Делать жизнь с кого?

Глядя на современных детей и подростков, не перестаешь удивляться их обостренной восприимчивости, способности перенимать новые, необычные манеры поведения. Иной раз взрослые не могут взять в толк, отчего один мальчишка набрасывается с кулаками на другого, хотя тот всего-навсего продемонстрировал ему оттопыренный средний палец. В нашем арсенале выразительных жестов этот сигнал отсутствует. А любой мальчишка, еще до поступления в школу успевший посмотреть не один десяток американских фильмов, прекрасно понимает оскорбительное значение этого жеста (хотя далеко не всегда осознает его подлинный смысл). Точно так же стало принято реагировать на любое свершение (чаще всего -самое пустяковое) восторженным воплем: «Йесс!» Даже не зная ни слова ни на одном иностранном языке, ребенок с малых лет уже многократно наблюдал на телеэкране, что так выражают свои чувства его заокеанские сверстники. По их примеру он демонстрирует свое удивление протяжным возгласом: «Вауу!», который родители даже затрудняются воспроизвести, поскольку их губы, привычные к русской фонетике, отказываются складываться в иноязычное «дабл-ю».

Любой родитель может привести не один подобный пример, которые множатся день ото дня. При этом не может не настораживать, с какой готовностью наши дети берутся копировать ухватки бруклинской шпаны. А что им остается в отсутствие положительных примеров? Можно долго спорить, годятся ли на эту роль канонизированные пионеры-герои или персонажи книг Аркадия Гайдара. Однако совершенно очевидно, что пришедшие им на смену герои дебильных сериалов едва ли могут служить поучительным примером. Поэтому здравомыслящие родители все чаще задаются тревожным вопросом: как уберечь детей от бездумного подражательства, приобщить их к подлинным ценностям и, самое главное, научить их жить своим умом?

Казалось бы, простейший и надежный способ - полная изоляция от негативных примеров. Но любому ясно, что такая стратегия практически неосуществима. Пытаясь захлопнуть перед нежелательными образцами парадную дверь, мы не в силах воспрепятствовать их просачиванию сквозь щели. То, от чего ребенка хотелось бы оградить, бурным потоком выплескивается на него с телеэкрана, с рекламных щитов, со страниц некогда респектабельных, а ныне «пожелтевших» газет и т. п. Как убедить трехлетнюю малышку скромно одергивать юбочку, когда прямо из окна квартиры виден рекламный щит, на котором симпатичная тетя не стесняется предстать в одном нижнем белье? Как отучить сынишку от скверных слов, если они — неотъемлемая часть лексикона его товарищей по детскому саду?

Поскольку невозможно посадить ребенка под стеклянный колпак, родителям необходимо позаботиться о том, чтобы явления окружающего мира ребенок воспринимал избирательно. А попытки искоренить детскую тягу к подражанию и вовсе безнадежны, ибо подражание — важнейший механизм усвоения опыта и приспособления к миру. Рассмотрим это явление подробнее, дабы лучше понять, что нам по силам и что действительно зависит от нас в формировании полноценной личности нашего ребенка.

Величайшее заблуждение классической педагогики состоит в том, что воспитание осуществляется преимущественно убеждением, назиданием, поучением. Здравый смысл подсказывает: будь это на самом деле так, то процесс воспитания даже не мог бы начаться, поскольку маленький ребенок вообще не понимает слов и никакому внушению не подвержен. Первый элементарный опыт он усваивает методом проб и ошибок, а главным образом -за счет подражания взрослым, от которых он перенимает первые слова, выразительные жесты и целесообразные движения. Например, ребенок очень рано понимает, что мать кивает в знак согласия и одобрения. Уже полуторагодовалый малыш тоже кивает в знак согласия, хотя никто ему специально не объяснял значение этого жеста. А вот маленький болгарин поступит наоборот, так как его папа и мама по сложившейся у этого народа культурной традиции в знак согласия качают головой.

Отбор подходящих слов, движений и жестов происходит за счет сопоставления собственного действия и достигнутого результата. Так, маленький ребенок тянется ручками к приглянувшемуся предмету, но не может его достать. Тогда мама подает ему этот предмет. И правильно поступит, если одновременно и назовет его. Ребенок может попытаться повторить впервые услышанное слово. А на будущее запомнит: чтобы получить желаемый предмет, надо в указательном жесте протянуть к нему руку. Чем точнее будет указательный жест (его можно «заострить» за счет вытянутого пальца), тем более вероятен желаемый результат. А еще лучше попытаться произнести те же звуки, которые произносила мама, подавая этот предмет. Так еще вернее достигнешь своей цели, да еще заслужишь похвалу, одобрительную мамину улыбку, ласковое поглаживание.

Этот механизм психологи называют положительным подкреплением, когда совершенное действие сопровождается поощрением. Подкрепление может быть и отрицательным - в виде неодобрительной реакции или даже наказания. По сути дела, первые жизненные навыки и формируются за счет подкрепления. По мере роста и развития малыш постепенно начинает понимать, что какие-то его действия приводят к удовлетворению его потребностей, а другие, наоборот, чреваты неприятностями. И соответственно стремится повторять первые и воздерживаться от вторых. Так постепенно формируется довольно сложный «репертуар» поведения. И если он в чем-то родителей не устраивает, то им самим стоит задуматься: значит, они недостаточно поощряли желательные действия и не уделили должного внимания торможению нежелательных.

Механизм подражания продолжает оставаться ведущим в формировании поведения на протяжении нескольких лет. В первые годы жизни восприятие и мышление ребенка сугубо конкретны, ему гораздо легче копировать наглядный образец, нежели выполнять инструкцию. Со временем мышление становится все более отвлеченным, ребенок обретает способность абстрагироваться от наглядных образцов и строить свое поведение на основе мысленных представлений и понятий. Роль подражания в психическом развитии снижается, но не сходит на нет. По сути дела, механизм подражания так никогда и не исчезает. Ведь и мы, взрослые, к примеру, в большей или меньшей мере одеваемся в соответствии с модой, то есть стараемся подражать неким эталонам. А бывает, что и непосредственно (хотя часто и безотчетно) копируем поведение тех людей, чьи достижения желательны и для нас самих. Например, немолодая дама солидной комплекции, желая сравниться с топ-моделью, может появиться на людях в мини-юбке. Если при этом несколько прохожих, а тем более знакомых ее высмеют, она, скорее всего, воздержится от повторения этого рискованного опыта. Налицо отрицательное подкрепление и соответствующее изменение поведения. А если ей удастся удачно подобрать гардероб в соответствии с особенностями своей фигуры, то пара комплиментов ее вкусу и изяществу послужат великолепным положительным подкреплением и побудят придерживаться выбранного стиля.

Поведение ребенка строится по тем же законам, только еще более выпукло и зримо. Родители при умелом манипулировании подкреплением могут добиться значительных изменений в поведении сына или дочери. Надо только иметь в виду, что родители и дети могут расценивать подкрепление совсем по-разному. Допустим, мама считает, что недовольный окрик или даже шлепок - это действенная реакция на нежелательное поведение ребенка. А кто знает - может быть, именно этой реакции он и добивался, желая разведать границы своей свободы или маминого терпения? А может, просто добивался хоть какой-то реакции, потому что иначе взрослые уделяют ему мало внимания. Нередко так и бывает, что в характере и поведении ребенка закрепляются негативные черты только потому, что это единственный или по крайней мере самый действенный способ вызвать интерес родителей к своей персоне.

Поэтому, дабы избежать формирования черт поведения, которые ребенок может скопировать с нежелательных образцов, родителям следует придерживаться нескольких простых принципов. Во-первых, надо позаботиться, чтобы большинство наблюдаемых ребенком примеров были положительными. При этом нельзя забывать, что самым впечатляющим примером для ребенка служат члены его семьи, в первую очередь мама и папа. Дети не всегда охотно слушаются родителей, но вольно или невольно им подражают, на долгие годы усваивают образцы поведения, принятые в родительской семье. Если папа не стесняется в семейном кругу отпустить скабрезность, не надо Удивляться появлению словесного сора в лексиконе его сына. Если папа с восторгом цокает языком, наблюдая на телеэкране кривляние полуголых танцовщиц, немудрено, что и малолетняя дочь вдруг начнет демонстрировать ужимки, которые в ее возрасте выглядят нелепо и дико. А как же иначе - если папе, самому умному и сильному в мире мужчине, такие вещи нравятся, то, значит, так и надо себя вести! Поэтому не будем забывать, что мы воспитываем своих детей не только тогда, когда проповедуем им высоконравственные истины. Самые мелкие черточки нашего поведения, уже неуловимые для нас самих, могут послужить гораздо более сильным стимулом, чем тысяча назиданий.

Другой совет многим покажется банальным. Тем не менее его нелишне повторить, поскольку мало кто ему следует. Детям жизненно необходимо внимание родителей. Занятые работой, учебой, бизнесом, мы каждодневно обделяем своих детей самым главным. И дети начинают отчаянную борьбу за внимание к себе, избирая те средства, которые кажутся им наиболее действенными. И не надо успокаивать себя, будучи заняты взрослыми делами, что ребеноктем временем пребывает в спокойствии и благополучии, прильнув к телевизору. Пошляки и дегенераты, ставшие сегодня главными героями телепрограмм, едва ли научат его хорошему. А когда малыш вконец изголодается по вашему участию, то вполне может попытаться добиться его теми приемами, что усвоил у экрана.

Разумеется, существует множество познавательных и поучительных фильмов и программ, которые ребенку полезно посмотреть. Их-то и следует выбрать для домашнего просмотра заботливым родителям, а не полагаться безоглядно на вкус хозяев телеканалов.

Надо всячески поощрять те слова и поступки ребенка, которые вам приятны и которые, по вашему мнению, умножают его достоинства. Вульгарные словечки, жесты и ужимки лучше всего просто брезгливо игнорировать, явно демонстрируя свое неодобрение. Впрочем, для подростка, желающего противопоставить себя миру старших, подобное неодобрение и может являться желанной целью. Не потому ли такой вульгарной кажется взрослым подростковая мода и так неприятен их жаргон? Но это - тема отдельного большого разговора. А пока не разразился подростковый кризис, родители выступают для ребенка важнейшим авторитетом, и их неодобрения он старается избе жать. Только не переусердствуйте в своей отрицательной реакции. Ведь детское кривлянье чаще всего не заслуживает сурового наказания. Почти все мы и сами в далекие детские годы кому-то подражали - порою неумно и не уклюже. А выросли в итоге вполне приличными людьми. И это обнадеживает. «Синдром гадкого утенка»

Психологам давно известно странное состояние, в которое порой впадают дети. В период интенсивного созревания организма они начинают уделять повышенное внимание своей внешности, придирчиво подмечая те явные и мнимые недостатки, из-за которых они якобы проигрывают в сравнении со сверстниками. Слишком высокий или слишком малый рост, чрезмерная полнота или худоба, прыщи на лице, замедленное или ускоренное оформление вторичных половых признаков - все это повергает ребенка в уныние, заставляет считать себя никчемным. Существует образное название такого состояния - «синдром Квазимодо». Оно, однако, не очень удачно. Как известно, персонаж романа Г ю г о испытывал душевные страдания из-за своего реального уродства, которое вызывало к нему неприязнь окружающих. Большинство детей и подростков, как правило, не имеют достаточно причин для переживаний: свои «недостатки» они неоправданно преувеличивают. По мере взросления формируется более трезвая самооценка, злополучный синдром исчезает без всякого медицинского вмешательства и в зрелом возрасте практически не встречается. Человек приходит к естественной мысли о том, что вполне симпатичным можно быть, даже не обладая бицепсами В а н Дамма или талией Шарон Стоун .

До недавнего времени озабоченность своей внешностью была едва ли не главной причиной душевных терзаний взрослеющих мальчиков и девочек. Сравнение себя со сверстниками или с романтическими киногероями порой больно било по самооценке. Но со временем эта боль стихала, и подростковые терзания начинали казаться пустяком. Сегодня приходится сталкиваться с гораздо более серьезной проблемой. Сравнениями теперь одержимы не только подростки, но даже дошкольники. Причем особенности внешности уже не привлекают повышенного внимания. Главным критерием сравнения и оценки стало благосостояние, вернее, те его внешние символы, которые явно отличают одного человека от другого. Мерой ценности человека начинает выступать его способность питаться деликатесами, носить модную одежду, играть в красивые игрушки (и это справедливо для любого возраста: ведь, как говорят, взрослые отличаются от детей лишь стоимостью своих игрушек). Сегодня никого не удивишь норковым манто или круизом по экзотическим островам. Немало найдется людей, которым по карману и это, и многое другое. Но еще больше тех, кто едва сводит концы с концами. В таких семьях растут дети, с малых лет привыкающие к сознанию своей обделенности, даже униженности на фоне перекормленных сверстников. Понятна тревога родителей за душевное самочувствие ребенка, на которого более обеспеченные дети поглядывают свысока. У нас на глазах на смену экзотическому «синдрому Квазимодо» приходит своеобразный «синдром гадкого утенка», который с возрастом не только не сглаживается, но усугубляется. Распространение этого синдрома в современных условиях приобретает характер эпидемии. Существует ли какое-то лекарство от этого душевного недуга?

Врачеватели человеческих душ всегда терзались двойственностью своего положения. К ним обращались люди, чьи психологические проблемы чаще всего были порождены проблемами иного рода - социальными и материальными. Если человек впал в депрессию из-за потери работы, то самым надежным средством излечения было бы предоставить ему новое рабочее место. Точно так же конфликты в коммунальной квартире лучше всего устраняются отселением в отдельную квартиру. Однако психологи и психотерапевты не уполномочены раздавать жизненные блага (они и сами-то в большинстве своем люди не очень обеспеченные). Все их рекомендации в подобных случаях можно обобщить старым афоризмом: «Человеку не всегда по силам изменить свое положение, но он всегда может изменить отношение к своему положению». Психолог может лишь помочь человеку по-иному взглянуть на свою проблему и тем самым сгладить ее остроту. Значит, проблема в принципе неразрешима, и миллионам современных детей придется всю жизнь носить шрамы от тяжелых душевных травм, порожденных социальным неравенством?

Мировой опыт свидетельствует, что это не так. Имущественное расслоение - вовсе не изобретение последних лет. Веками люди во всех странах существовали в условиях неравенства и по большей части спокойно с этим мирились. Едва ли вашего прадедушку-крестьянина угнетала мысль о том, что ему не суждено вальсировать в Дворянском собрании. Гораздо более серьезной проблемой для него был возможный неурожай, а также стремление получить больший доход со своего надела. А будь он торговцем, то, наверное, мечтал бы не о генеральских эполетах, а о процветании своего магазинчика. Хороший урожай и обилие покупателей приносили и тому и другому достаточное удовлетворение.

Двадцатый век разрушил это равновесие. Провозгласив однажды всеобщее равенство, новые властители дум заставили не одно поколение верить в эту небесспорную идею. И сегодня, когда неравенство снова обозначилось очень зримо, оно многими воспринимается уже как оскорбление. (Тем более что зачастую житейские блага достаются людям не лучшего сорта и не самым благородным путем. Впрочем, и это не ново в истории человечества.)

Переустроить мир на принципах всеобщего равенства еще никому никогда не удавалось. Судя по всему, эта благородная идея вообще неосуществима на практике. Поэтому оставим бесполезные сетования о несправедливом миропорядке. Кто-то из политиков еще сколотит на этом свой капитал, но обычным людям ни к чему смущать свой ум утопическими идеями. Вместо того чтобы заботиться о счастье человечества и совершенстве мира, лучше, никого не ущемляя, заняться обустройством собственной жизни и благополучием своих близких. Если этим займется каждый, то это и будет лучшим вкладом в совершенствование мира.

Залог психического здоровья ребенка - душевное благополучие его родителей. По крайней мере, до достижения подросткового возраста ребенок воспринимает своих родителей как главный авторитет и эталон. И он чувствительно перенимает малейшие нюансы даже таких настроений старших, в которых те сами себе не решаются признаться. Е с л и отец и мать внешне бодрятся, а в душе страдают из-за невысокого заработка и необходимости во всем себе отказывать, то и ребенок неосознанно перенимает их уныние, пускай и тщательно от него скрываемое. Е с л и же, несмотря на превратности судьбы, родители сохранили свое достоинство, то и ребенка трудно унизить чужой обновкой или деликатесом. Ведь самые авторитетные для него люди не позволяют себе расстраиваться из-за этого! Значит, ценность подобных символов благополучия действительно не очень высока.

Психологические проблемы наших детей — это чаще всего прямая проекция наших собственных проблем. Поэтому главная (хотя и трудновыполнимая) рекомендация -постараться не заражать маленького человека не свойственными его возрасту недугами. А значит, вам самим необходимо их победить. Э т о очень нелегко. Ибо, сколь ни велико было бы благосостояние отдельной семьи, всегда найдутся семьи более преуспевающие. Начав однажды сравнивать себя с другими, трудно остановиться и уже невозможно найти душевный покой. Человек - вообще неблагодарный предмет для сравнения. Ведь каждый из нас в чем-то уступает другому, но в чем-то и превосходит. «Зациклившись» на своем отставании, вы рискуете передать это хроническое состояние взрослеющему ребенку. Лишь трезво осознав свои достоинства (далеко не всегда измеряемые деньгами), человек научается твердо стоять на ногах.

Действенное педагогическое средство - воспитание назидательным примером. Восточный мудрец сказал: «Я сетовал, что у меня нет обуви, пока не встретил человека, у которого не было ног». Любой человек, даже маленький, не так огорчится из-за несъеденного банана, если знает, что совсем рядом кому-то по-настоящему плохо. Важно только, чтоб это знание рождало искреннее сочувствие, а не злорадную спесь. Впрочем, и тому и другому дети научаются у нас. И только от нас зависит, чему же они научатся.

Однако сегодня родителям в деле воспитания приходится состязаться с сильнейшими конкурентами — кино, видео, телевидением. Информацию об устройстве мира современный ребенок черпает не столько из бесед с мамой и папой, сколько с цветного экрана. И многие идеи, искусно преподносимые «говорящими головами», формируют искаженное мироощущение.

Признайтесь, какие чувства вы испытали бы, случись вам найти на тротуаре сотенную бумажку? Наверное, слегка пожалели бы беднягу, который ее обронил. Но, если честно, такая прибавка к доходам порадовала бы. Правда, каждый знает, что крупные купюры не валяются под ногами, и редко кто может похвастаться такой находкой. А вот я знаю человека, который действительно нашел сто рублей. Человек он не бедный, но и не настолько богат, чтобы не придать этому значения. Однако его отношение к находке меня поначалу сильно удивило. Вообще-то деньги с земли поднял не он, а его семилетний сын, с которым он в тот день гулял по бульвару. Малыш возликовал, а отец почему-то огорчился. Дело в том, что счастливая находка пробила брешь в педагогической позиции отца. Привыкший честным трудом добывать каждую копейку, он стремился такое же отношение сформировать и у сына. Не столько назиданием, сколько собственным примером он желал показать мальчишке, что способный и деловитый человек может добиться многого, надо только не лениться и не жалеть сил. Увы, воспитательные усилия остались бесплодны, отчасти потому, что собственными трудами никаких фантастических благ отец не снискал. По крайней мере, ни разу не был ни на Кипре, ни на Майорке, не говоря уже о Багамских островах. А вот одноклассники сына успели там позагорать, являя собой пример не столь поучительный, но более впечатляющий. Но самое главное - это культ легкого успеха, который сегодня навязчиво насаждается на каждом углу и, кажется, уже дает свои всходы. «Целый ломтик БЕСПЛАТНО», «Два литра по цене полутора», «Каждому покупателю - подарок фирмы»... Если верить рекламе, то мир просто перенаселен добрыми дядями, мечтающими нас одарить, отдать что-то бесплатно или за полцены. Взрослый человек, хорошо умеющий считать, лишь иронично улыбнется. А малыши верят! И ш л ю т по указанным адресам купоны-наклейки, «счастливые» бутылочные пробки и... во что там сегодня играют? Предварительно, правда, надо заплатить немногие карманные копейки за соответствующий товар. Не очень-то и нужный. Из этих копеек и сложится чья-то вилла на Багамах. А приз? Ребенок ведь понял буквально рекламный лозунг — « К у п и и выиграй!». То есть если купишь, то выиграешь. Е м у ведь никто не объяснил, что выигрыш - вещь крайне маловероятная.

Подбавляют жару и сверхпопулярные «развлекательные» передачи. На глазах у многомиллионной аудитории (в немалой части - детской) обычный дяденька или даже мальчишка-подросток, угадав какую-то букву или ноту, утаскивает домой выигранный телевизор или конвертик, полный банкнот. И происходит это в атмосфере всеобщего веселья, под игривую музыку, легко и беззаботно. Припавший к экрану ребенок все прочнее усваивает мысль: мир -это огромное поле чудес, скатерть-самобранка, которая, стоит лишь пожелать, немедленно порадует любым деликатесом. А мама с папой, толкующие что-то про зарплату и квартплату, просто не видят ослепительного блеска этого дивного мира. Бедные!

Главная опасность - все более укореняющееся убеждение, что жизненный успех в форме всевозможных благ явится сам собой, не требуя больших усилий. А поэтому -зачем учиться и вообще чем-то всерьез заниматься, если миллионы легко прирастают в виде дивидендов, а «мерседесы» раздают задаром! Отрезвление неизбежно наступает. Как у тех взрослых, которые зарыли свои денежки на очередном поле чудес, да так и не дождались всходов. Но наступает оно, как правило, слишком поздно. Особенно для молодого человека, растратившего в иллюзиях бесценное время. И родителям, которые начинают беспокоиться, как бы из их чада не вырос Леня Голубков, надо самим позаботиться, чтобы этого не произошло. В о т несколько советов, которые могут оказаться полезны.

Если ваш ребенок одержим лотерейным или конкурсным азартом, дайте ему под вашим контролем с наименьшими осложнениями переболеть этой детской болезнью. Например, вместе пойдите и купите лотерейный билет, но только объяснив, что сами этого делать не стали бы, а лишь хотите кое-что продемонстрировать ему. На конкретном примере ребенок сможет убедиться, что «небывалый выигрыш» - это выигрыш, которого не бывает. А на ту же сумму, что истрачена на билет, купите ему какой-нибудь сувенир или лакомство. Тогда в следующий раз (если таковой наступит) можете с полным основанием спросить: «Может, лучше купить мороженое, чем выбросить деньги на лотерею?» А всевозможные анкеты на конкурсы и викторины пускай отсылает. Пять-десять раз не дождавшись результата, сам махнет на это рукой.

Не следует засорять сознание ребенка всем, что льется с телеэкрана. Поверьте, милейший господин Рекламная Пауза - не лучший воспитатель, как и его многочисленные коллеги. Детские фильмы, забавные мультики - все это может неплохо развлечь ребенка. А вот помпезная «раздача слонов» наверняка не принесет пользы.

Демонстрируйте ребенку примеры людей, реально сумевших чего-то добиться. При этом подчеркивайте роль способностей, стремления и усилия для достижения успеха.

Психология bookap

Даже если ваши финансовые возможности позволяют удовлетворять многие запросы ребенка, не следует делать это с небрежностью, всякий раз легко извлекая из кармана требуемую сумму. Иначе у ребенка и впрямь возникнет иллюзия появления кролика из цилиндра. А ведь потребности ребенка могут расти безгранично и в один прекрасный день наверняка превысят предел ваших возможностей. Чтобы этого не произошло, не потакайте ему чрезмерно.

И самое главное - сами будьте для ребенка достойным примером. Очищая банан, ребенок должен знать, что тот не вырос на соседней березе, а куплен мамой на деньги, добытые трудом.