ПравообладателямПостклассический психоанализ. Энциклопедия (том 2), Лейбин Валерий
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Лейбин Валерий Моисеевич pdf   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

Энциклопедия является логическим продолжением той работы, которая нашла свое отражение в публикациях «Классический психоанализ: история, теория, практика» (2001) и «Психоанализ. Учебник» (2002). Первая публикация была рекомендована редакционно-издательским советом Российской академии образования в качестве учебно-методического пособия, вторая, представляющая собой переработанный вариант первой, вышла в серии «Учебник нового века».

Данная книга является, фактически, вторым томом, дающим представление о дальнейшем развитии психоанализа. В ней раскрывается история психоаналитического движения, дается панорама становления психоанализа в различных странах мира, освещаются концептуальные и психотерапевтические разработки как первых учеников и сподвижников 3. Фрейда, так и тех, кто предпринял усилия по дальнейшему развитию разнообразных направлений постклассического психоанализа в XX столетии.

Мне остается только добавить, что данная книга предназначена для преподавателей, аспирантов и студентов факультетов психоанализа, психологии, философии, социологии, педагогики, а также для всех тех, кто интересуется проблемами человека, его психических расстройств, нормального развития личности и реализации творческого потенциала. Являющаяся, по сути дела, продолжением предшествующей работы о классическом психоанализе, она может быть воспринята в то же время и в качестве самостоятельной публикации, представляющей интерес для тех читателей, которые хотят познакомиться с оригинальными идеями наиболее видных представителей психоаналитической мысли XX столетия.

PDF. Постклассический психоанализ. Энциклопедия (том 2). Лейбин В. М.
Страница 307. Читать онлайн

ЭКЗИСТЕНЦИАЛЬНЫЙ ПСИХОАНАЛИЗ (Ж. П. САРТР и дрд

Поэтому, ставил вопрос Л. Мэй, не слишком ли большим упрощением будет говорить о культуре как целиком противостоящей индивиду и откуда исследователи взяли идею, в соответствии с которой дети и взрослые беспокоятся исключительно о безопасности и удовлетворении либидо? Не являются ли подобные представления перенесением на всех людей того, что удалось выявить в процессе работы с тревожными детьми и невротическими взрослыми?

Отвечая на данные вопросы, P. Мэй пришел к выводу, что в силу их причинно-следственного мышления некоторые исследователи слишком преувеличили связь человеческого бытия с безопасностью и инстинктом выживания и что такие механизмья ках вытеснение и сопротивление, могут быть поняты на более глубинном уровне возможностей значения человеческого бытия. В этом отношении бытие должно быть рассмотрено с точки зрения индивидуального уникального паттерна возможностей.

Для P. Мэя бессознательное — это не резервуар для импульсов, влечений и желаний, неприемлемых в данной культуре, как это представлялось в классическом психоанализе. В его понимании бессознательное — это

сксфее те возможности для узнавания и пфезхивания, хотофые человек не хочет или не может ахтуализифовать. И поэтому механизм вытеснения включает в себя борьбу индивидуального бытия против небытия и неизбежно связан со свободой человеческого бытия в отношении собственных возможностей. В целом, как считал P. Мэй, каждый механизм или динамика, каждое влечение или побуждение предполагают нижележащие структуры, которые являются более значимыми, чем сами эти механизмы, влечения, побуждения.

Переосмысливая предшествующие представления психоаналитиков и психиатров о человеке и его психических заболеваниях, P. Мэй столкнулся с рядом вопросов, которые неизбежно возникают перед любым критически мыслящим аналитиком.

Может ли психотерапевт быть уверенным в том, что видит пациента таким, какой он есть, или он видит проекцию своих собственных теорий о нем? Как он может быть уверен в том, что прекрасно разработанная концептуальная система на самом деле имеет какое-то отношение к конкретному пациенту? Не требуется ли в отношении данного человека совершенно иная система? Если аналитик целиком и полностью полагается на логическую последовательность своей концептуальной системы, то не ускользает ли тем самым от него подлинное бытие человека? Как может знать аналитик, что видит пациента в его действительном мире, в котором он живет и работает? Не отличается ли уникальный конкретный мир пациента от общих теорий, принятых в той или иной психотерапев"гической школе?

Во8

Обложка.
PDF. Постклассический психоанализ. Энциклопедия (том 2). Лейбин В. М. Страница 307. Читать онлайн