ПравообладателямРебенок и общество, Кон Игорь
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Кон Игорь Семенович djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

В учебном пособии рассматриваются теоретико-методологические вопросы этнографии и антропологии детства. Раскрываются понятия, касающиеся проблем пола и процессов социализации мальчиков и девочек, показываются особенности социализации детей в современных условиях. Анализируются социокультурный феномен родительства, а также конкретные воспитательные практики.

Данная книга хоть и адресована студентам ВУЗов, но будет полезна всем, кто связан с детьми: родителям, педагогам, психологам. Книга также будет интересна историками, этнографам, антропологам, социологам и другим специалистам в области гуманитарного знания.

DJVU. Ребенок и общество. Кон И. С.
Страница 145. Читать онлайн

Европейская мысль старается объяснять поступок человека мотивационно, «изнутри»: действует ли он из чувства благодарности, из патриотизма, из корысти и т.д.; в нравственном плане решающее значение придается мотиву поступка. Напротив, в Японии поведение выводится из общего правила, нормы. Важно не то, почему человек так поступает, а поступает ли он соответственно принятой обществом иерархии обязанностей.

Эти различия связаны с целым комплексом социальных и культурных условий. Традиционная японская культура, сформировавшаяся под сильным влиянием конфуцианства и буддизма, неиндивидуалистична. Личность выступает в ней не как нечто самоценное, а как узел частных, партикуляристских обязательств, вытекающих из принадлежности индивида к семье и общине. В старой Японии «образ Я» «сливался с некоторой концепцией ожидаемого ролевого поведения, которое в сознании японца часто символизировалось системой интериоризованных норм или. предписаний. Поэтому, говоря психологическим языком, его «Я- идеал концептуализировался как некая особая форма идеализированного ролевого поведения. Японец чувствовал бы себя неуютно, представляя свое "Я" как нечто отдельное от его роли»4«.

Японский филолог Мори Дзедзи«' сравнивает европейский тип личности с яйцом в скорлупе, а японский — с яйцом без скорлупы. Для европейца («твердая личность») внутренний мир и собственное «Я» — нечто реально осязаемое, а жизнь — поле битвы, где он реализует свои принципы. Японец гораздо больше озабочен сохранением своей «мягкой» идентичности, что обеспечивается принадлежностью к группе. Лишенная скорлупы личность сравнительно легко меняет форму, приспосабливаясь к обстоятельствам, но как только давление ослабевает — возвращается в исходное состояние. У европейцев это породило мнение о неискренности японцев, которые охотно соглашаются с собеседником, но поступают по-своему. Конформизм, желание быть «как все», никогда не считался в Японии пороком. В обществе, структурными элементами которого являются «мягкие личности», высоко ценятся именно те, кто как две капли воды похож друг на друга и кто без всяких трений общается с другими.

Японское слово «счастье» — «сиавасэ» производно от глаголов «суру» (делать) и «авасэру» (соединять, приноравливать, приспосабливать), т.е. счастье мыслится как согласование внешней формы жизни со взглядами и оценкой окружающих. С понятием «авасэ», приспособлением к собеседнику, связана и идея «освобождения от самости»48.

Хотя японский язык имеет богатейший словарь эмоций, японцы не доверяют вербальному общению, считая слова помехой истинному взаимопониманию. По выражению японского писателя Ясунари Кавабата, истина заключается не в том, что говорит-

146

Обложка.
DJVU. Ребенок и общество. Кон И. С. Страница 145. Читать онлайн