Любви все возрасты покорны.... И школьный тоже?

Жених и невеста... Когда мы произносим эти слова, воображение диктует нам прекрасный светлый образ юной пары на пороге самого замечательного события в их жизни — бракосочетания. Впрочем, не слишком юной. Все мы понимаем, что столь ответственный шаг требует определенной зрелости - физической и духовной. Когда те же самые слова звучат за спиной совсем уж юной пары - например, в школьных стенах, - они приобретают характер издевательской дразнилки. И м и ровесники ю н ы х Ромео и Джульетт иронично намекают, что те преждевременно взяли на себя не подходящие их возрасту роли. И старшие с этим охотно соглашаются - по их мнению, в школьные годы о серьезных чувствах между юношей и девушкой не может быть и речи. Скорее всего, речь идет о безответственном увлечении, отвлекающем от главного дела - учебы, да к тому чреватом многими «недетскими» проблемами и неприятностями. Сентиментально повторяя классическую фразу «Любви все возрасты покорны», мы, взрослые, отнюдь не имеем в виду школьный возраст. Правильно ли это?

Имена шекспировских Ромео и Джульетты, ставшие нарицательными, знакомы любому, хотя редкий школьник в наши дни читал классическую трагедию. Перипетии истории ю н ы х влюбленных из Вероны знакомы современным подросткам в основном по вольным киноверсиям. Зато почти каждый доподлинно знает, сколь молоды были герои - живи Джульетта в наши дни, она ходила бы в восьмой класс. Этот пример любят приводить ее нынешние сверстницы, отстаивая свое право на сильные чувства. При этом, правда, не вспоминают, как печально история закончилась. Но это вроде бы совсем другой сюжет - во всем виновата вражда родительских семей. В о т если бы Мон-текки и Капулетти дружили домами...

У психологов на сей счет свое мнение. Они даже придумали новый термин (еще не получивший, правда, научного статуса) - синдром Ромео и Джульетты. По мнению некоторых специалистов по человеческим отношениям, не будь на пути юной пары столь серьезных препятствий, то и чувства между ними вряд ли воспылали бы с такой страстью.

Правда, обращает на себя внимание, что сегодня «женихов» и «невест» ровесники дразнят нечасто. В наши дни любовь как культурный феномен сильно помолодела. Любой телесериал для подростков пронизан идеей первых поцелуев и ранних сексуальных опытов. Е с т ь еще одна, не менее важная причина: для тинейджера особое значение имеет все, что является признаком взрослости. Ранняя влюбленность приобретает для детей значение такого признака. Сейчас зачастую уже в 7-8-м классе неловко не быть «влюбленным», стыдно запоздать с первым поцелуем. Еще не целовался, значит, ты отстал от других - вот нехитрая логика этого возраста.

Однако для полноценного личностного развития необходима определенная последовательность. Сначала должна сформироваться собственная идентичность, целостность, а только вслед за этим возникает возможность полной интимной близости в гармоническом сочетании духовного и телесного. Обычно на первом этапе - а это как раз старший школьный возраст - подростки испытывают именно романтическое, а не сексуальное чувство к предмету своей любви.

Это особый этап жизни, свойственный из всех живых существ только человеку - когда он учится чувствовать. А для воспитания чувств как раз необходим период своеобразного «недействия». Нужно время, чтобы прислушаться к себе, к своим переживаниям, прочувствовать мельчайшие нюансы своих эмоций. Это и есть романтическая любовь. Жгучий эротический интерес пробуждается после нее.

Но сейчас происходит нарушение нормальной последовательности — культурным эталоном для наших детей становятся как раз зарубежные подростковые телесериалы или журнальчики типа «Cool». Романтическое увлечение как бы теряет смысл, подросток стремится к первому сексуальному опыту, чтобы самому себе и другим продемонстрировать собственную взрослость. На безумной скорости они проскакивают чудесный период романтики, который, увы, больше никогда в жизни не повторится.

У современного подростка уже с 13-14 лет начинается, как правило, бурное половое созревание. Наступает час, и в головном мозге зарождается химический шторм, разбегается по нервам и сосудам, вызывая все физиологические признаки влюбленности: выброс адреналина, участившейся пульс и дыхание, потные ладони, блеск глаз, румянец или, наоборот, бледность. Первая любовь - это своего рода наркотик. И когда взрослые, уже давно пережившие и позабывшие свои юношеские чувства, начинают призывать свое чадо перестать быть влюбленным в угоду занятиям, оценкам, будущей карьере и так далее, они поступают по меньшей мере глупо. Сознательно отказаться от чувства подросток просто не может!

Специалисты изучили свыше ста культур, в том числе и примитивных, и пришли к выводу, что практически всем им присущ период романтической любви. Это такое же древнее чувство, как страх, ярость или радость. Но химическое половодье длится не бесконечно, потом химический заводик внутри нашего организма по неведомой команде может перестроиться на выпуск другого любовного «наркотика» - эндорфина. Но он уже несет не бурю чувств, а успокоение и мир, утоление боли от утрат и несбывшегося. Он может и не перестроиться, а просто прекратить работу. Прав был поэт: «Блажен, кто вовремя был молод, блажен, кто вовремя созрел».

Психология bookap

Осознать ценность первого чувства должны не только подростки, но и взрослые. Прерванный полет грозит последующим разочарованием, цинизмом, неумением влюбиться вновь, подспудной тоской по «утраченному раю». Это не значит, что нужно немедленно поженить влюбленных. Но нельзя грубо вырывать стрелу амура из сердца мальчика и девочки. Пусть они переживут и прочувствуют эти естественные эмоции, данные самой природой. Внимательное отношение старших к их состоянию, легализация именно романтического чувства помогли бы избежать всякого рода протестных действий - того самого синдрома Ромео и Джульетты. Ведь чаще всего первая влюбленность со временем просто тает, как легкое весеннее облачко, оставляя только сентиментальные воспоминания.

Даже Ромео, как известно, был сначала романтически влюблен в некую Розалинду, причем его родители ничего не имели против такой невесты. Правда, патетической трагедии из этого сюжета явно не получалось. Но в реальной жизни, может, так оно и лучше?