ПравообладателямПостклассический психоанализ. Энциклопедия (том 2), Лейбин Валерий
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Лейбин Валерий Моисеевич pdf   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

Энциклопедия является логическим продолжением той работы, которая нашла свое отражение в публикациях «Классический психоанализ: история, теория, практика» (2001) и «Психоанализ. Учебник» (2002). Первая публикация была рекомендована редакционно-издательским советом Российской академии образования в качестве учебно-методического пособия, вторая, представляющая собой переработанный вариант первой, вышла в серии «Учебник нового века».

Данная книга является, фактически, вторым томом, дающим представление о дальнейшем развитии психоанализа. В ней раскрывается история психоаналитического движения, дается панорама становления психоанализа в различных странах мира, освещаются концептуальные и психотерапевтические разработки как первых учеников и сподвижников 3. Фрейда, так и тех, кто предпринял усилия по дальнейшему развитию разнообразных направлений постклассического психоанализа в XX столетии.

Мне остается только добавить, что данная книга предназначена для преподавателей, аспирантов и студентов факультетов психоанализа, психологии, философии, социологии, педагогики, а также для всех тех, кто интересуется проблемами человека, его психических расстройств, нормального развития личности и реализации творческого потенциала. Являющаяся, по сути дела, продолжением предшествующей работы о классическом психоанализе, она может быть воспринята в то же время и в качестве самостоятельной публикации, представляющей интерес для тех читателей, которые хотят познакомиться с оригинальными идеями наиболее видных представителей психоаналитической мысли XX столетия.

PDF. Постклассический психоанализ. Энциклопедия (том 2). Лейбин В. М.
Страница 24. Читать онлайн

СТРАХ, УЖАС, ТРЕВОРА

Однако она может быть ошибочно локализована в конкретной зоне взаимодействия, например, в оральной зоне, когда по ошибке тревога ребенка связана с материнским соском. Как бы там ни было, частое переживание тревоги может иметь, по убеждению Г С. Салливана, серьезные разрушительные последствия для процесса развития человека. Причем первое проявление тревоги незначительно отличается от бесчисленного множества мучительных последствий наличия тревоги в человеческой жизни.

Предпосылки, способствующие возникновению тревоги, обусловлены особенностями сосуществования младенца с окружающей средой. Вызывающее тревогу напряжение является результатом сосуществования как младенца, так и матери с личностной средой. Изначально младенец не обладает способностями, позволяющими ему снять тревогу. Своими действиями он может удовлетворить потребность в еде, но разрядка тревоги таким образом оказывается невозможной. Как утверждал Г С.Салливан, младенец не располагает возможностью осуществлять действия, направленные на снятие тревоги. Дело в том, что появление тревоги обусловлено действиями другого лица. Поскольку же возможности младенца манипулировать другим человеком ограничиваются исключительно способностью вызывать заботу о себе путем демонстрации возникающих потребностей, то тревога оказывается неуправляемой.

Казалось бы, другой человек, т.е. родитель, может отреагировать на потребность беспокойного ребенка. Но в действительности он не располагает возможностью это сделать, поскольку, по мнению Г. С. Салливана, именно родительская тревога вызывает тревогу у ребенка. На этом основании американский психиатр пришел к выводу, в соответствии с которым спецификой тревоги является ее неуправляемость.

Как уже отмечалось, плач ребенка служит стимулом, вызывающим заботу со стороны матери, стремящейся оградить его от различного рода беспокойств. Однако, как замечал Г. С. Салливан, с точки зрения концепции тревоги плач ребенка часто не только не способствует улучшению состояния младенца, но и ухудшает ero. При звуках детского плача может возрастать тревога матери, мешающая ей проявлять заботу, что в свою очередь усиливает тревогу младенца. В такой ситуации единственно эффективная стратегия поведения матери состоит в том, чтобы перестать волноваться. «Тревога препятствует как осуществлению материнских функций, так и проявлению младенцем поведения, направленного на реализацию потребности, невозможность удовлетворить которую порождает страх; поэтому если возникновение потребности совпадает по времени с присутствием у него тревоги, то он оказывается перед необходимостью преодолевать двойное препятствие, поскольку и тревога, и потребность остаются не только неразрешенными проблемами, но, как следовало ожидать, обостряются» [8, с. 76].

Обложка.
PDF. Постклассический психоанализ. Энциклопедия (том 2). Лейбин В. М. Страница 24. Читать онлайн