К. В. Зорин[2]. ИГРЫ НЕДОБРОЙ ВОЛИ


...

Внутренний мир игромана

Врачи считают, что одержимость игрой – игромания (лудомания) – настоящая болезнь. Она длится месяцами, иногда годами. Обостряется, как правило, ночью. Сами больные во всё это мало верят. Их возражения, вроде бы, резонны: казино – это музыка, песни, вино, разноцветные мониторы, красочные афиши… Но нигде не написано: «Минздрав предупреждает…»

Сначала увлечение автоматами вполне осознанно. Разве не всласть в одночасье приобрести баснословные купюры?! Потом осознанное стремление выиграть куда-то уходит. Остаётся лишь непреодолимое желание дёргать заветную ручку и заворожено смотреть на мигающий экран. Такие люди фактически «сидят на игле». Время в их сознании разорвано. Они помнят, что отошли, съели булочку, выпили воды – и опять к автомату. Лудоманьяки продолжают играть и во сне.

Среди вегетативных расстройств – повышенная потливость, тахикардия, покраснение кожи лица, астения, снижение аппетита, боли в области головы и сердца. На этом фоне периодически возникает всё усиливающееся навязчивое желание «отомстить», «отыграться», «доказать» себе и другим собственную правоту и значимость. Несчастный человек обдумывает, как преодолеть препятствия, как избежать влияния людей, отрицательно относящихся к игре, как добыть деньги обманом, лукавством, вымогательством…

Стремясь достать необходимую сумму денег для удовлетворения своего пыла, охваченные алчностью игроки часто растрачивают последние сбережения, забывают о семье, не платят по счетам, занимают в долг, воруют. Они надеются, что счастье когда-нибудь улыбнётся. Практика показывает, что это пустая и коварная иллюзия.

Т. Н. Дудко описывает три характерных синдрома. Синдром проигрыша – внутренняя опустошённость, подавленное настроение, самоосуждение, временная самокритика, пустые обещания «больше никогда не играть», повышенная раздражительность, грубость, несдержанность, иногда агрессия и самоубийство. Синдром выигрыша – чувство победы, превосходства, благодушия, склонность тратить деньги и строить виртуальные планы. Больной испытывает влечение к игре, надеется повторить успех, обильно фантазирует о предстоящей радости, настраивает себя на умеренную и осторожную игру, верит в повторную удачу. И, наконец, синдром игрового транса – поглощение игрой, неконтролируемый азарт, невозможность прекратить игру, несмотря на её исход.

Когда расстройство усиливается, больной полностью утрачивает ощущение реальности. Для него теряют смысл учёба, общение с друзьями, семья, репутация, работа.

Воистину, «игры недоброй воли» до добра не доводят.