Глава 1. Еще один переходный возраст


...

Допинг дороже будущности

Влюбленный дурак/дура и недостойная избранница/избранник – это, соответственно, конденсатор и проводник энергии, которую рождает в организме потребность в эмоциональном всплеске, или, если хотите, встряске.

Весь вопрос в том, каковы ресурсы «конденсатора», а не в том, какова проводимость «проводника».


«Будущность, веру, деньги и честь» растранжирить легко, когда они представляют ничтожную ценность по сравнению с эмоциональным допингом. А для кого допинг стоит дороже будущности? Правильно, для наркомана. То есть для «эмоциомана». Нет принципиальных различий между пристрастиями, вышедшими из–под контроля сознания. Личность, готовая на все ради удовлетворения потребности в очередной дозе счастья (неважно, откуда добытой – из лекарственных препаратов, из брожения по интернету или из объятий «любимого существа»), возвращается на стезю биологических ориентиров. То есть превращается в тот самый индивид, далекий от индивидуальности, как октябрята от декабристов.

Зачем и почему молодые люди совершают над собой такое? Отчасти потому, что в их сознании постоянно присутствуют несколько роковых постулатов:

а) их возможности для самоутверждения, для самореализации и для повышения самооценки ограничены;

б) тем не менее у них чрезвычайно развито чувство собственной исключительности, присущее каждому человеку, но с возрастом слабеющее;

в) их амбиции прямо пропорциональны воображению и обратно пропорциональны знанию жизни;

г) их стремление к получению желаемого нельзя ограничить ни разумными доводами, ни моральными нормами, поскольку оно в большей мере биологическое, нежели социальное.

Итак, вчерашний ребенок уже вырос, но еще не научился хотеть «социально». Его «тактика желания» должна основательно измениться, чтобы стать поведением зрелого человека. Значит, и воздействие лучше всего оказывать не на «предмет страсти», а на сознание воздыхателя.

Для начала попробуйте разобраться в жизни и представлениях собственного ребенка.


И не думайте, что это просто – вы ведь его с пеленок знаете. Именно поэтому вы можете действовать «согласно устаревшим циркулярам». Ведь дети меняются невероятно быстро. Отсюда извечные родительские ностальгические вздохи: «Подумать только, позавчера еще в колыбельке качались, вчера — конфеты выпрашивали, а сегодня – откуда что взялось!» Нормальный ритм, просто вы не догоняете! Завтра ваш малютка сам принесет сопящий конвертик в голубых или розовых ленточках и попросит вас помочь в воспитании. И вы, скорее всего, по отношению к внукам будете более терпимы, осторожны и внимательны, чем к детям. Польская мудрость (из колонки афоризмов в газете «Пшекруй») гласит: «Когда мы, наконец, можем позволить себе иметь детей, у нас уже внуки». Никогда не замечали, что внукам и дедушкам–бабушкам свойственно кооперироваться в противостоянии «среднему поколению» — родителям? Сэм Левенсон, американский юморист, утверждает: «Это потому, что у них общие враги». Действительно, «враги» имеют привычку запрещать все приносящее удовольствие – шумное, вкусное, интересное, полное секса, насилия, холестерина и углеводов! Тебе, дескать, рано еще! Или поздно. Уже.

Конечно, шкала мер воздействия от разговора по душам до категорического запрета к вашим услугам. Но поймите, запретительная тактика не должна напоминать мстительное злорадство или желание отвязаться. Если вы, приглядевшись, поймете, что тот или иной «каприз» играет большую роль в жизни вашего ребенка, лучше быть деликатным. Иначе вы будете восприняты как вивисектор, кромсающий по живому и приговаривающий из–под забрызганной кровью марлевой повязки: «Не ори, это для твоего же блага!» Да к тому же запретный плод сладок. Вспомните о куртуазной любви, которой якобы нет и быть не может в законном супружестве – именно оттого, что свидания тайком и страх потери не оживляют увядающее чувство. Известно: «хорошие мальчики/девочки из приличных семей» отнюдь не стремятся найти себе сексуального партнера среди таких же «хороших деток». Им подавай противоположную систему поведения: экстремальную, шокирующую, спонтанную, привольно–отвязную. Так в молодом сознании проявляет себя детское любопытство. Оно уже не направлено на пироманские опыты с газовой плитой или на космические технологии, создаваемые соседом по парте, отъявленным хулиганом. Увы, теперь объектами любопытства становятся человеческие взаимоотношения – а это, согласитесь, поопаснее закопченной газовой плиты и запущенного в стратосферу скелета из кабинета биологии…

Готовьтесь: ваш ребенок будет совершать ошибки, впадать в крайности, поддаваться панике, следовать моде – то есть взрослеть.


И если он промахнется, не стоит возлагать всю вину только на него, балбеса, — или, наоборот, на «дурную компанию», втянувшую такого хорошего мальчика/девочку в такую… сомнительную затею. Скорее всего, «участие в содеянной глупости» принимали все: и хорошее чадо, и его компания, и его молодость, золотое время. Утешьтесь мыслью, что молодость дается один раз, потом для глупости придется искать другое оправдание.

И последнее: вы уверены в правоте собственных притязаний? В объективности своих суждений? В адекватности своей реакции? Вы ведь тоже человек и, вероятно, ничто человеческое вам не чуждо?