Часть III

Вы и ваши взрослые дети


...

Глава двадцать пятая, о времени и о деньгах

Живя под одной крышей со взрослыми детьми, родители могут столкнуться с проблемой поддержания порядка на новом уровне. Одно дело, когда вы были единоличными хозяевами своего дома и тогда помощь детей по хозяйству была именно ПОМОЩЬЮ: мама сказала помыть посуду, убрать свои вещи, принести то-то и то-то из магазина — комсомол ответил: «Есть!» Или забыл. Или ответил: «Есть!», а сам пошел играть в хоккей. Тогда по возвращении с хоккея чадо получало нагоняй различной степени тяжести и в следующий раз старалось не забывать о маминых просьбах.

А вот как быть, если чадо работает, зарабатывает, допустим, сравнимо с вами, а той больше, а к дому относится как к гостинице с полным пансионом? Вот прямо по шагам: утром встал, постель не убрал, попил кофе — чашка на столе (ну, в раковину поставил, если вы в детстве громко кричали), уехал на работу. С работы пришел позже вас, поужинал тем, что вы приготовили и на стол поставили, разделся, грязное белье донес до бачка, телевизор посмотрел и спать лег. Все. Такое впечатление иногда складывается, что наши взрослые дети на самом деле не догадываются, что продукты надо купить в магазине и принести домой, еду приготовить, белье само в машинку не запрыгивает и т. д.

Просить? Напоминать: «Ты убрал постель?» А если он просто НЕ ХОЧЕТ это делать? Ему так удобнее. Его «не парит» ни бардак в его комнате, ни отсутствие продуктов в холодильнике. Кричать на совершеннолетнего, половозрелого и юридически полноправного человека по меньшей мере странно. Вот как-то язык не поворачивается. А настаивать, приказывать — опять же получается подчинение ребенка родителю, то есть контроль и власть у вас и ответственность на вас, а хочется взрослого отношения к общей проблеме.


ris26.png

Умышленно говорю сейчас про мальчиков, поскольку девочкам такую разлюли-малину предоставляют гораздо реже, в разы. Девочка, оставляющая грязную чашку на столе, схлопочет от мамы очень быстро. Мальчик, оставляющий свою грязную одежду там, где его застало, не схлопочет ничего.

(Рассказать, что будет с этим мальчиком дальше? Когда он женится, его жена вполне может прийти и выставить вам претензию, что приучили жить как барина.)


Чтобы вам было легче договариваться, представьте, что всю эту рутинную, скучную, бесконечную и бессмысленную домашнюю работу у вас делает домработница. И посчитайте, сколько примерно это стоит. Вам помочь? Пожалуйста.

Уборка трехкомнатной квартиры (еженедельная) — примерно 1500 рублей. Приготовление еды — 150 рублей/блюдо. Глажка — 70-100 рублей вещь. Прачечная — 150 рублей/комплект постельного белья. Ну и там по мелочи: закупка продуктов, бытовой химии, носков-трусов.

Посчитали? Вот это и есть та сумма, которую вы экономите своему взрослому ребенку. Если вдруг его откомандируют в другой город налаживать работу регионального офиса, то ему придется нанять специальную тетеньку, которая будет делать за деньги все то, что сейчас делаете вы, совершенно забесплатно. Или научиться делать все это самому. Или срочно жениться на девушке, которая согласится сидеть дома и обслуживать его. Опять же — за его деньги.

Кстати, этот же расчет я рекомендую делать «сидящим дома» молодым мамам, когда их начинают попрекать копейкой работающие папы. Только еще приплюсовывать в смету расходы на няню (20–30 тысяч в месяц, в ценах Москвы). Но о взаимоотношениях супругов речь пойдет дальше, сейчас — о детях, которые хотят оставаться таковыми.


Придется вам снова прибегать к испытанному методу: составлять список дел, присваивать каждому виду работы баллы и делить на всех.

Вся моя личная жизнь в 10-м классе проходила в очередях: 1987-1988-й год, за любым продуктом надо стоять по два, по три часа. Мальчику, с которым у меня был роман в тот момент, нужно было еще забирать младшего брата из сада. Поэтому наш романтический маршрут выглядел обычно таким образом: прачечная, булочная, очередь в универсаме за сыром, детский сад, прогулка с моей собакой. И ничего, нам не казалось это скучным. Стоя в очереди, можно было без лишних глаз целоваться, прокатывание белья через гладильный каток дарило восхитительные моменты близости, а когда мы вели между собой подпрыгивающего братца, можно было пофантазировать, что это наш будущий ребенок.


Если ваш ребенок (теперь уже безотносительно пола) действительно ОЧЕНЬ много работает и реально не может делать свою часть домашней работы — пусть платит. Я совершенно серьезно. Время и усилия могут быть равны деньгам, в некоторых случаях. Когда мама выходит на работу, потому что ей там интереснее, и она хочет продолжать расти в своей специальности, она нанимает няню, которая делает ее работу: занимается ребенком. Когда муж и отец понимает, что ему совсем не хочется посвящать половину выходного дня генеральной уборке квартиры — он нанимает домработницу. Так почему же вашему успешному и компетентному ребенку не оплатить свое неучастие в домашнем хозяйстве?

А помните, когда мы учились в школе, у нас был такой вид каторжных работ: дежурство по классу? В разных школах его проводили по-разному, у нас было принято так: взгромоздить все 40 тяжеленных железных стульев на парты, подмести класс и самое тяжелое — вымыть пол. Жуткой вонючей тряпкой из мешковины, да еще затащить с первого этажа на третий несколько ведер воды (потому что только в учительском туалете был кран). Чище не становилось, мы только размазывали по всей площади рыжую мастику. Но зато до следующего месяца можно было не беспокоиться.

А еще доску надо было мыть. А можно было помыть ее с мылом — и тогда назавтра урок математики во всех классах срывался — мел не писал.

Но для меня дежурство имело еще и привлекательную сторону. Наш классный руководитель в буквальном смысле жил в школе, поэтому после уборки можно было раскрутить его на рассказы о других странах, о современной музыке, позже — о политике. Однажды мы спросили его: «А что такое твист?» Он почему-то велел закрыть дверь и сказал: «Сейчас покажу». А мы почему-то страшно засмущались и сбежали.

Очевидно, в этом действе, уборке класса, был какой-то высокий смысл. Смелые мальчишки сбегали, и нам приходилось мыть класс в одиночестве. А некоторым девочкам родители делали справки, что у них аллергия и им нельзя мыть пол. Как же над ними издевалась и унижала трудовичка: «Небось, дома-то тоже прислуга все моет? А вот замуж выйдешь — тоже со справкой жить будешь?» Ну вышла эта девочка замуж, ну и не моет она пол, у нее муж есть.

Так вот, наши дети класс не убирают. У них для этого уборщица есть, мы ей платим смешные деньги, по 40 рублей с носа в месяц. Однажды на родительском собрании нашелся кто-то принципиальный, который стал кричать: «Это безобразие! Пусть сами убирают! Вот мы в их возрасте!» Но остальные родители возмутились настолько дружно, что больше вопрос не возникал.


Я понимаю, что сама идея брать деньги с СОБСТВЕННОГО ребенка за уборку в СОБСТВЕННОМ доме должна казаться вам несусветной дичью. Но, знаете, может и правда, нанять вскладчину домработницу, а утро субботы отдать лыжной прогулке, посещению музея изящных искусств, валянию перед телевизором, наконец? Или пусть он(а), ребенок ваш, принимает участие наравне с вами.

Уверяю вас, как только сын или дочь начинают вносить свой равноценный вклад в домашнее хозяйство, это сразу сказывается на отношениях. Вы становитесь ближе и внимательнее друг к другу, потому что между вами становится меньше обид и взаимных претензий. Высвобождается энергия и время для любимых занятий, вы перестаете чувствовать себя приговоренными к рабскому труду, а чадо учится вести хозяйство.

С другой стороны, подробные договоренности хороши еще и тем, что помощь маме тоже величина безразмерная. Это как в армии: копать от забора до обеда. Если есть четко оговоренный фронт работ, то его можно расписать по пунктам, можно устраивать марш-бросок, можно распределять дела по дням недели. Если помощь осуществляется в тот момент и в том объеме, когда маме или папе она понадобилась — невозможно ничего планировать, ребенок перестает себе принадлежать.

Дети точно так же могут не удерживать границы, как и родители. Я иногда слышу в своем кабинете истории 30-летних женщин и мужчин, не имеющих личной жизни потому, что все их свободное время и деньги уходят на помощь родителям. Мальчиков припрягают к строительству дачи: «Для тебя же стараемся, твоим детям будет где летом жить!» О том, что детей может и не случиться, потому что мальчик вместо того, чтобы окучивать девочек и выбирать себе подругу жизни, вскапывает грядки и строгает доски, в полемическом запале просто забывают.

Девочки все выходные напролет стирают-убирают-гладят, чувствуя себя обязанными «приносить пользу».

«Я прорыдала весь медовый месяц, разрываясь между любимым мужем и бедной мамочкой, которая осталась одна с тремя мужиками — отцом и братьями, которой некому теперь будет помочь». Это говорит девушка 27 лет, Ирина, находящаяся в процессе развода. О своей маме, которой соответственно около пятидесяти и которая поддерживает в дочери иллюзию своей беспомощности, потому что ей так выгоднее.

Конечно, не Ирины отношения с родителями явились причиной распада ее собственной семьи, но вот это представление, что она всем должна и за все в ответе — точно сыграло разрушительную роль. Когда я стала говорить ей, что у мамы и папы свои, отдельные от нее супружеские отношения, она сильно удивилась. Похоже такой поворот сюжета вообще не приходил ей в голову. Мама с 5 лет назначила маленькую Иришку ответственной за все, что происходит в доме, включая мамино здоровье, порядок в детской, которую она делила с двумя младшими братьями, и главное, за мамины и папины взаимоотношения. Как так? Очень просто. Ребенку говорится: «Мы с папой вчера полночи из-за тебя ругались. Из-за твоей учебы. Или из-за твоего поведения». И — готово дело, ребенок вырастает очень удобным: гиперответственным, тревожным, на него можно повесить любую задачу — в лепешку расшибется, себе во всем откажет, но сделает.


Мало кто из молодых людей, воспитанных подобным образом, находит в себе внутренние силы отказывать родителям с их непомерным аппетитом. Как правило, помогает вмешательство внешних сил: распределение в другой город или даже назначение в другую страну; свалившаяся как снег на голову сокрушительной силы любовь; даже заболевшая бабушка в другой квартире может оказаться тем источником энергии, который поможет удалить «третьего лишнего» из нестойкого союза родителей. Пусть он сам разваливается или переходит на другой уровень, но выросший ребенок должен строить свою собственную семью.

Как же должно быть правильно?

Очень просто. Мы отдаем себе отчет, что семья — это наш совместный СУПРУЖЕСКИЙ проект. Дети, если хотите — суть (побочный) продукт этого проекта, один из результатов, потому что есть и другие результаты: наше чувство безопасности, экономическая выгода, удовлетворенность жизнью, более высокий социальный статус. Поэтому именно мы, родители, несем всю полноту ответственности за нашу затею. Если принять эту позицию, то все производные от нее становятся более очевидными, и проявления власти тоже более обоснованными.

Резюме. Как только ваш ребенок начинает самостоятельно зарабатывать, он должен принимать участие в финансировании домашнего хозяйства. Ваше время тоже стоит дорого. Но не злоупотребляйте, у взрослого ребенка есть своя жизненная программа, которую он должен реализовывать.