ПравообладателямРебенок и общество, Кон Игорь
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Кон Игорь Семенович djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

В учебном пособии рассматриваются теоретико-методологические вопросы этнографии и антропологии детства. Раскрываются понятия, касающиеся проблем пола и процессов социализации мальчиков и девочек, показываются особенности социализации детей в современных условиях. Анализируются социокультурный феномен родительства, а также конкретные воспитательные практики.

Данная книга хоть и адресована студентам ВУЗов, но будет полезна всем, кто связан с детьми: родителям, педагогам, психологам. Книга также будет интересна историками, этнографам, антропологам, социологам и другим специалистам в области гуманитарного знания.

DJVU. Ребенок и общество. Кон И. С.
Страница 256. Читать онлайн

Положение детей в античности и в средние века было ужасным. Их безжалостно избивают, морят голодом, продают. Византийские императоры издают специальные законы, запрещающие продажу детей и их кастрацию — маленькие евнухи стоили втрое дороже'8. Видимо, такая практика была достаточно распространенной. Недаром большинство средневековых авторов вспоминают свое детство с ужасом. «Кто не ужаснулся бы при мысли о необходимости повторить свое детство и не предпочел бы лучше умереть?» — восклицает Августин'9. В общем и целом Л. Демоз имел все основания начать свою статью «Эволюция детства» словами: «История детства — это кошмарный сон, от которого мы только недавно начали пробуждаться. Чем глубже уходишь в историю, тем ниже уровень ухода за детьми и тем чаще детей убивают, бросают, бьют, терроризируют и насилуют»20.

Разумеется, фактическое положение детей и способы их воспитания во все времена были неодинаковыми. Наряду с воспоминаниями о тяжелом детстве средневековье донесло до нас и память о нежных, любящих матерях, веселых играх со сверстниками и т.и. Однако характерна сама амбивалентность образа детства. Младенец — одновременно персонификация невинности и воплощение природного зла. А главное — он как бы недочеловек, существо, лишенное разума.

Такой взгляд на ребенка типичен для многих архаических культур. Например, у лугбара (Уганда) женщины и маленькие дети не имеют статуса лиц, воспринимаясь как вещи или как нечто среднее между человеком и вещью". У талленси (Гана) ребенок не считается личностью до 7 — 8 лет, поскольку он «не имеет разума» и не может отвечать за себя".

Следует подчеркнуть, что этот взгляд по-своему вполне логичен. Дело не столько в «неразумии» ребенка, сколько в том, что ребенок (независимо от ero возраста), не прошедший специального обряда, не включен в официальную систему возрастной стратификации и не имеет статуса субъекта.

В раннем средневековье младенцев зачастую подолгу не крестили, многие из них так и умирали некрещеными. Между тем душа новорожденного, не прошедшего обряда крещения, была обречена попасть в ад. Данте поместил такие души в один круг с душами античных классиков".

Дискриминировали детей и в похоронном обряде. В средневековой Франции знатных и богатых людей обычно хоронили в церкви, а бедных — на кладбище. Однако юных отпрысков знати, особенно маленьких детей, также хоронили на кладбище; лишь в конце ХЧП в. им найдут место в фамильных склепах, рядом с родителями. Многие теологи считали ненужным служить заупокойные мессы по детям, умершим до 7-летнего возраста24

l7 ж4

257

Обложка.
DJVU. Ребенок и общество. Кон И. С. Страница 256. Читать онлайн