует гораздо эффективнее папиного ремня. Особенно хорошо таким типом взгляда владеют старые, опытные педагоги. Оно и понятно: в школе не так уж много дозволенных мер воздействия на ученика, а уж за взгляд, каким бы он ни был, никто не осудит. Ощущения ребенка, находящегося под воздействием такой процедуры, не слишком приятные. Что-то похожее на холодный водопад и укус ядовитой змеи одновременно. Если таким способом и можно наполнить «эмоциональный резервуар» ребенка, то наполнится он, скорее всего, змеиным ядом. Который вскорости выплеснется наружу, причем на тех, кто окажется поблизости. Нужно ли нам это? Ведь, как правило, большую часть времени рядом оказываемся мы сами, не так ли?

Естественно, такой взгляд – это отнюдь не розовая мечта любого ребенка. Скорее, наоборот. А ребенок, как и взрослый, нуждается во взгляде любящем, ласковом, понимающем. Ребенок любит, когда на него смотрят с восхищением, когда взгляд родителя лучится радостью и гордостью за своего сына или дочь. Такой взгляд – это самый лучший подарок, самое лучшее поощрение для ребенка. Более того, такой взгляд – это необходимая «пища» для любого ребенка.

Контакт глаз, то есть взгляд глаза в глаза, чрезвычайно важен как для ребенка, так и для взрослого. Самое крепкое доверие, самая прочная связь рождается только через такой контакт. Не бывает прочных и сердечных отношений у людей, которые не смотрят друг другу в глаза. Вообще контакт глаз – лучший индикатор отношений. Чем длительнее этот контакт во времени, тем более вы доверяете человеку, тем больше вы его любите.

Если ребенок смотрит вам в глаза подолгу, не отводя глаз, если ему нравится заглядывать вам прямо в глаза – радуйтесь! Это значит, что он любит вас и доверяет вам.


Не нужно искать повод, чтобы заглянуть в глаза ребенку. Такие поводы будут предоставляться сами собой в течение всего дня. За игрой, за столом, во время совместного приготовления уроков, при минутных встречах на коридоре, по пути на кухню, при пожелании «спокойной ночи» поздно вечером…

И уж, конечно, не нужно специально таращиться по принципу «кто кого пересмотрит». Это не только не нужно, но и вредно: такие гляделки только пугают ребенка.

Весь фокус контакта глаз состоит в том, что это не вы ищете взгляд ребенка, просто принимаете его взгляд тогда, когда ребенок стремится к контакту. Это совсем несложно. Заставлять или переламывать себя здесь не следует – это процесс естественный. Единственное, что от вас действительно требуется, – сохранить доброе, радостное душевное состояние, потому что только в этом случае ваш взгляд будет излучать любовь. Хотя близкий духовный контакт со своим ребенком – это сама по себе радость. Вы любите смотреть в ясные, лучистые глаза ребенка? Я люблю. Потому что это непередаваемое чувство. Потому что это не мы подпитываем ребенка – мы сами становимся сильнее, чище и счастливее.

В течение дня ребенок будет не раз и не два подбегать к вам с различными мелкими пустяками, которые могут вас несказанно раздражать. Раздражение это рассеется, если вы поймете, что эти пустяки – на самом деле только повод для того, чтобы получить очередную порцию вашей любви, пополнить свои эмоциональные запасы. Обратите внимание, что первым делом совершает ваш ребенок, подбегая к вам. Он пытается заглянуть вам в глаза. Он ищет контакт, он задает извечный и самый важный детский вопрос: «Ты меня любишь?» Этот вопрос требует ответа, но ответа не словесного (хотя и он иногда чрезвычайно важен). Ваш ответ – в ответном взгляде глаза в глаза. Взгляде любящем и принимающем.

Ребенок, чей «эмоциональный резервуар» полон, – здоровый, крепкий и психологически устойчивый. Его непросто обидеть, и он сам не захочет обижать других, его не тянет на сомнительные приключения. Потому что ему не нужны сторонние «острые ощущения», ведь он – эмоционально сыт… А сытый человек не станет подбирать отбросы на улице или копаться в мусорке. Как правило (как правило! Однако далеко не всегда), ребенка выталкивает на улицу именно эмоциональный голод, который родители не в состоянии удовлетворить. А там уж – закон улицы: человек человеку брат, товарищ и волк…

Впрочем, тут вполне уместен вопрос: а если «перекормить»? Не избалуем ли мы ребенка излишней любовью? Не переборщим ли с этим самым контактом глаз?

Это вряд ли. У ребенка всегда найдется масса более интересных дел, чем сидеть со своими родителями и играть в гляделки. Контакт глаз – это форма передачи энергии, эмоций, тепла, любви. Это своеобразная форма заправки эмоциональным горючим, которое будет тратиться на более увлекательные вещи: игры со сверстниками, состязания, компьютер, общение с друзьями и т. д. Получив свою порцию «горючего», ребенок упорхнет, как птичка, чтобы заняться своими делами, оставив вам после себя легкое ощущение предательства. Ведь только что несколько долгих минут главным человеком в мире для него были ВЫ, и вдруг… И вдруг убежал. Так и должно быть. Не расстраивайтесь. Он прибежит опять. И опять заглянет вам в глаза – и вы снова станете для него самым главным человеком на земле, хотя бы на несколько минут. И это правильно. Значит, ваш малыш нашел себя в этом мире, значит, вы как родитель выполняете свою функцию – подготавливаете его к жизни в Большом Мире, в котором так трудно одному и без помощи. Утешайтесь тем, что даже там, в мире улицы, вы все равно остаетесь для своего ребенка Самым Главным Человеком на Земле. Потому что в минуты слабости и несчастий он обязательно придет к вам.