ПравообладателямПостклассический психоанализ. Энциклопедия (том 2), Лейбин Валерий
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Лейбин Валерий Моисеевич pdf   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

Энциклопедия является логическим продолжением той работы, которая нашла свое отражение в публикациях «Классический психоанализ: история, теория, практика» (2001) и «Психоанализ. Учебник» (2002). Первая публикация была рекомендована редакционно-издательским советом Российской академии образования в качестве учебно-методического пособия, вторая, представляющая собой переработанный вариант первой, вышла в серии «Учебник нового века».

Данная книга является, фактически, вторым томом, дающим представление о дальнейшем развитии психоанализа. В ней раскрывается история психоаналитического движения, дается панорама становления психоанализа в различных странах мира, освещаются концептуальные и психотерапевтические разработки как первых учеников и сподвижников 3. Фрейда, так и тех, кто предпринял усилия по дальнейшему развитию разнообразных направлений постклассического психоанализа в XX столетии.

Мне остается только добавить, что данная книга предназначена для преподавателей, аспирантов и студентов факультетов психоанализа, психологии, философии, социологии, педагогики, а также для всех тех, кто интересуется проблемами человека, его психических расстройств, нормального развития личности и реализации творческого потенциала. Являющаяся, по сути дела, продолжением предшествующей работы о классическом психоанализе, она может быть воспринята в то же время и в качестве самостоятельной публикации, представляющей интерес для тех читателей, которые хотят познакомиться с оригинальными идеями наиболее видных представителей психоаналитической мысли XX столетия.

PDF. Постклассический психоанализ. Энциклопедия (том 2). Лейбин В. М.
Страница 180. Читать онлайн

АРхетипы сущестВОВАния В неРепиессиВнОЙ цивилизАции

тия человечества. Так, Прометей рассматривался им как «герой-архетип принципа производительности», Пандора — как женское олицетворение сексуальности и наслаждения. И если Прометей, выступакзщий в качестве культурного героя тяжелого труда, знаменовал собой прогресс, достигаемый путем подавления природных влечений, то Пандора, наделенная красотой и в то же время несущая на себе печать разрушения и проклятия, оказалась роковой женщиной в прометеевском мире труда. Отсюда проистекало позитивное отношение к образу Прометея, предопределившему направленность развития человеческой цивилизации, управляемой принципом производительности, и негативное отношение к сексуальности, подлежащей отрицанию и запрету, если она не соотносилась с продлением человеческого рода.

Наряду с этими архетипами в истории существовали и иные символы, не связанные, как Прометей, с тяжелым трудом. Имелись такие фигуры, как Орфей и Наруисс, которые хотя и не стали героями западной цивилизации, тем не менее воплощали в себе образ радости, покоя, умиротворения и удовлетворения.

С точки зрения 1'. Маркузе именно данные фигуры стали теми символами, которые олицетворяли собой иной принцип реальности по сравнению с прометеевским принципом производительности. В жизни этих фигур на переднем плане выступал вовсе не подневольный труд как олицетворение господства принципа производительности. Для них более важными были такие составляющие их бытия, как песня, созерцание красоты, игра, чувственность. Они восставали против культуры, покоящейся на отречении от удовольствия и ориентированной на тяжелый труд. Их жизнь служила примером оправдания удовольствия, ухода от времени, забвения смерти. «В образах Орфея и Нарцисса примиряются Эрос и Танатос. Они возвращают опыт мира, который не завоевывается, а освобождается, опыт свободы, которая должна пробудить силу Эроса, связанного репрессивными и окаменевшими формами отношений между человеком и природой. Эта сила несет не разрушение, а мир, не страх, а красоту» [1б, с. 1б8].

О~фичесяий и ни~>уиссический опыт ми1оа выходят за пределы того опыта, который стал превалирующим в западной цивилизации и который включал в себя ориентацию на принцип производительности. Орфико-нарциссические образы проникнуты пафосом поэзии, поэтического отношения к природе и человеку, в результате чего преодолевается противоположность между объектом и субъектом. Основным мотивом их жизни является любовь ко всему живому и неживому. Причем их любовь является свободной, неподвластной репрессивному давлению принципа производительности. Более того, любовь Паруисса — вто протестная любовь, выходяи~ая за «>алки узаконенных фо~м п]>оявления ЭРоса и подлежащая наказанию

Обложка.
PDF. Постклассический психоанализ. Энциклопедия (том 2). Лейбин В. М. Страница 180. Читать онлайн