Глава 6. «Что делать», или Правила безопасности, когда уже поздно


...

Хирургический способ

Как уже отмечалось ранее, этот способ подразумевает решительные действия по ликвидации последствий конфликта. Суть хирургического способа такова: есть источник «болезни», то есть неразрешенные разногласия, и излечение наступит только тогда, когда сам источник этих разногласий будет уничтожен. Поэтому «рану» нужно вскрывать, искать очаг воспаления – и вырезать его безо всякого сожаления. Ну а после такой манипуляции организм легко восстановится.

Собственно говоря, этим способом в разрешении межличностных конфликтов и психологических проблем своих клиентов пользуются врачи-психоаналитики. Ведь психоанализ – это и есть «душевная (или психическая) хирургия».

На практике это означает следующее: одна из сторон (может быть, даже обе стороны) пытается выяснить отношения до конца, исчерпать тему конфликта. Причем форма этого «хирургического вмешательства» может быть разной: от открытого громкого скандала с азартным выяснением отношений до относительно спокойного разбора полетов. Главное, чтобы в результате этого разбирательства стороны смогли не только полностью выговориться, но и выяснить позиции друг друга.

Хирургический способ выхода из конфликтной ситуации – это не просто скандал или примитивное выяснение отношений. Это попытка выказать свои чувства, свои пожелания и прояснить свою позицию по отношению к поступку ребенка, вызвавшему конфликтную ситуацию. Хирургический способ – это способ вывести ребенка на откровенный разговор, узнать, каково его мнение об этом конфликте, и, что наиболее важно, нащупать пути выхода из него. Потому что компромиссы возможны лишь тогда, когда обе стороны понимают или, по крайней мере, стремятся понять друг друга.

Применить «хирургию», когда конфликт уже перешел в хроническую стадию, не так просто. Более легким путем в этом случае кажется терапевтический способ. Однако на самом деле ничего сверхъестественного в нем нет. Главная задача состоит в том, чтобы нарушить наконец молчание и вывести ребенка на разговор. Для этого можно воспользоваться вспомогательными приемами, которые будут играть роль своеобразного предисловия.

Итак, самой главной проблемой в применении хирургического способа является начало разговора. Еще бы! Столько времени вы не разговаривали друг с другом и вот – на тебе! Конечно, это непросто. Непросто психологически Обе стороны опасаются нарушить статус-кво, ведь перемирие как-никак вовсе не обязательно может закончиться миром. Иногда в результате неудачных переговоров возникает новый конфликт и разгорается война… С другой стороны, подобный «худой мир» также не очень-то устраивает обе стороны. Так что в любом случае попытка нарушить это равновесие будет вполне оправданной.

Я предложу несколько вариантов вступления, но только с целью привести пример, а никак не дать готовый шаблон для применения. Вообще, шаблонов в межличностных отношениях быть не может: человек – система сложная и динамичная, каждый уникален, и поэтому каждый раз нужно ориентироваться не на какие-то примеры и догмы, а на самого собеседника. Вспомните правило Дейла Карнеги: «Самый главный человек на земле – тот, который перед вами». Поэтому к приведенным мною примерам нужно относиться именно как к примерам, не более.

Действующие лица: четырнадцатилетний Саша и его отец.

Ситуация: необъяснимая агрессия Александра на совершенно справедливое замечание отца о необходимости убрать свои вещи. После достаточно грубого ответа подростка разгорелась ссора, которая привела к длительному разрыву отношений.

Первый вопрос: в чем, собственно, дело? Вряд ли рядовое замечание отца могло повлиять на подростка таким образом, что вызвало всплеск агрессии. Поэтому в данном случае нужно искать истинные причины конфликта.

Что, собственно, и предлагает хирургический способ.

Итак, ситуация в целом ясна. Конфликт произошел из-за мелочи, перерос в хроническую стадию, в результате чего обе стороны полностью разорвали отношения. Подобная ситуация, конечно, не нравится ни одной, ни другой стороне, однако вооруженное перемирие устраивает, похоже, обоих. Инициативу в данном случае может проявить как сам Саша, так и его отец. Мы будем рассматривать вариант, когда первым к разрешению конфликта приступает Сашин папа, просто потому что он – взрослый.

Естественно, самое трудное – начать. Для того, кто первым начинает разговор, существуют следующие основные препятствия.

1. Боязнь поражения. Как-то уж так считается, что кто первым заговорил, тот первым сдался.

2. Демонстрация собственной слабости. Помните фразочки вроде «первым ко мне приползешь»? Почему-то считается (и многие в этом уверены), что тот, кто пытается первым восстановить отношения, – слабак, не выдержавший испытания молчанием.

3. Сила инерции. Столько дней не говорили, и вдруг… Не так-то просто сделать то, чего давно не делал.

4. Вечное «только хуже будет». Наши опасения «а вдруг не получится?», «как бы не навредить», «не буди лихо, пока тихо» могут сыграть с нами плохую шутку.

5. Гордость. «А почему, собственно говоря, я должен быть первым?»

6. Поиски крайнего. «Я не виноват, почему я пойду извиняться?»

7. Вечный вопрос: «С чего начать?» То еще препятствие…

Конечно, причин, почему «не я», можно найти и побольше. Пока разберемся с этими, и я уверен, что и остальные перестанут выглядеть столь уж важными.

Итак, первое. Боязнь поражения. Тут все просто: победителей в войне с собственным ребенком нет и быть не может. Ибо это – «плоть от плоти нашей», наша неотъемлемая часть. По крайней мере, это наша опора в старости – какая уж там победа или поражение? Со своими не воюют. Глупо отрезать себе руку, даже если она и болит.

Второе. Не хочется показывать свою слабость, которая как раз и заключается в желании избежать серьезного разговора. Ведь первый – всегда сильнее и храбрее. Хотя бы потому, что он – первый. И самое главное: если вы первым начнете действительно серьезный разговор, у вашего собеседника (будь то ребенок или взрослый) в девяноста процентах случаев не возникнет и мысли о вашем поражении. Возникнет лишь чувство уважения к вам как к ПЕРВОМУ.

Третье. Инерция… Ну что тут скажешь? Любим мы откладывать решения на завтра. Забывая, что «завтра» не наступает никогда.

Четвертое. «Хуже будет»? И будет, если не разрулить ситуацию уже сегодня. Хуже будет становиться с каждым днем: уже завтра ваш ребенок может найти себе другого советчика и друга, послезавтра – попробовать пить, а потом… Так что давайте сегодня делать то, что завтра делать может быть поздно.

Пятое. Почему я? Гордыня, как сказали бы отцы церкви. Я не священник, я так не скажу. Я отвечу, как отвечали мне мои родители: первым делает шаг навстречу тот, кто умнее. От себя добавлю: и взрослее.

Шестое. Позиция «Виноват – не виноват». Очень даже возможно, что именно ребенок спровоцировал конфликт. Можно даже поверить, что папа и не собирался ругаться с сыном. Но вот ведь какое дело: сам поиск виновных – это ловушка. Тупиковый путь развития, как сказал бы Чарли Дарвин. Потому что этот путь ведет в никуда. По этой причине взрослый человек эту детскую игрушку отбрасывает: неважно, кто виноват. Важно – как нам восстановить отношения. Это называется – подняться НАД ситуацией.

На седьмом вопросе остановимся подробнее.

Читатели, которые еще помнят, о чем шла речь в предыдущих главах, думаю, сориентируются быстро. Потому что ничего особо нового придумывать не нужно. Все те же приемы – выражение своих чувств, активное слушание и конструктивный разговор – прекрасно работают и в этом случае. Первые два приема мы рассматривали довольно подробно, о третьем поговорим теперь. Однако начало разговора – это выражение своих чувств. Выглядеть это может примерно так:

– Саша, наш прошлый разговор оставил у меня тяжелое чувство. Я думаю, нам стоит поговорить…

Или, может быть, так:

– Знаешь, Александр, мне совсем не нравится нынешняя ситуация. Я чувствую, что мы чего-то не договорили.

Если кому-то покажется, что здесь нет выражения чувств, помните: мужчина выражает чувства совсем иначе, чем женщина. Для мужского пола более характерна констатация факта, но никак не излияние своих эмоций. Но даже такие скупые слова будут иметь эффект, будьте уверены. Ребенок в подростковом возрасте довольно точно оценивает порог допустимости тех или иных эмоций, и то, что для матери, к примеру, он сочтет явно недостаточным выражением, для отца будет оцениваться чуть ли не как откровение.

Конечно, может возникнуть ситуация, когда ребенок еще не готов к разговору: он все еще обижен, рассержен или же просто опасается вступать в переговоры. К такой ситуации нужно быть готовым и не теряться, если вдруг услышите «нет» или какое-нибудь колкое замечание. Тут принцип простой: раз уж взялся за дело, придется доводить его до конца. Поэтому:

– не бросайте попыток разговорить ребенка, если сразу ничего не получилось;

– дайте понять, что вы не собираетесь раздувать новый скандал и ни в чем его не обвиняете, а просто собираетесь покончить с конфликтной ситуацией;

– если видите, что ребенок не готов к разговору и всячески избегает его, отложите разговор, но с условием, что вернетесь к нему позже.

На практике этот разговор может иметь следующий вид.

Саша: Все договорили. Мне все понятно.

Папа: Возможно, но для меня не все понятно. А я не хочу, чтобы между нами были какие-то недомолвки.

Неправильные варианты: «Что тебе понятно?» (нападение); «Как ты с отцом разговариваешь?» (угроза); «Тебе что, совсем наплевать на отца?» (обвинение, обычно женский вариант).

Саша: Это твои проблемы. Я все сказал.

Папа: Злишься… (проговариваем чувства собеседника. Помните?) Я на твоем месте точно так бы злился. Знаешь, я тоже злюсь. Злюсь, потому что отношения с сыном испортились из-за какого-то пустяка…

Саша: Это не пустяк! Ты мне вечно указываешь, что делать! Как придурку какому-нибудь…

Папа: «Придурку»? С чего ты взял, что я считаю тебя придурком?

Саша: Ой не надо… «Это не то», «то не так», «туда не ходи», «это не делай». В моей комнате – и то ты командуешь! (А! Вот она – мелочь, которая вызвала конфликт: вторжение в личную территорию на фоне обостренного чувства самостоятельности.).

В подростковом возрасте тяга к самостоятельности, попытка вырваться из-под родительской опеки принимает острые формы. Родительские советы кажутся ненужными, просьбы принимаются за приказы, а замечания трактуются как унижение собственного достоинства. Процесс отстаивания собственной независимости может проходить в различных формах. Могут быть относительно мягкие варианты: когда подросток старается не скандалить с родителями, а больше подстраивается под их мнение. А могут принимать форму сражений, как в нашем случае. Причем взрыва можно ожидать совершенно неожиданно: был тихим, даже не огрызался, и вдруг – скандал. Ничего удивительного нет: существуют разные темпераменты, различные характеры. А в подростковом возрасте ломается не только голос, меняется и психика. В нашем случае картина типична: отец может и не понять, в чем дело, продолжая общаться с подростком так же, как и раньше. Однако подросток воспринимает такое обращение уже иначе.

Но не будем все списывать на подростковый возраст. Конечно, подросток воспринимает все более остро, чем ребенок помладше. Но восприятие ситуации, взаимоотношений у подростка, как правило, достаточно реалистичное. То есть привычные действия родителей могут, например, раздражать его, но вряд ли вызовут резкую агрессию или скандал. А вот резкое неприятие родителями того факта, что их ребенок нуждается в гораздо большей степени свободы, чем ранее, может создать благоприятную почву для конфликта. Зачастую родители (особенно отцы) весьма негативно воспринимают то, что их ребенок – уже не совсем ребенок. Что он принимает важные решения уже помимо родительской воли, совершает поступки, которые родители не одобрили бы. Конечно, в этом мало приятного для любого родителя. Однако будем реалистами: чтобы научиться плавать, нужно плавать. Желательно на открытой воде, а не на песочке или в ванночке с надувным матрацем. Конечно, подросток будет совершать ошибки. И будет принимать решения, не согласованные с вами. Что же делать нам? Смириться с этим? Или, наоборот, усилить контроль, начать закручивать гайки? Усиление контроля, несомненно, помогает. До поры. Однако наступит момент, когда путы будут порваны. Полностью. И тогда – берегись, родитель!

Так что же – пустить все на самотек? Отнюдь нет. Волноваться, интересоваться делами, обсуждать проблемы вместе не только можно, но и необходимо. А вот не нужны как раз слежка, запреты, постоянная опека, придирки и брюзжание. Потому что не помогут.

Теперь, когда истинная причина конфликта открыта, можно приступать к следующему этапу. Нет, не к ее устранению – это процесс длительный и решается отнюдь не разговорами, а изменением своего поведения.

Следующий этап – это признание проблемы и демонстрация готовности ее решить. В нашем случае это будет выглядеть примерно так.

Папа: Подожди, Саша… Если я правильно понял, ты не любишь, когда тебя контролируют?

Саша: А зачем меня контролировать? Я что, в детский сад хожу?

Папа: Да нет, давно не ходишь…

Саша: А ты на каждом шагу указываешь, что мне делать. Я и без твоих приказов комнату убрал бы…

Папа: Убрал бы, без моих напоминаний?

Саша: Конечно. Просто у меня тогда времени не было. А ты налетел!

Папа: Ну, я же не знал, что у тебя другие планы. Ты мне о них ничего не сказал.

Саша: Да ты и не спрашивал.

Папа: Извини, я и правда не спросил.

Саша: Да нет, это ты извини, пап. У меня тогда просто крышу снесло… Мне тогда Карина позвонила, я спешил очень. А тут ты, да еще с уборкой… А у меня Карина на линии. Ну, я и…

Папа: Понятно… Ну, что было, то прошло. Давай тогда так: ты у меня парень взрослый. С лишними вопросами приставать не буду, но придется самому все делать. Но если чего забудешь – напомню. Идет такой вариант?

Саша: Ладно, только если Каринка ко мне придет, ты это… Ну, не напоминай ничего, ладно? А то еще подумает…

Папа: Договорились.

Вот и весь разговор. Конфликт исчерпан. Стороны выяснили отношения, нашли корни конфликта, выработали тактику предотвращения подобных ситуаций. И, самое главное, пришли к компромиссу. Папа пошел на уступки, Саша – тоже. Это обычная ситуация: агрессией отвечают на агрессию, уступками – на уступки. Конечно, за исключением уступок вынужденных. Но это отдельная тема.

В заключительном разговоре нужно обязательно сформулировать фразу, которая недвусмысленно указала бы, что конфликт, по крайней мере с вашей стороны, исчерпан. В нашем примере это – «Ну, что было, то прошло». Подобная фраза обязательно должна быть в разговоре, она «закрывает» конфликт, ставит на нем точку. А формулировку подбирайте по ситуации, думаю, она придет сама собой. Например, хотя бы такую.

– Вот и ладно.

– Ну, вот все и выяснилось.

– Вот видишь, как хорошо все закончилось.

– Ну, забыли.

– Ладно, бог с ним.

Конечно, возможны и другие варианты. Может быть, гораздо более удачные. Хотя бы потому, что они будут подходить именно к вашей ситуации. Дорогу осилит идущий!

И завершает разговор договор (договоренности), или, говоря языком психологии, компромисс. То есть вносятся предложения обеих сторон, как в будущем избегать подобных ситуаций. В нашем случае Саша со своим отцом договорился, что папа со своей стороны предоставит определенную свободу сыну, а Саша в свою очередь станет сам без напоминаний выполнять свою часть домашних обязанностей. Отдельная оговорка со стороны Саши – это его общение с подругой Кариной (чтобы папа по крайней мере не мешал неловким поведением их отношениям), на что его папа соглашается. Итак, компромисс достигнут. Насколько будут выполняться эти договоренности, вопрос другой. Если мы правильно определили причину конфликта и наши договоренности носили действительно двусторонний характер, то есть были ВЫГОДНЫ ОБЕИМ

СТОРОНАМ, то выполняться они будут. Если же одна из сторон пойдет на вынужденные уступки, то рано или поздно возникнет новый конфликт. Но как бы то ни было, ценный опыт переговоров уже будет и у одной, и у другой стороны.

Типичные ошибки при применении хирургического способа тоже имеются. В первую очередь, это неправильное начало разговора, «переход на личности». Если уже при завязке общения мы срываемся, начинаем закипать и бросаем обвинения вместо того, чтобы попытаться разобраться в ситуации, – «медицина тут бессильна».

Не поможет также «хирургия» в том случае, если мы будем недостаточно настойчивы. Конечно, есть ситуации, когда лучше промолчать, не давить. Но если мы задались целью разрешить конфликт, то останавливаться, не добившись никаких результатов, не стоит. Держите в уме задачу минимум: хотя бы наметить срок переговоров. Не теперь – так через час. Не через час – так завтра утром. Но никак не «когда-нибудь». Потому что «когда-нибудь» подразумевает «никогда».