ПравообладателямПостклассический психоанализ. Энциклопедия (том 2), Лейбин Валерий
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Лейбин Валерий Моисеевич pdf   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

Энциклопедия является логическим продолжением той работы, которая нашла свое отражение в публикациях «Классический психоанализ: история, теория, практика» (2001) и «Психоанализ. Учебник» (2002). Первая публикация была рекомендована редакционно-издательским советом Российской академии образования в качестве учебно-методического пособия, вторая, представляющая собой переработанный вариант первой, вышла в серии «Учебник нового века».

Данная книга является, фактически, вторым томом, дающим представление о дальнейшем развитии психоанализа. В ней раскрывается история психоаналитического движения, дается панорама становления психоанализа в различных странах мира, освещаются концептуальные и психотерапевтические разработки как первых учеников и сподвижников 3. Фрейда, так и тех, кто предпринял усилия по дальнейшему развитию разнообразных направлений постклассического психоанализа в XX столетии.

Мне остается только добавить, что данная книга предназначена для преподавателей, аспирантов и студентов факультетов психоанализа, психологии, философии, социологии, педагогики, а также для всех тех, кто интересуется проблемами человека, его психических расстройств, нормального развития личности и реализации творческого потенциала. Являющаяся, по сути дела, продолжением предшествующей работы о классическом психоанализе, она может быть воспринята в то же время и в качестве самостоятельной публикации, представляющей интерес для тех читателей, которые хотят познакомиться с оригинальными идеями наиболее видных представителей психоаналитической мысли XX столетия.

PDF. Постклассический психоанализ. Энциклопедия (том 2). Лейбин В. М.
Страница 428. Читать онлайн

гячь и язык в психолнллизя

что говорится где-то в другом месте, а обязательство увековечивает в символе ту самую иллюзию, у которой субъект оказался в плену» [22, с. 31 — 32].

Психоаналитик имеет дело не столько с инстинктивными стадиями развития, сколько с речью пациента, языком. Именно в языке п1зебывает mo, что аналитик открывает субъекту как его бессознательное. Поэтому, замечал Ж.Лакан, осваивая идейное наследие основателя психоанализа, следует меньше внимания обращать на его ссылки на инстинкты человека, а в большей степени понимать смысл таких его работ, как «Толкование сновидений» (1900), «Психопатология обыденной жизни» (1901) и «Остроумие и его отношение к бессознательному» (1903), в которых в той или иной степени затрагивалась природа языка.

Человек живет в мире слов. Он говорит, но говорит благодаря символу, который и делает его человеком. Как и рассмотренные К. Леви-Стросом элементарные структуры родства, зык импфативен по ф~фме, но бессознателен по своей cmpyxmype. В аналогичном положении находится и исследованный М. Фуко Закон, обнаруживая>щий свою идентичность со строем языка, находящий свое субъективное выражение в запрете инцеста и носящий символическую функцию в имени отца. Если учесть, что жизнь человека окутана сетью символов, а они порождают слова, определяющие закон действий, то становится очевидной необходимость в раскрытии речевого согласия или разногласия в круговерти языка.

Тем самым возникает понимание того, что основная п[зоблема заключается в отношениях речн и языка внупфи субъекта. Подобное понимание имеет не только теоретическое значение, но и практическую направленность, поскольку, по убеждению Ж. Лакана, оно непосредственным образом связано с аналитической терапией. По ero собственному выражению, «симптом целиком разрешается в анализе языка, потому что и сам он структурирован как язык; что он, другими словами, и есть язык, речь которого должна быть освобождена» [23, с. 391.

В отношениях речи и языка внутри субъекта Ж.Лакан выделял mpu и а~адокса.

Во-nepe~ix, в безумии следует различать отрицательную свободу речи, т.е. препятствие к переносу, и разнообразные формы бреда, которые в по-своему выраженном языке объективируют субъект.

Во-вт<фых, симптомы торможения и страха в картине различных неврозов являются означающими вытесненных из сознания субъекта означаемых, а вплетенные в ткань тела символы в силу своей семантической двусмысленности оказываются причастными к языку.

В-третьих, утрата субъектом своего смысла в объективациях дискурса, когда вместо понимания им Я как такового возникает представление о том, что он именует «своим собственным Я».

4Я9

Обложка.
PDF. Постклассический психоанализ. Энциклопедия (том 2). Лейбин В. М. Страница 428. Читать онлайн