ПравообладателямРебенок и общество, Кон Игорь
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Кон Игорь Семенович djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

В учебном пособии рассматриваются теоретико-методологические вопросы этнографии и антропологии детства. Раскрываются понятия, касающиеся проблем пола и процессов социализации мальчиков и девочек, показываются особенности социализации детей в современных условиях. Анализируются социокультурный феномен родительства, а также конкретные воспитательные практики.

Данная книга хоть и адресована студентам ВУЗов, но будет полезна всем, кто связан с детьми: родителям, педагогам, психологам. Книга также будет интересна историками, этнографам, антропологам, социологам и другим специалистам в области гуманитарного знания.

DJVU. Ребенок и общество. Кон И. С.
Страница 257. Читать онлайн

В древней Японии новорожденных также признавали полноценными людьми только после совершения специальных обрядов. До этого убийство младенца не считалось тяжким преступлением и даже обозначалось не словом «коросу» — «убить», а словами «каэсу» или «модосу» — «отправить назад», «возвратить», что подразумевало — отправить новорожденного обратно в мир духов, вместо того чтобы принять его в мир людей~'. Наоборот, на Филиппинах уже 5-месячный плод считался в известном смысле человеком и в случае выкидыша его хоронили с соблюдением всех обрядов'6.

Это не значит, что детей «не любили». Средневековые хроники, жития святых и документы XVI — XVI I вв. донесли до нас множество трогательных историй о самоотверженных и ласковых матерях и внимательных воспитателях~'. Искренней любовью к детям и беспокойством за них наполнены, например, письма к сыну княгини Евдокии Урусовой, писанные ею из тюрьмы в 70-х гг. XVII в.: «Ох, мой любезный Васенька, не видишь ти моего лица Плачевного и не слышишь моего рыдания смертного, не слы-' шишь, как рыдает сердце мое а тебе и душа моя а тебе сокрушаетца... »'3. Однако целый ряд объективных причин затруднял формирование устойчивой эмоциональной близости между родителями и детьми.

Высокая рождаемость и еще более высокая смертность (в результате плохого и небрежного ухода в XVII — XVIII вв. в странах Западной Европы на первом году жизни умирали от одной пятой до одной трети всех новорожденных, а до 20 лет доживало меньше половины'9) делали жизнь отдельного ребенка, особенно если он не был первенцем, далеко не такой ценной, как сегодня. Характерна отмеченная А. Г. Вишневским двойственность отношения к детям, отраженная в пословицах и поговорках.

Одну и ту же русскую пословицу В. И.Даль приводит в противоположных вариантах: «С ними горе, а без них вдвое» и «Без них горе, а с ними вдвое»'~. Существовали даже особые так называемые смертные байки, содержавшие пожелания смерти детей. В крестьянской среде господствовала установка: «бог дал, бог взял» и «на живое, так выживет».

Знатные люди пышно праздновали рождение детей, но довольно спокойно переживали их потерю. Монтень писал: «Я сам потерял двоих или троих детей, правда, в младенческом возрасте, если и не без некоторого сожаления, то, во всяком случае, без ропота»".

Ему вторит известный русский мемуарист XVIII в. А.Т. Болотов: «Оспа... похитила у нас сего первенца к великому огорчению ero матери. Я и сам, хотя и пожертвовал ему несколькими каплями слез, однако перенес сей случай с нарочитым твердодушием: философия помогла мне много в том, а надежда... вскоре опять видеть у себя детей, ибо жена моя была опять беременна, помогла

258

Обложка.
DJVU. Ребенок и общество. Кон И. С. Страница 257. Читать онлайн