Глава 7. О том, от чего мечтаем избавиться, или Об истериках

Ребенок – это сто масок, сто ролей способного актера.

Иной с матерью, иной с отцом, с бабушкой, с дедушкой.

Иной со строгим и с ласковым педагогом, иной на кухне
и среди ровесников, иной с богатыми и с бедными, иной
в будничной и в праздничной одежде. Наивный и хитрый,
покорный и надменный, кроткий и мстительный,
благовоспитанный и шаловливый, он умеет так до поры
до времени затаиться, так замкнуться в себе, что вводит
нас в заблуждение и использует в собственных целях.

Януш Корчак. Как любить ребенка



ris14.jpg

Наталья тихонько заводилась. Нет, она не считала себя вспыльчивой. Может быть, даже наоборот – ее терпению можно было позавидовать. Но все же любому терпению бывает предел… И, судя по всему, этот предел близок.

Маленькая крикса не унималась. Конечно, было бы гораздо проще купить ей эти мандарины, но у нее же аллергия, а бабушка опять накормила ребенка апельсинами… Ну как ей объяснишь, что больше нельзя? Воет уже почти час, и сил же хватает!

Нет, это совершенно невозможно! И ведь объясняла ей сотни раз: «Нельзя, нельзя, нельзя!» Нет, не доходит! Никак не доходит! И вправду, может быть, прав Виктор Саныч, сосед сверху, что драть их нужно регулярно? Его Петьку не видно и не слышно, такой парень спокойный… А ведь почти одного года с ее Дашкой… Ну всего полгода разницы. Вот везет же некоторым с детьми!

А трехлетняя Дарья не унималась. Бурная истерика перешла в какой-то хронический вой, монотонный и страшный. Так воют бабы по покойнику, и эта ассоциация еще больше пугала Наталью.

И раздражала одновременно. Чего, собственно, орет? Чего ей еще не хватает? Столько фруктов накупили, яблоки в холодильнике, персик еще со вчера остался, на столе вон сок стоит, нет, ей подавай то, чего нельзя! Именно потому, что нельзя! И ведь добьется своего, негодница! Ведь добьется! Хорошо, я могу потерпеть, привыкла уже к таким концертам. Так ведь сейчас муж придет, и опять: «Какого черта у тебя ребенок орет?» И что ты будешь делать? Его же тоже понять нужно – он с работы, ему отдохнуть надо… И эта не успокоится. Эта еще громче орать будет. Потому что знает: все, победа близко.

Чувство обиды захлестнуло Наталью, и она громко крикнула:

– А ну замолчи! Сколько можно орать?!

Крик на секунду затих, но только на секунду. В следующее мгновение из детской донеслись усиленные вопли, и Наталью передернуло. Она вскочила, нервно прошлась по комнате, выискивая глазами хоть что-то, что сгодилось бы в качестве средства устрашения.

СТОП!

Вот мне интересно, а кого вам в этой ситуации больше жалко – малышку или ее маму? Не спешите, мы не на шоу Андрея Малахова…


Еще полчаса назад она пыталась решить дело миром. Уговаривала. Гладила по головке. Обнимала, говорила, что купит ей мандарины завтра, когда будет «можно». Казалось, что это подействует, но истерика не прекращалась. Дашка непрерывно канючила: «Купи… Купи… Купи!» Нет, разве человеческая психика может такое выдержать? Конечно, прикрикнула, пригрозила, что, если будет ныть, получит по заднице… Что тут началось! Нет, это совершенно невозможно…

А ведь неровен час еще свекровь прибежит. А прибежит точно – это уж примета устоявшаяся: когда Дашка в истерике, свекруха это прямо носом чует. Тем более звонила уже сегодня, небось, вопли в трубке точно расслышала… Даша-то – артистка отменная: как только звонок в дверь или по телефону, тут же голос на полтона выше поднимает, чтобы слышали, значит… Знает, что мама в эту минуту ничего не скажет, ничего не сделает…

А разговоров будет на целую неделю: какая невестка плохая, как ее дочка не любит да боится. Как она дитя до слез доводит… Ох, как это все надоело. И еще Егору наговорит всякого… Егор-то ничего, мужик нормальный, но если мамочка настроит – какой мужик не сломается? Что ни делай, ничего хорошего… А эта негодяйка малолетняя от полу не отросла, а уже как управляется ловко! Мама ей плохая, вот папа придет… Или к бабке побежит нажалуется, причем к обеим. Им-то хорошо, бабкам: внученька возьми это, бери то… Ничего, что у этой внученьки аллергия на аллергии, что дома никакого сладу с ней нету… Зато бабушки – хорошие. Они же все позволяют…

А отчего ж не позволять, если ребенка через часик-другой родителям отдашь? Пусть они маются…


И попробуй скажи чего. Тут же свекровь Егору нажалуется. Она умеет… Как же – бывшая учительница. Она же должна УЧИТЬ всех! Ребенка пальцем не трогать, только уговорами, только словом… И голоса не смей на ЕЕ внучку повысить! И позволять ребенку нужно все – видите ли, в Японии так и делают. Потому что иначе инициатива сковывается. Рабами вырастут… А то что я теперь – раба этой крикухи, так это никого не интересует. Конечно, кто я такая? Невестка несчастная. Чужой человек.

Ну сколько же ты орать можешь? Опять соседи начнут за спиной шушукаться: «Что они там с ребенком делают?» У нас в доме слышимость прекрасная. Хорошо еще, что по батареям не стучат… Господи, да за что же мне это?

– Да заткнись ты, наконец! Слышишь? Я тебе сказала!

Минутная тишина. Затем рев начинается с новой силой. Рев уже хриплый: конечно, столько орать! Но хрупкая чувствительная Дашенька может орать очень долго. Она в этом деле – профессионал…

Наталья не выдерживает, срывается с места и бежит в детскую. Даша, раскрасневшаяся, с опухшими от слез и рева щеками, все так же заливается воплями. Завидев мать, она лишь усиливает звук. Наталья в бешенстве хватает дочь за руку, рывком поднимает ее с пола и начинает звонко и сильно хлестать ее ладонью по мягким тканям. Рев переходит в визг, затем взмывает на высшую октаву, глаза Дарьи округляются от ужаса… И внезапно крики прекращаются.

– Услышу от тебя еще один звук… – страшно шипит Наталья, – пеняй на себя!

Лицо Наташи бледное, глаза блуждают. Вполне осмысленным взглядом Дарья провожает маму. Она все так же всхлипывает, но рева больше нет… В ее глазах застыл ужас.

Кто не встречался с детскими истериками! Особенно в раннем возрасте. Год, два, три ребенку – самое время для истерик. А зачастую истерики повторяются и гораздо позже… Это самое страшное наказание для родителя. Это катастрофа, с которой пытаются бороться любыми средствами. Все, что угодно: уступить, подкупить, запугать, ублажить, наказать – лишь бы замолчал, лишь бы прекратил эту пытку!

И что это за явление такое – истерика? Это что – болезнь, психическое расстройство, каприз, хитрая уловка или душевная травма нашего ребенка? Может быть, это следствие слишком мягкого воспитания? Потакания во всем? Или, наоборот, – отсутствия нежности, любви к своему ребенку? А может быть, это просто такой характер и бороться с этим невозможно?

Детские истерики неоднородны. Они бывают разными. Очень даже возможно, что ребенок действительно болен и его нужно лечить от истерии психотерапией либо лекарствами. Однако это клинический случай, который встречается не так уж часто. А вот чаще всего истерики – это всего лишь хитроумная психологическая комбинация, в результате которой ребенок добивается того, чего не может добиться другими методами.

Да-да, обычная, бытовая истерика – это просто способ добиться своего. И насколько часто его будет использовать ваш ребенок, зависит от вас. Ребенок – практик. Он закрепляет в поведении только те реакции, которые дают практический результат. То же самое касается и истерик. Если метод работает – что же, будем применять его в дальнейшем. Если нет – подыщем другой. И, нужно отметить, нередко находят…

Нужно просто помнить, что детская психика гораздо более пластична, чем психика взрослого. Дети легче приспосабливаются ко всему, хотя бы потому, что ребенок – это РАСТУЩИЙ организм, цель которого – приспособиться к окружающей среде, выжить в ней. Взрослый же человек – это организм, во многом сформировавшийся, его возможности трансформации ограничены, психика теряет гибкость, а душевные раны заживают дольше. Дети, как это ни странно, в психологическом плане выносливее взрослых. Обидели – тут же расплакался. Через минуту уже смеется и кажется вполне счастливым. А мы так разве можем?


К чему это я? А к тому, что мы зачастую принимаем близко к сердцу слезы ребенка, полагая, что он неимоверно страдает. На самом деле страдаем мы, наблюдая эту картину. Ребенок же работает. Зарабатывает себе поблажки, новую игрушку, внимание родителей, да мало ли что ему еще захочется! Наивный родитель (и вовсе не обязательно, что это будет «слабонервная» мама или бабушка) полагает, что ребенок в беде, что спасать нужно – его!

Однако! Иногда (весьма нечасто, но все же) истерика может быть признаком заболевания. Например, из-за того, что поднялось внутричерепное давление. Что же, если ребенок не совсем здоров – нужно к доктору. Такой вариант тоже отбрасывать не стоит, но все-таки он встречается не так уж часто.

Кроме того, бытовую истерику легко диагностировать по причинам ее возникновения: чего-то не дали, в чем-то отказали – и вот он, приступ плача. Понятно, что вероятность болезни тут минимальна.

Есть еще один надежный способ диагностики истерик, но о нем я расскажу чуть позже, когда мы будем разбирать способы борьбы с этим явлением. Заключается данный способ в том, что мы просто наблюдаем за развитием истерики. Если в результате наших грамотных действий истерика прекращается, значит, ни о какой болезни речи не идет.

В основном истерики – это «болезнь» малышей от года до трех. Но зачастую подобный способ действий применяют дети в более позднем возрасте – и четырехлетние, и пятилетние, и школьники… Многое зависит от того, как родители относятся к истерическим реакциям ребенка. Поощряют их или, напротив, искореняют.

Казалось бы, ну какой дурак станет поощрять истерики? Себе же дороже! Однако все не так просто… Конечно, нам вовсе не улыбается воспитывать истерика. И уж тем более умножать количество истерик, которых, в общем-то, не терпит ни один нормальный родитель. Зачем же провоцировать их возникновение?

В том-то и дело, что мы просто не знаем, как вести себя в подобных ситуациях. Зачастую первое, что внушается с самых ранних лет жизни ребенка бабушками и другими «опытными» родственниками, – это стойкое убеждение, что ребенок не должен плакать. Именно так! Если плачет, значит, что-то срочно нужно предпринять. Схватить на руки, начать баюкать, сунуть в руку безделушку, в рот – леденец, наобещать с три короба – все идет в ход, лишь бы ребенок замолчал. Ревет – это беда, катастрофа. Закрыть рот любым способом – единственно возможное решение…

Но иногда ребенку просто необходимо пореветь или покапризничать вдоволь. Нужно, и все. Что говорить о детях! Зачастую взрослому человеку нужно выплакаться, выругаться, сбросить стресс одной неконтролируемой вспышкой… Мы же люди, нам нужна разрядка. Физическая. Психологическая Эмоциональная. Чем же хуже ребенок?

Итак, прежде чем мы приступим к дальнейшему изучению темы, давайте определимся с одним важным моментом.

Ребенок имеет право на слезы. А мы имеем право не утешать его.


Совсем несложное предложение – не утешать. Конечно, не всегда. А только в особых случаях. В каких, сейчас разберемся.

Отбросим ситуации, когда ребенок плачет из-за того, что ему больно. Ушибся, упав со стула, уколол палец шипом розового куста или обжег палец спичкой. В этом случае самая естественная и правильная реакция – утешить, прижать к себе, погладить ушибленное/уколотое/обожженное место, прошептать на ушко ласковые слова. И это очень правильные действия.

Вполне нормальная реакция, когда вы утираете слезы ребенку, пережившему горькую обиду или горе. У детей достаточно потрясений, и «счастливое детство» только на первый взгляд кажется безоблачным райским миром. Тут та же реакция – утешение, ласка, мягкие руки…

А вот совершенно иной случай: ваш малыш что-то требует, а вы – не даете. Ну нельзя, и все. И вот появляются слезы… И крики… И конвульсии на ковре в гостиной… Вот она – истерика во всей своей красе. Что вы будете при этом делать?

Это совершенно особый случай. С одной стороны, у ребенка ничего не болит: ни тело, ни душа. Но ему ХОЧЕТСЯ. Конечно, возникает вопрос: насколько это ему необходимо? И нужно ли вообще?

В данной ситуации есть свои тонкости. Можно, например, предложить ребенку подождать либо оговорить условия. Если он идет на компромиссы, значит, это никакая не истерика.

Значит, это действительно ему необходимо. Если же нет – это истерика. Первоклассная классическая истерика. И тут никакие компромиссы нам не помогут.

В некоторых случаях истерику можно предотвратить, просто уделив малышу немного больше внимания. Очень часто детям не столько нужна та или иная вещь или вкуснятина, сколько родительское внимание. Практически любой ребенок хочет, чтобы его немного поуговаривали, чтобы с ним повозились, обратили на него внимание. Вполне законное требование, нужно отметить. Естественно, в таком случае будет высочайшей несправедливостью не дать ребенку требуемое (в смысле, внимание). Это несложно: приемы эти известны любому родителю. Погладить по головке, обнять за плечи, взять на руки (иногда это необходимо даже «такому большому» семилетнему ребенку), заглянуть в глаза, расспросить, как дела, – попробуйте сами продолжить этот список.

Эти приемы неплохо помогают даже тогда, когда ребенок собирается устроить «настоящую» истерику, с криками, дрыганьем ногами и т. д. Ведь истерика, как уже говорилось ранее, это всего лишь способ добиться своего. Если требования ребенка справедливы и выполнимы, почему бы и сразу на них не согласиться. Хотя и в этом случае нужно проявлять осторожность. Даже самые справедливые требования не следует торопиться выполнять, если они подкрепляются истериками. Не стоит закреплять привычку, знаете ли… Поэтому можно соглашаться, но не всегда. Уступать, но не постоянно. Выполнять требования, но и оговаривать свои условия. Ребенок должен учиться искусству компромиссов, он должен почувствовать, что его свобода заканчивается там, где начинается свобода другого. И это вполне нормально – ребенок не всегда должен получать то, что хочет. Даже если мы очень сильно желаем, чтобы это было именно так. Детство – это полигон взрослости. Плохая и неправильная подготовка на этом полигоне может испортить всю последующую жизнь.

Впрочем, некоторые считают, что нужно делать наоборот: все разрешать, все покупать. Особенно если финансы позволяют.

Мол, сами пахали, как черти, чтобы хоть дети как-то пожили. Чего же им устраивать трудности? Вот как раз потому и нужно устраивать, чтобы не расслаблялись, чтобы не потеряли чувство реальности и научились в этой жизни уживаться с другими, а также зарабатывать своим трудом. А деньги… Любые состояния можно растранжирить в несколько дней. Примеров тому масса. И любой мизер можно приумножить в сотни раз, были бы желание и настойчивость. Впрочем, глава не об этом.

А теперь поговорим о той самой, настоящей истерике, которую невозможно остановить, от которой болит голова у родителей, да и, в конечном итоге, у самого ребенка. Признаки этого кошмара следующие.

1. Капризы начинаются из-за пустяшной, по мнению родителей, причины.

2. Уровень децибелов, выдаваемый ревом ребенка, несоизмерим с серьезностью причины, его вызвавшей.

3. Требования, предъявляемые ребенком, изначально невыполнимы.

4. Никакие компромиссные варианты не проходят.

5. Кажется, ребенок уже не слышит, что говорит ему взрослый.

6. Угрозы не действуют или помогают на несколько секунд.

7. Получив требуемое, ребенок зачастую отталкивает предмет, продолжая истерику.

Эти признаки могут идти в совокупности, хотя вовсе не обязательно. Наличие двух-трех подобных примет уже говорит о том, что у ребенка началась истерика. И теперь родителям нужно запастись терпением, ибо именно терпение – главное оружие в борьбе с истериками.

Прежде всего следует твердо усвоить, что этот тип истерики не имеет ничего общего с истинными страданиями ребенка.

Уровень крика здесь как раз не показатель. Ребенок не столько страдает сам, сколько сознательно пытается принести страдания своим родителям, добиваясь поставленной цели.

Ребенок сознательно использует крики, слезы и дрыганье ногами как инструмент шантажа!


То есть он просто шантажирует родителей своими показными страданиями. Более того: любая истерика подобного рода – это талантливо поставленный спектакль, это сцена, рассчитанная на массового зрителя. Каждый ребенок знает, что взрослые неравнодушны к его слезам и готовы сделать многое, чтобы он перестал плакать. Естественно, неглупое дитя не преминет воспользоваться таким мощным инструментом в своих целях. И пользуется. Иногда очень даже искусно.

Тактика хорошо поставленной истерики проста: «Ах, не реагирует мама? Буду орать до тех пор, пока не услышит папа. Ах, не слышит папа? Увеличим звук, чтобы услышала бабушка. А если и она глуховата, заору так, что услышат соседи. Тогда все наверняка зашевелятся».

Тактика эта, несмотря на свою внешнюю незатейливость, чрезвычайно эффективна. Впрочем, это и без меня знает любой родитель, который переживал истерики своего чада. Кстати, действуют истерики не только и даже не столько на впечатлительных мам или бабушек, сколько на мужчин. Особенно если истерики устраивает дочь. Так уж устроена мужская психика – она менее устойчива к стрессовым ситуациям, мужчина практически беззащитен перед эмоциональными бурями. Конечно, об этом прекрасно осведомлены и дети. Пусть они этого не знают, но – чувствуют. Потому – держитесь, папы! Хитрые чада действуют чаще всего не прямо, а опосредованно: «неразумное» дитя вроде бы протестует против решения мамы, однако крики свои адресует, в первую очередь, отцу – скоро папа не выдержит и наорет на «плохую» маму, требуя, чтобы она «успокоила ребенка». Это уже многоходовая комбинация, в результате которой, как правило, выигрыш достается ребенку.

Одной из истинных целей истерики является месть родителям. Именно поэтому ребенок, даже добившись от мамы или папы требуемого, часто отшвыривает предмет вожделения и продолжает орать. В этом случае уже сам процесс крика является орудием мести. Ведь ребенок знает, что выносить крики и слезы очень неприятно. Не только папе или маме, но и тем, кто рядом, – соседям, случайным прохожим, гостям, зашедшим в неудачное время. Именно поэтому взывания родителей: «Не кричи так! Ты же соседям мешаешь!» – только распаляют маленького упрямца. Ага, зашевелились… Ага, уже просят! Значит, оправдывает себя тактика!

Что же остается родителю? А выбор невелик:

– можно попытаться капитулировать, причем безоговорочно (а частичная капитуляция маленького негодяя не устроит);

– можно попробовать заставить крикуна замолчать (этот вариант может пройти, но для его осуществления нужно обладать твердой решимостью и крепкими нервами);

– а можно – просто игнорировать вопли.

Какой из этих вариантов вам больше нравится и почему? Не спешите, подумайте хорошенько. Тут не экзамен по психологии Это просто попытка понять себя и свои реакции. Так как же вы поступили бы в такой ситуации?

Нужно сказать, что все три варианта имеют право на существование. Все три содержат плюсы и минусы. И, самое главное, каждый из этих вариантов будет более или менее подходить конкретному родителю. Поэтому разберем их более подробно.

Безоговорочная капитуляция. Подразумевает сдачу своих позиций полностью и на условиях противника. Если вы избираете этот способ, готовьтесь к тому, что у вашего чада внезапно появятся новые требования, которые тоже нужно будет незамедлительно удовлетворить. Победа тут достается исключительно ребенку, и хоть в этом имеется положительный момент. Как-никак, воспитываем победителя… Еще один положительный момент у этого варианта: не нужно «выдерживать характер», не нужно вступать в конфронтацию со своим ребенком, не нужно тратить нервы на выслушивание криков и воплей. К тому же репутация не пострадает, особенно если истерика будет «подкуплена» в самом начале, – есть шанс, что громкое «соло» не услышат ни соседи, ни родственники.


ris15.jpg

Теперь о минусах. Их тоже немало. Самый главный из них – это то, что проблема в данном случае не снимается, а только усугубляется. Ребенок, убежденный в верности избранного способа «воспитания» родителей, будет пользоваться им все чаще, к месту и не к месту. Таким образом, родители сами провоцируют возникновение и развитие истерики. Впрочем, есть и другие существенные минусы: это и потеря родительского авторитета, и чувство обиды и досады на ребенка (а это вовсе не так безобидно, как кажется), и, наконец, тупиковость избранного пути. Рано или поздно родитель столкнется с невозможностью удовлетворить желание своего чада. И что тогда? Легко представить картину, когда разбалованный ребенок впервые слышит «нет». Или хотя бы уклончивое: «Милый, может быть, что-нибудь другое?»

На мой взгляд, данный способ борьбы с истериками идеально подходит тем, кто не особенно заботится о будущем – своем и ребенка, либо имеет с малышом кратковременные контакты. Как правило, так поступают наемные няни либо легкомысленные бабушки. Скажу по секрету, что тем, кто мне дорог, я не советовал бы применять этот способ. По крайней мере, систематически. Себе же дороже…

Силовой вариант. Это когда рассерженный родитель берет в руки ремень (скакалку, полотенце, пылевыбивалку – по выбору) и принимается за воспитательную работу с помощью угроз и наказания. Сразу скажу: это не самый плохой вариант в случае с истериками. И зачастую довольно действенный. Даже если в конкретном случае родитель потерпит фиаско, то есть истерика в результате подобных манипуляций только усилится, в будущем чадо будет поосторожнее с истериками, памятуя, что в таком случае бывает очень больно… С другой стороны, угрозы и запугивания – не самый лучший выход из ситуации. Отношения с ребенком могут быть надолго испорчены (хотя и совсем не обязательно). Впрочем, известны случаи, когда родитель, поднявший руку на своего не в меру разбушевавшегося отпрыска, внезапно обретал в его глазах невиданный доселе авторитет. Это не случайно: зачастую ребенок (а подросток в особенности) не испытывает уважения к родителю (в первую очередь это касается отцов) из-за его мягкотелости и податливости. В самом деле, для ребенка РОДИТЕЛЬ – это защитник, опора, стена. Если же эта опора из желатина, то кому такая опора нужна?! Проявляя «характер» (пусть и не лучшим образом), родитель показывает, что в нем есть твердость, решимость и жесткость. То есть качества, за которые уважают…

Силовой метод должен применяться грамотно. То есть если вы решились именно на него, нужно действовать решительно. Или, по крайней мере, не показывать вида, что вы колеблетесь. Вовсе не обязательно хлестать скакалкой по мягким тканям крикуна, но он должен поверить, что, если истерика не прекратится, все будет именно так. Решительный твердый взгляд, громкий отчетливый голос – в нем не помешают и нотки злости, – и чаще всего юный истерик начинает понимать, что пора «сворачивать лавочку». Пустое же запугивание, когда и вы, и ребенок знаете, что это всего лишь угрозы, ничего не даст и лишь еще больше подорвет авторитет родителя.

Достоинства «силового» метода – простота применения, высокая эффективность в пресечении истерик в дальнейшем, а зачастую и повышение авторитета родителя. Впрочем, это поднятие рейтинга авторитета возможно в том случае, если данный метод будет использоваться нечасто и лишь в исключительных случаях. При постоянном использовании ремня и угроз авторитет родителя грозит обвалиться очень скоро, причем с очень неприятными последствиями для обеих сторон.

Минусы. Данный метод подойдет не каждому родителю. Как уже говорилось выше, нужно обладать определенной твердостью, чтобы применять его. К тому же некоторых особо впечатлительных детей строго не рекомендуется запугивать или наказывать. Кроме того, силовой метод не дает никакой гарантии, что истерика прекратится. Бывают случаи, когда ребенок еще больше «заводится» от наказания. Существует также опасность надолго испортить отношения с ребенком (хотя при истерике они уже основательно испорчены).

Способ не самый лучший и не самый эффективный, но свою сферу применения он, несомненно, имеет. Часто прибегать к нему, конечно, не советую. Но в качестве «пожарного» варианта нужно быть готовым и к таким мерам…

Игнорирование. Полное игнорирование и ребенка, и его истерики. На первый взгляд кажется, что это самый ненадежный вариант. Еще бы: как это – он орет, а я ничего не делаю? Это, кстати, весьма распространенная родительская ошибка – считать, что дети без нас ни на что не способны. Что каждая ситуация требует нашего вмешательства. Истерики – это как раз тот случай, когда наше вмешательство только вредит.

Истерика – это театр, сценическая постановка вашего малыша для зрителей. Она рассчитана на внимание, сочувствие, эмоции. Ребенок артистично демонстрирует, как ему плохо, насколько он несчастен и одновременно пытается передать миру весть о том, какой плохой его обидчик – папа или мама. Само собой, как и любой актер, маленький истерик не может обойтись без зрителя. Более того: чем больше зрителей он соберет своим представлением, тем популярнее будет его спектакль. Поэтому малыш бдительно следит за окружающими: как они относятся к его выступлению? Если интерес проявлен (в любой форме – будь то уговоры, задабривания либо угрозы) – нужно продолжать. Развивать, так сказать, успех…

А теперь давайте представим, что на каком-то неудачном спектакле зрители вдруг поднялись со своих мест и ушли. Все. До единого. Как вы думаете, что будут делать актеры на сцене? Продолжать кривляться при пустом зале?

Наверное, это исключительный вариант. Чаще всего бывает другая, вполне адекватная реакция: представление прекращается. Зачем выступать, когда зрителей нет?

Вот точно так же поступает и ребенок, когда его истерику больше… не смотрят. Ведь основная тактика истерики – привлечение внимания. Это работа на публику. А если этой публики нет, тогда и сама истерика теряет смысл.


Вы никогда не замечали, что ребенок, закативший истерику, всеми силами пытается обратить на себя внимание? Громко орет, падает на пол в самом центре комнаты, громко хлопает дверью и – самое противное – внаглую лезет на глаза. Хотя лучше бы выл где-нибудь в дальней комнате. Вот это и есть – работа на публику.

А давайте попробуем выйти из роли зрителя. Отказаться от почетного звания публики и просто устраниться. Хотя бы и физически. Это ведь несложно сделать: просто выйти из комнаты, где бесчинствует маленький тиран, или собрать сумочку и выйти на улицу (ненадолго, но чтобы у ребенка не возникло впечатления, что вы прибежите назад тут же, по первому его крику), или просто отвернуться и заняться своим делом.

Есть еще один хороший совет. Если маленький истерик валяется на полу, просто переступите через него и идите себе дальше! Прекрасный способ прекратить истерику.

И главное – никаких эмоций. Никакой реакции, что вы слышите вопли, что вас раздражает поведение ребенка. Его нет, не существует. Помните: концерт не может продолжаться без зрителя. И не будет продолжаться.

Конечно, первое время ребенок, не понявший, в чем дело, будет стараться использовать старые подходы. То есть орать еще громче, биться головой о пол еще больнее и пускать слезы еще крупнее. Ничего, это быстро пройдет. Дети не так глупы, как мы о них думаем. Они быстро понимают, что действует, а что нет, и тут же меняют тактику. Поэтому немного терпения – и ваш якобы невменяемый истерик превратится вдруг в милого и послушного ребенка.

И еще: никаких угроз. Никаких уступок и никаких нервов. При таком «никаком» подходе к истерикам ребенок быстро перестанет использовать это орудие.

Вы при этом способе:

– не теряете своего родительского авторитета и лица;

– не тратите лишние финансы на порой совершенно неразумные капризы вашего чада;

– не становитесь «карающим мечом» для вашего ребенка, полосуя его ремнем или скакалкой;

– не применяете никаких специальных методик и не тратите физические и психические силы;

– обретаете уверенность, что вы не совершите ошибок (в силу простоты способа);

– самым гуманным способом отучаете ребенка от истерик.

Вот, собственно, и все, что мне хотелось поведать об истериках. Конечно, у каждого свои методы воспитания. Каждый родитель в любом случае будет действовать по-своему. И совершенно верно сделает. Потому что одно из правил практической психологии гласит: «Человек ВСЕГДА поступает наилучшим для себя способом. Если бы он МОГ, он сделал бы по-другому». Прекрасная фраза. И эта фраза вовсе не означает, что человек не развивается и не учится. Просто в каждый отдельный момент жизни он поступает так, как может и как знает. Но уже в следующий раз, получив иные знания, иной опыт и иные навыки, он сможет – именно СМОЖЕТ – поступить по-другому. На этой оптимистической ноте мне и хотелось бы завершить эту нелегкую главу. Да и, пожалуй, книгу. Хотя – нет. Книга завершается заключением, не так ли? Тогда я еще не прощаюсь.