ПравообладателямРебенок и общество, Кон Игорь
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Кон Игорь Семенович djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

В учебном пособии рассматриваются теоретико-методологические вопросы этнографии и антропологии детства. Раскрываются понятия, касающиеся проблем пола и процессов социализации мальчиков и девочек, показываются особенности социализации детей в современных условиях. Анализируются социокультурный феномен родительства, а также конкретные воспитательные практики.

Данная книга хоть и адресована студентам ВУЗов, но будет полезна всем, кто связан с детьми: родителям, педагогам, психологам. Книга также будет интересна историками, этнографам, антропологам, социологам и другим специалистам в области гуманитарного знания.

DJVU. Ребенок и общество. Кон И. С.
Страница 258. Читать онлайн

нам через короткое время и забыть сие несчастие, буде сие несчастием назвать можно»".

Такая странная для современного человека холодность — не столько проявление философского стоицизма, сколько психологическая защитная реакция на то, что случалось, увы, слишком часто. Плюс — соображения практического порядка. К девочкам и младшим детям относилились прохладнее, чем к первенцам-мальчикам. «Первые дети — соколятки, последние — воронятки»,- гласит русская поговорка. Граф E.Ô. Комаровский записал в своих мемуарах: «28 мая 1803 года... Бог мне даровал перваго сына графа Егора Евграфовича». Других детей мемуарист не счел нужным упомянуть: «О рождении прочих моих детей записано в святцах, и потому поминать здесь о том я нахожу излишним...»~'

Вероятно, материнские чувства и тогда были нежнее и тоньше отцовских. Характерно в этом смысле значительно более позднее рассуждение героя толстовской «Крейцеровой сонаты» Позднышева (на него обратил внимание А. Г. Вишневский), который осуждает свою жену за ее переживания по поводу болезней и смерти детей: «Если бы она была совсем животное, она так бы не мучалась; если же бы она была совсем человек, то у нее была бы вера в бога, и она бы говорила и думала, как говорят верующие бабы: "Бог дал, бог и взял, от бога не уйдешь". Она бы думала, что жизнь и смерть как всех людей, так и ее детей, вне власти людей, а во власти только Бога, и тогда бы она не мучалась тем, что в ее власти было предотвратить болезни и смерти детей, а она этого не сделала»з4.

Формирование индивидуальных привязанностей между родителями и детьми затруднялось и описанным выше институтом «воспитательства» — обычаем обязательного воспитания детей вне родительской семьи". Этот обычай был весьма широко распространен в среде феодализировавшейся и раннефеодальной знати.

Каковы бы ни были первопричины избегания между родителями и детьми, например у народов Кавказа, эти нормы резко ограничивали диапазон возможных между ними контактов. У абхазов мать не должна была первое время подходить к младенцу, а отец избегал показываться рядом с ребенком в течение многих лет. Во многих случаях детей воспитывали не столько их родители, сколько деды и бабки. Еще большее психологическое отчуждение между родителями и детьми вызывало аталычество. Ребенок, с раннего детства, если не с рождения, выраставший в чужой семье, был психологически гораздо ближе к ней, чем к собственным родителям, а родители, в свою очередь, не могли чувствовать к нему ту привязанность, которая создается лишь годами повседневного интимного контакта. Их взаимоотношения регулировались не столько индивидуальными чувствами, сколько социальными нормами, сознанием долга, родственных обязанностей и правил этикета.

l7'

259

Обложка.
DJVU. Ребенок и общество. Кон И. С. Страница 258. Читать онлайн