Часть I

Наши предки, малыши и младшие школьники


...

Глава шестая, в которой мы решаем, кому и зачем нужно развиваться

Немаловажная и иногда очень затратная статья бюджета — детские дополнительные занятия. Некоторые родители просто из сил выбиваются, чтобы обеспечить своему чаду эти самые пресловутые «драмкружок, кружок по фото, да еще мне петь охота». Обратите внимание, в этом бессмертном стихотворении повествование идет от лица школьницы Лиды, причем не первоклашки, а лет девяти-десяти. И занятия у нее все бесплатные, а ходит она всюду сама (или не ходит, потому что не успевает). Наши же постперестроечные родители начинают таскать детей по всяческим развивалкам уже с пеленок, в буквальном смысле слова.

Кто ж спорит, сидеть дома с годовалым младенцем, да еще зимой, да еще и без общения — это практически каторга, только без права на помилование. И дай Бог здоровья и всякого благополучия тем, кто затевает разнообразные детские клубы, сады Монтессори и группы «Вместе с мамой». Мамы получают совершенно бесценную возможность пообщаться на интересующие их темы, дети узнают много новых игр, да и игрушек таких дома точно нет. Всем хорошо и весело. Но сейчас речь о другом.

В группе детского сада, куда ходит моя младшая дочь, есть две девочки-близняшки, Аня и Аля. Их мама владеет небольшим бизнесом, чем очень гордится. Так вот, после детского сада за детьми приезжает няня на машине с шофером и везет их на занятия по подготовке к школе. Три раза в неделю. И еще два раза — на другие занятия. А в выходные — на лошадях, только не кататься, а «учиться выездке». И в бассейн — «учиться плавать». Детям — внимание! — три с половиной года.

Я все время искренне сочувствовала этим бедным детям. Потому что садик у нас — просто супер, и бассейн есть, и лепка-рисование, и музыка, и балет под кодовым названием «кареграфия». И подготовка к школе в самом ее правильном варианте — чтение вслух сказок, рисование каракулей, игры с друзьями, конструкторы и кукольные домики. Каждый день у трех-четырехлетних детей по три-четыре занятия, по 15 минут каждое. Дети их очень любят, бегут бегом, стоит утром сказать капризничающей дочке: «На занятие опаздываем!» — собирается мгновенно. То есть никакой объективной надобности в дополнительной нагрузке нет.

Только мы после садика идем гулять в парк или остаемся на детской площадке, потому что детей увести невозможно. А за Аней и Алей приезжает няня и везет их на подготовку к школе. Да ладно бы еще близняшки были энергичные, гиперактивные и с четырехядерным процессором. Но они обе — немного вялые, тихие, склонные посидеть в углу и пососать палец. Это мама у них. того. гиперактивная. Про таких говорят: «Атомную энергию — в мирных целях!» (Вот, кстати, загадка природы: почему у активных, энергичных, пробивных матерей как правило — вялые, пассивные и ничем не интересующиеся дети? Может потому, что мама всегда лучше знает, чем в данный момент ребенок должен заниматься?)

А на днях мы с этой мамой ждали детей в холле после бассейна и разговорились. Я спрашиваю:

— Тяжело, наверное, каждый день детей-то возить то туда, то сюда?

— Тяжело, — вздыхает она, — а что же делать?

Я удивленно поднимаю брови, мне казалось, что она сама себе это все затеяла.

— А денег, знаешь, сколько я на них трачу? Няня плюс водитель — 40 тысяч в месяц, да занятия — еще 20. С ума можно сойти! — она говорит это со скрытым удовлетворением и даже некоторой гордостью: вот, мол, ничего не жалею для детей.

Я молча жду продолжения. Видимо, то, что я не поддерживаю активно такой метод воспитания, заставляет Марину приводить какие-то более веские аргументы.

— Но ведь приходится готовить их к жизни! — с напором продолжает она. — Жизнь-то, она такая, крутиться надо! Я вот думаю, надо начинать музыкой заниматься, чтобы в Гнесинку поступить.

Тутя не выдерживаю.

— Марина, — говорю я как можно более убедительно, — но ведь они такие маленькие, может, пусть лучше на горке покатаются? Успеют еще к жизни подготовиться?

— Ты что?! — гневно восклицает она. — А кто их содержать будет?

Тут я понимаю, что чего-то не понимаю. Совсем. Не улавливаю связи между подготовкой к школе с трехлетнего возраста и будущим содержанием. Но я не успеваю ничего сказать: Марина начинает вдруг всхлипывать, и потихоньку, через рыдания, картина проясняется.

Оказывается, Марина находится в процессе развода со своим мужем, который их всех содержал. А Маринин бизнес был, что называется, «на булавки», чтобы чем-нибудь заниматься. И теперь ей очень страшно и больно, и она в отчаянии. И похоже, эта ситуация у нее в жизни не впервые, потому что она как-то слишком яростно настаивает, что девочка должна сама себя содержать и ни от кого не зависеть.

(В этот момент в голове у меня начинает мигать лампочка, на которой написано: «травма». Но пока развивать эту линию рано.)


Понятно, что когда мама убеждена, что обеспечивает своим детям независимое существование в будущем, — до гуляний ли тут!

А недавно я познакомилась с другой мамой, у которой трое детей, чудесный муж и все хорошо. Но средний мальчик страдает дислексией и дисграфией (то есть не может читать и писать). И она тоже таскает его по всяким занятиям. Но! Это все ему в радость, мальчику восемь лет (а не три года), он делает небывалые успехи на гимнастике и акробатике, с удовольствием играет на аккордеоне, рисует и лепит. Ему это в кайф. Со своей стороны могу сказать, что весь этот комплекс — самое лучшее средство от вышеупомянутых нарушений. Мама, правда, слегка замотана, потому что няни с шофером у нее нет, но она всем довольна и считает такое времяпрепровождение самым правильным.

Как везде и во всем, в этой теме важна мера и степень. Для трех-шестилетнего ребенка, посещающего детский сад, оптимальным режимом будет ежедневная дополнительная прогулка, а в выходные — посещение театра, выставки или бассейна. Самым главным развивающим и стимулирующим фактором для малышей является ИГРА. Просто игра — во что угодно. И с кем угодно.

Прицельно учить детей до шести (на самом деле до семи) лет читать — абсолютно лишнее. Вы потратите кучу времени и сил на то, что в соответствующий момент они усвоят сами и практически без усилий. Помните, я выше писала про приучение к горшку? Тот же самый механизм: у детей младше шести лет просто отсутствует аппарат для распознавания символов. Не сформированы соответствующие области мозга. Именно поэтому многие дети в четыре года уже прилично пишут, но категорически отказываются читать.

(И это говорю вам я, которая читать научилась в четыре с половиной года. А все почему? Потому что больше заняться было нечем. Телевизора не было, я той зимой болела, в сад не ходила. Зато были деревянные кубики с буквами и выученная наизусть книжка с картинками. Одна.)


Теперь о стоимости. Мне кажется довольно диким, что некоторые мамы отказывают себе в дополнительном визите к парикмахеру, потому что все деньги вложены в «образование детей». Уверяю вас, все эти чудесные занятия к образованию имеют весьма отдаленное отношение. Интересно — да, безусловно. Ребенок занят, не ноет, есть некая иллюзорная вероятность, что он потом будет так же прилежно заниматься дома — ну, с некоторой натяжкой, соглашусь. Но отказывать себе в удовольствиях, в новой кофточке, в посиделках с подругами в кафе, утешаясь тем, что ребенок зато «развивается». Похоже, есть в этом всем нечто невротическое.


ris7.png

Совсем другое дело, когда второклашка остается после уроков в школе, чтобы заниматься бальными танцами за символическую плату. Или за не очень символическую — если вы можете себя это позволить. Но иногда детям эти занятия в тягость, они ходят из-под палки, особенно почему-то это касается занятий музыкой. В этом случае стоит притормозить и спросить себя: «Зачем я это делаю? Почему для меня важно, чтобы мой ребенок играл на скрипке? Может, я сама с удовольствием занялась бы бальными танцами, да нет ни времени, ни сил, а так хоть ребенок реализует мои мечты?»

Это очень опасное построение называется «нарциссическое расширение», когда мы воспринимаем ребенка не как отдельного человека, а как продолжение себя. Папа не смог поступить в МГУ — так пусть сын исполнит папино предназначение. А то, что сын — кромешный гуманитарий и на мехмате ему делать нечего, — вопрос десятый, как-нибудь образуется.

Психология bookap

Если вы поймали себя на подобных мыслях, очень вам рекомендую найти поначалу такой формат занятий, где вы тоже могли бы заниматься вместе с ребенком. Заодно и узнаете, кто на самом деле любит лепить из глины.

Резюме. Развивающие занятия для малышей имеют меньшее значение для умственного развития, чем вы думаете. Проанализируйте свои мотивы, прежде чем записывать чадо в пять разных кружков. Не стоит отказывать себе в радостях жизни ради того, чтобы ребенок занимался тем, что потенциально «пригодится ему в жизни».