Мама вышла замуж

Сравнивая сказки разных народов, не перестаешь удивляться сходству многих сюжетов. Например, история бедной падчерицы, которую изводит зловредная мачеха, рассказывается сказочниками во всех концах света. Классический пример - сказка о Золушке, известная всем с малых лет. В ней недобрая женщина (а какой еще быть мачехе?), сумевшая выйти замуж за отца Золушки, всячески третировала бедную девушку. И это было особенно обидно на фоне подчеркнутой заботы, достававшейся ее родным дочерям.

В этом контексте глава семьи выступает в роли малозаметной, эпизодической. Лишь из полунамеков становится ясно, что к родной дочери он относится с искренней нежностью, которой совершенно не испытывает к дочерям своей жены. Те, в свою очередь, его также, вероятно, недолюбливают и наверняка не уважают. Так что отношения отчима и падчериц складываются не лучшим образом. В сказке этот сюжет развития не получил, но для психологического очерка мог бы послужить хорошей основой. Бедная Золушка была лишена материнской любви, которую, к счастью, сполна компенсировала забота доброй феи. Но ведь и ее сводные сестры были в каком-то смысле обделены: им тоже недоставало любви - отцовской. И не потому ли так незавидно сложилась их судьба, что никакой волшебник не взялся компенсировать эту недостачу?

Жизнь тем не похожа на сказку, что в нее феи предпочитают не вмешиваться. И тем похожа, что в ней, как правило, развивается нереализованный сказочный сюжет: мать, как умеет, любит своего родного ребенка, а для отчима он так и не становится своим. И хотя такое положение дел вовсе не является закономерным, в сознании людей укрепилось представление, что отчим - неважная замена отцу.

Такое мнение нельзя отнести к банальным предрассудкам, особенно если принять во внимание данные новейших социологических исследований. Не так давно московские ученые провели по всей стране широкомасштабный опрос школьников, чтобы выяснить, как влияют условия жизни семьи на психологическое благополучие детей. Анализу были подвергнуты многие факторы, включая уровень благосостояния, количество детей в семье, жилищные условия, а также состав семьи. Ученые были немало удивлены, обнаружив, что полные семьи в целом не имеют заметных преимуществ перед неполными. Дети, которых воспитывает одна мать, как оказалась, вовсе не находятся в менее благоприятных условиях, чем их сверстники, имеющие отца. Вероятно, тут сказалась обострившаяся в последние годы тенденция к устранению отцов от семейных дел. Формально присутствуя в семье, мужчина либо целиком погружен в свои профессиональные заботы, либо, если карьера складывается неудачно, переживает это настолько остро, что на семейное общение не остается уже никаких душевных сил. При этом отец в семье вроде бы есть, но фактически его нет, все его интересы лежат вне семьи. На этом фоне наименее благополучной с психологической точки зрения оказалась группа школьников, живущих в полной семье, но с неродным отцом. Эти дети в массе своей чаще курят, раньше приобщаются к алкоголю, проявляют повышенную склонность к противоправному поведению, кстати заметно опережая в этом отношении так называемую «безотцовщину». Психологам известно, что подобные негативные явления отражают не столько «порочные наклонности» ребенка, сколько испытываемый им психологический дискомфорт. Это, конечно, слабое утешение для окружающих, и особенно для родителей, вынужденных сталкиваться с нежелательным поведением ребенка. В сложившемся положении неверно было бы обвинять кого-то одного, особенно ребенка, хотя ему и принадлежит немалая роль в обострении отношений. Источник проблем лежит в самой семейной ситуации, которая в данном случае обладает определенными психологическими особенностями. Едва ли найдется мужчина, который имеет своей жизненной целью стать отчимом. Тот, кто им все-таки становится, преследует совсем иную цель. Его главное, и порой единственное желание - связать свою судьбу с женщиной, которую он посчитал достойной спутницей жизни. Е с л и у женщины есть ребенок, то он выступает лишь дополнительным условием этого союза. Причем условием, которое такому союзу не благоприятствует, а в лучшем случае не препятствует. И это в лучшем случае... поскольку усыновленный ребенок явно или неявно выступает как нежеланный. Причем, может быть, даже не в том смысле, что имело место активное нежелание его иметь, а просто отсутствовало такое желание. Что, впрочем, не намного лучше. Ибо нежеланный ребенок, в каком бы смысле мы ни употребляли это слово, неосознанно ощущает это свое незавидное положение.

Самосознание ребенка формируется во многом под влиянием того, как его воспринимают другие члены семьи, прежде всего родители. К их отношению ребенок особо чувствителен. Он как бы впитывает в себя это отношение, пропускает его сквозь себя, присваивает его и ощущает себя таким, каким видят его взрослые, - любимым, желанным и необходимым или лишним, ненужным. Родительская любовь дарит ребенку душевную гармонию, вселяет уверенность в себе. Отторжение со стороны взрослого разрушает гармонию, подрывает веру. Ребенок начинает чувствовать себя ничтожеством, лишним членом семьи, который не только никому не приносит радости, но и выступает досадной помехой.

От такого отношения не застрахован ни один ребенок, причем даже имеющий родных родителей. Нередко ребенок рождается в результате «недоразумения», когда его появление на свет родители не только не планировали, но и всячески старались предотвратить. Для молодых родителей, не успевших «пожить для себя», малыш превращается в обузу. Такое случается и тогда, когда хотя бы один из родителей чрезмерно озабочен своей профессиональной карьерой и социальными достижениями. Тогда ребенок, требующий внимания и заботы, может даже раздражать, поскольку отвлекает от «более важных» дел. Отрицательные чувства к ребенку могут возникнуть у родного отца, когда вдруг выясняется, что он приобрел не забавную игрушку, а нового беспокойного и требовательного члена семьи, к которому к тому же всецело приковано внимание жены, которая может даже утратить прежнюю привязанность и даже сексуальное влечение к мужу.

К счастью, большинство родителей отдают себе отчет, что рождение ребенка не только приносит радость, но и создает проблемы, а потому и не очень тяготятся этими проблемами. Совсем иная ситуация складывается тогда, когда неродной отец приходит «на готовенькое». С какими чувствами начинает он играть родительскую роль, как отнесется к пасынку или падчерице?

Как правило, мужчина в подобной ситуации настроен оптимистически. Он вполне уверен в своей способности наладить отношения с новым чадом. Впрочем, если встретит с его стороны взаимное расположение. А именно это условие зачастую и не соблюдается. Ребенок встречает нового папу настороженно, а то и вызывающе агрессивно. У отчима срабатывает ответная реакция, и вскоре отношения перерастают в порочный круг неисчерпаемых взаимных обид.

Откуда берется недоброжелательность ребенка? Отчего новый отец ему зачастую несимпатичен? Такую реакцию в какой-то мере можно признать естественной, поскольку с психологической точки зрения она имеет оборонительную природу (пассивную или активную - зависит от характера ребенка). Как правило, появлению отчима предшествовал период жизни пускай и проблемный, но достаточно стабильный. Кое-как приспособившись к отсутствию отца, ребенок научился чувствовать себя в общении с матерью более или менее комфортно. Приход нового - постороннего! - человека угрожает разрушить сложившуюся гармонию. Отчим воспринимается как нежелательный соперник, отнимающий материнскую любовь. Ситуация еще больше осложняется, если в раннем детстве имело место общение с родным отцом, которого после разлуки ребенок невольно начинает идеализировать. Если отец к тому же время от времени «появляется на горизонте», принося дорогие подарки и, что не менее важно, сильные положительные эмоции, то в ход идет элементарное сравнение, крайне невыигрышное для отчима. Ребенок отказывается признать его настоящим папой, поскольку знает и любит родного отца. Чем старше ребенок, тем эта проблема острее. И отчим, даже если он поначалу настроен благожелательно, зачастую теряется перед столь явной к себе неприязнью.

Положение осложняется еще и тем, что на нежелательное поведение ребенка не находится соответствующей реакции. Нередко приходится слышать: «Своего сына, глядишь, и шлепнул бы пару раз или просто прикрикнул, а к этому как подступиться - ведь я ему неродной?» Отчим опасается, что его строгость будет расценена окружающими, самим ребенком и его матерью как жестокость неродного человека. В результате капризы и вздорные выходки пасынка или падчерицы остаются безнаказанными, а иной раз, когда терпению приходит конец, на них следует запредельная суровая реакция, словно подтверждающая давние опасения. Т о л к у от этого никакого. Бывает, что отчиму приходится с горечью услышать: «Не имеешь права! Ты мне не отец!»

Психология bookap

Неужели все так драматично и нет никаких надежд на налаживание добрых отношений? Действительно, опыт свидетельствует, что почти каждый отчим сталкивается с какими-то трудностями в общении с ребенком. Однако существует немало примеров, когда отношения удается наладить к взаимному удовлетворению всех членов новой семьи. Такие примеры обнадеживают, и их, наверное, следовало бы привести, если бы не одно существенное возражение. Дело в том, что примером ничего нельзя доказать, вернее, можно доказать что угодно, поскольку на любой пример легко найти противоположный. К тому же людям очень трудно учиться на чужих примерах. Это все равно что примерять одежду с чужого плеча.

Тем не менее опыт многих благополучных семей, где ребенок усыновлен отчимом, позволяет сформулировать несколько общих рекомендаций, пригодных практически для каждого.