ПравообладателямРебенок и общество, Кон Игорь
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Кон Игорь Семенович djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

В учебном пособии рассматриваются теоретико-методологические вопросы этнографии и антропологии детства. Раскрываются понятия, касающиеся проблем пола и процессов социализации мальчиков и девочек, показываются особенности социализации детей в современных условиях. Анализируются социокультурный феномен родительства, а также конкретные воспитательные практики.

Данная книга хоть и адресована студентам ВУЗов, но будет полезна всем, кто связан с детьми: родителям, педагогам, психологам. Книга также будет интересна историками, этнографам, антропологам, социологам и другим специалистам в области гуманитарного знания.

DJVU. Ребенок и общество. Кон И. С.
Страница 9. Читать онлайн

ства автора. Трилоги~ Л.Н. Толстого — не просто сплав воспоминаний о детстве, а уззерждение определенного нравственно-психологического тезиса Как писал Л.Н.Толстой, «интерес "Отрочества" должен сост»ять в постепенном развращении мальчика после детства и потсм в исправлении его перед юностью»'. Но развитие личности датеко не всегда протекает именно так. Многомерность и разнообразие детских образов в литературе или портретной живописи от1ажают не только прогресс художественного познания и различи~ индивидуальностей авторов, но и изменения в реальном содегжании детства и ero символизации в культуре. Это не всегда учи-ывают литературоведы.

М. Эпштейн и Е. скина интересно сопоставляют детские образы С.Т.Аксакова и Л. Н.Толстого, Ч.Диккенса и Марка Твена. Однако авторы делают при этом некоторые весьма рискованные обобщения. «Если англичанин Диккенс поэтизирует семейную идиллию детства, то американец Марк Твен — романтику странствий и приключений, радость бездомности. Для героев Диккенса, "холодный дом" невыносим потому, что он холодный, утративший теплоту родства и воздвигнутый на фундаменте деловой целесообразности; для .ероев Марка Твена и родной кров невыносим, потому что это том, замкнутое пространство, слишком тесное для их дерзкой предприимчивости.

Если Оливер не м«жет без слез умиления и жалости вспомнить о своей умершей мат»ри, то Гекльберри своего живого отца люто ненавидит и желает ему кончины. Там, где для Оливера — утрата почвы и ужас бездомности, там для Гекльберри — обретение дороги и радость скитальчества, влечение в даль необозримой страны. Детство Тома Сойера и Гекльберри Финна по-своему не менее счастливо, чем детство Николеньки Иртеньева и Сережи Багрова, только строит(я оно на противоположных основаниях: у русских детей — на глубоком чувстве земли, рода и дома, у американских — на полной свободе действия и фантазии»'.

Ярко сказано! Но насколько данные образы детства универсальны или статистически типичны для соответствующих народов? Можно ли считать, что большинство американских подростков XIX в. были похожи на Тома и Гекльберри, а русских — на Николеньку и Сережу? М.Эпштейн и Е.Юкина сами называют детство Багрова-внуа патриархально-усадебным. Так стоит ли возводить ero в ранг «специфически русского» эталона? В «Детстве» А.М. Горького или рассказах В. Г. Короленко соотношение «чувства почвы» и «чувств дороги» выглядит совершенно иначе. То же и в других национальных литературах. Англичанин Ч.Диккенс действительно поэтизирует семейный очаг, зато другой англичанин, С.Батлер, его развенчивает. И уж совсем наивно сопоставление «английских» слез Оливера Твиста об умершей матери с «американской» ненавистью Гекльберри Финна к пьянице отцу.

10

Обложка.
DJVU. Ребенок и общество. Кон И. С. Страница 9. Читать онлайн