Мотивация и личность.


. . .

Лекция 51. Индивид и личность.

Сегодня я должен приступить к изложению проблемы, которая завершает, я бы мог даже сказать - венчает курс общей психологии Я имею в виду проблему личности. Иногда эту проблему стараются поставить в качестве первой проблемы систематического изложения психологической науки. Исходя из той простой мысли, что когда мы говорим о различных процессах, изучаемых в психологии - о восприятии, о мышлении или об эмоциях, - то мы всегда подразумеваем человека, который воспринимает, мыслит, чувствует. Потому что, действительно, воспринимает не восприятие, а человек, мыслит не мышление, по известному афоризму, а человек. Ну, и чувствуют, конечно, тоже не чувства, а человек. Поэтому может быть разумно начинать общую психологию с выяснения: что это такое - человек думающий, воспринимающий, чувствующий, то есть что собой представляет человек как личность. Трудность заключается, однако, в том, что когда мы делаем понятие личности, понятие человека как личности исходным для изучения его деятельности, отражения мира, которым он руководствуется, которое направляет его деятельность в этом окружающем его мире, то мы не знаем, из чего складывается эта активность. Это целое - действующий человек, чувствующий человек, мыслящий человек оказывается как бы пустым. На деле, таким образом, оказывается, что понятие личности само нуждается в предварительном аналитическом изучении человеческой деятельности, ее процессов, в аналитическом изучении сознания. Словом, в анализе тех процессов, которые связывают человека с миром.

Поэтому приходится начинать действительно с некоторого фундаментального и общего понятия, но только не с понятия личности, а с более отвлеченного, более абстрактного понятия - понятия субъекта. Да, для того, чтобы приступить к изучению психологии, чтобы сделать первые шаги в области исследования человеческой опосредствованной деятельности, процессов, эту деятельность реализующих, приходится постулировать наличие субъекта деятельности. И это мы и делаем, еще раз повторяю. Субъекта мы постулируем потому, что мы исходим из положения очень простого - что психолог имеет дело с жизненными процессами. А само понятие жизни имплицирует, то есть включает в себя необходимым образом понятие субъекта жизни. Вот мы это понятие и постулируем законно с самого начала. Да, мыслит не мышление, мыслит субъект. Чувствуют не чувства, чувствует субъект. Казалось бы - какая разница, постулируем ли мы человека в термине "субъект" или в термине "личность"? Нет, разница здесь, товарищи, капитальная. Мы не можем постулировать личность потому, что понятие личности должно быть содержательно раскрыто. А для этого нужно пройти немалый путь предварительного анализа.

Субъект нам дан. Это утверждающий свою жизнь субъект, и теперь мы можем рассматривать, в каких процессах, каким образом происходит утверждение субъекта. А вот личность не дана, она задана в психологии Поэтому не может быть постулирована, поэтому должна явиться сама в результате некоторого синтезирующего психологические знания специального исследования. Я скажу больше - она не только не дана, а задана в психологической науке. Она самому человеку не дана, а задана, как я постараюсь вам показать. Это очень просто - человек не родится личностью, хотя, конечно, родится субъектом. Если хотите грубее - индивидом. Но человек не родится личностью, он личностью становится на относительно позднем этапе онтогенетического развития. Это тем более справедливо, когда мы говорим не об онтогенетическом развитии, а о развитии историческом. И в ходе человеческой истории человеческая личность не дана. Она задана и является тоже относительно поздним продуктом развития человеческого общества. Она не дана наперед и, следовательно, не "постулирована" и в ходе реального развития.

Вы, конечно, согласитесь с тем, что мы совершенно безошибочно обозначаем в нашем языке новорожденного ребенка термином "ребенок", "индивид", но едва ли существует словоупотребление, согласно которому мы бы говорили о личности новорожденного. Это индивиды с ярко выраженными индивидуальными особенностями. Все мы знаем, что есть спокойные и неспокойные дети, какие там еще они бывают? Ну, разные бывают! Наверное, можно составить какие-то столбцы характеристик, словари характеристик новорожденных детей или детей очень раннего возраста по тем свойствам, которые они проявляют, и, наверное, большинство этих свойств является генотипическими, обусловленными или по меньшей мере прирожденными, то есть сформировавшимися в ходе эмбрионального развития или что-то в этом роде.

Вот и первое различение, которое я хочу вам предложить как фундаментальное различение. Это различение понятия индивида и понятия личности. Из этого различения я и буду исходить, а пока попутно скажу только, что приходится относить также это различение, конечно, и к миру животных. Ну, так же, как мы затрудняемся говорить о личности младенца, хотя говорим охотно об индивидуальных особенностях его, так уж совсем противится наш язык при попытке говорить о личности рыбки или осла. Хотя особенности ослиные нам до такой степени хорошо известны, что часто мы их переносим на характеристику человеческого индивида, а порой даже и личности. Это попутное замечание, я теперь возвращаюсь опять к различению.

Значит, что же представляет собой, по определению, то, что мы называем индивидом? Это некоторая целостность. Посмотрите: индивид - неделимое. Это какая-то взаимослаженная система, а с точки зрения широкой, биологической (ее обязательно надо распространять и на человека, сколько бы там не клялись, что человек существо социальное, - он есть существо природное, на него распространяется действие биологических законов), есть некая целостность, продукт биологического развития, эволюции, продукт процесса, который заключается не только в дифференциации и специализации органов, их систем, но и в ходе их взаимного прилаживания, их взаимной координации, что и описывается любыми, конечно, эволюционистами, имеющими дело с животными, с их биологическим развитием, то есть биологической их эволюцией. Есть внутренние корреляции, и если изменяется какая-нибудь одна система органов, необходимо изменяются и другие системы органов, потому что индивид не есть полипняк, не есть аггломерация, аддитивное образование отдельных органов и даже их систем. А есть их координация и корреляция. Биологи так часто и говорят о "коррелятивном приспособлении", то есть о прилаживании одних

биологических систем к другим системам, и некоторые изменения, которые возникают в ходе эволюции, должны быть объяснены не прямой приспособительной полезностью данной конкретной системы, а необходимостью ее изменения в связи с изменениями других систем организма, которые осуществляют эти важнейшие, главнейшие приспособления, главнейшие изменения образа жизни данного вида.

Итак, индивид есть продукт эволюционного развития, это есть некоторая целостность, некоторая неделимость. И в этом отношении понятие личности близко к понятию индивида.

Индивид есть также продукт онтогенетического развития. Поэтому в индивиде животного, как и в индивиде человеческом, мы различаем ге но типические образования, то есть черты, свойства, и фенотипические, то есть прижизненно образовавшиеся свойства. Значит, индивид - это не то, что только обусловлено, как я только что говорил, эволюционным развитием, фиксировано наследственностью и передается в генотипе. Помимо генотипически обусловленных свойств или черт существует также известная изменчивость, зависящая от индивидуальных условий жизни. Это то, что в индивиде является фенотипически обусловленным. Тюремная собака, по выражению Павлова, то есть собака, развитие и жизнь которой протекали в условиях клеточного режима, приобретает другие черты, индивидуальные особенности, чем собака, воспитывавшаяся в отличных от этих условиях. Поэтому, когда мы говорим "индивид", то мы всегда практически имеем в виду сплав филогенетически обусловленных черт и черт, обусловленных условиями онтогенетического развития. Я говорю об этом потому, что нельзя осуществить различение личности и индивида по критерию различия генотипически обусловленных и обусловленных в онтогенезе особенностей, склада, черт, - называйте как угодно. Задача здесь куда сложнее. Если бы мы могли просто сказать: что врожденное, генетически обусловленное, - то составляет особенности индивида, а что приобретено в жизни, в ходе онтогенетического развития, под влиянием научения, - то, по-видимому, особенности личности, как было бы хорошо жить нам, психологам! Просто и ясно. Но это ложная позиция, не выдерживающая никакой критики.

Я начал с самого простого. Нет таких животных видов, которые не изменялись бы фенотипически, то есть под влиянием онтогенетического, прижизненного опыта. Нет таких черт, которые бы не затрагивались средовыми влияниями, условиями жизни. Ну, значит, и на животных мы должны были распространить тот критерий, который мы приняли, и говорить о личности животного. Ежели оно злое - это черта индивида, собаки как индивида. А если собачка бежит на "Бобика", то, стало быть, это что? Характеристика ее, то есть собачки, личности. Не проходит. А у человека еще хуже. Человек-то родится индивидом, меняется в качестве индивида и продолжает сохранять свои черты как индивид на протяжении всей своей жизни. И вот на протяжении этой жизни, которая приводит к развитию индивидуальных особенностей, черт, происходит удивительный процесс зарождения, первоначального формирования, а потом стадиального развития собственно личности человека.

Вы мне скажете: дуализм! Разделили человека, разделили его черты, его свойства, его особенности на две категории. Одни понятны - это особенности индивида, его индивидуальные особенности, обусловленные вот этими филогенетическими предпосылками, генетическими предпосылками, изменчивостью под влиянием опыта. А потом еще таинственная какая-то личность, вроде духовного какого-то особого начала. Знаете, ведь так думали очень многие. Думали столетиями. Так шла философская мысль, так шла и мысль психологическая в системе идеализма, идеалистической философии и психологии. И мысль в целом своем неверная, ложная, содержала в себе что-то живое, на чем она и основывалась, к чему и апеллировала. Что и позволяло ей не только себя утверждать, но и распространять, завоевывать умы человеческие. Значит, личность как особое психологическое образование, не сводимое, а находящееся в очень сложных отношениях с тем, что называли человеческим индивидом, - это реальное образование. Это тоже целостность, в этом их сходство. Это тоже единство. Правда, тут начинаются и некоторые отличия.

Я в порядке только иллюстрации, а не аргументации своей мысли, опять обращусь к языку, очень часто чутко выражающему правду. Вот в языке получается - разделенный индивид есть бессмыслица. Если "индивид", то не может он быть разделен, расщеплен. А когда вы обращаетесь к категории личности, можно сказать "расщепленная личность", "раздвоенная личность?" Да еще как можно! А уж психопатология-то прямо говорит - "расщепление личности". В некоторых случаях. Да мы с вами знаем, безо всякой патологии, как бывает какое-то как бы действительно разделение личности, пусть не полное, пусть не приобретающее патологические формы. Что-то даже как будто автономно существующее.

Словом, я хочу высказать простую мысль. Понятие личности не совпадает и не сводится к понятию индивида. Личностные черты и особенности не совпадают прямо с особенностями и чертами человека как индивида. Личность есть единство особого порядка. Я уже говорил, это есть продукт относительно позднего развития. Личностью не рождаются, личностью становятся. Иными словами, личность есть новообразование. Личность - это очень сложное образование, которое тоже представляет собою известное единство субъекта, выражает это единство субъекта, является изменчивой, но вместе с тем и обладает удивительными чертами. Например, той чертой, давно описанной психологами, которая называется тождественностью личности самой себе. И в этом заключается своеобразная диалектика. Личность - очень изменчивое образование. А вместе с тем мы признаем неизменность личности.

Вы думаете, что это словесные тонкости, внесенные в психологию Товарищи, не так просто. Вот этот своеобразный закон изменчивой тождественности или изменчивости при тождественности - это не просто описание. Как часто бывает, мы за этим описанием открываем большие жизненно-практичные проблемы и их решение. Я могу указать одну, по крайней мере, сферу, где эта проблема остро стоит. Это сфера права. Существует проблема: можно ли человека привлечь за преступление, совершенное им десять лет, или пятнадцать лет, или двадцать лет тому назад. Тяжкое, допустим, но ведь он за это время превратился в добропорядочного гражданина, растит детей, гуляет со своей супругой. В общем, он уже не тот. Так тот или не тот? Это он или не он? Он, к тому же, научился говорить по-английски и приобрел много других удивительных черт. Для идентификации индивида нет проблемы, для этого есть отпечатки пальцев и прочие методы. А личность его ответственна перед обществом или нет? Вот эти проблемы ужасно сложны. И психолога иногда спрашивают - правильно ли такое решение или неправильно?

Иногда, впрочем, эта самотождественность личности нарушается. Тогда мы говорим о патологической личности.

Многие народы мира говорят, что сначала человек не имеет личности, а потом наступает момент, когда он становится личностью. Он носил тогда одно имя, а теперь давайте дадим ему другое. Вы, наверное, знаете, что у многих народов имя человека меняется, когда он становится членом общины, воином или охотником. Ему присваивается новое имя. Вот отсюда начинается отсчет его личности и признание ее самотождественности. Увы, у нас имя и отчество твердо. <Далее текст неразборчив из-за сильных шумов>

<...> Давайте теперь подойдем к вопросу более прямо. Имя, которое получает человек, интегрирует человека, правда? Я - Леонтьев Алексей Николаевич в тысяча девятьсот таком-то году сделал такое-то и такое-то. Я - тот, который современный человек - это понимаю. Я степени получил, звания всякие, и тому подобное. Но ведь я же остался тем, который был и до получения звания, до всяких защит. Правда, иногда получение званий, особенно высоких, что-то там меняет, бывает иногда, личность очень, как бы поделикатнее сказать, меняется.

Что за механизм этого явления? Я вас верну сейчас к общепринятому положению. Я ведь нарочно очень долго шел к проблеме, прежде чем сказать простую вещь. Я вам скажу, почему я это делаю. Когда простые вещи часто повторяются, плохо вникаешь. Они остаются какими-то такими само самой разумеющимися, что и думать нечего. Я вас подводил. А теперь я вам скажу простое положение. Индивид филогенетически или онтогенетически формируется в системе развития естественных, природных связей субъекта с окружающим его предметным миром.

А вот что касается другой целостности, которую мы называем личностью, то не естественные отношения к окружающему миру порождают это единство, как у индивида, а только один вид отношений способен это сделать. Это развитие отношений к предметному миру, которые являются общественными по своей природе. Это результат вхождения в систему этих отношений. Это обыкновенная, часто повторяемая марксистская формула. Вот она-то и всплыла здесь, задействована для объяснения. Сущность личности лежит в совокупности всех общественных отношений, в которых мы реально существуем, в которых и порождается личность.

Дело все в том, что, например, мои отношения к объекту, к вещи, к вещественному, к натуральному объекту, не только произведенному человеком, суть общественные отношения. Я бы сказал, что любые отношения человека к вещественному предмету являются общественными. Как и любое общение человека с человеком является предметным и иначе не существующим. Очень интересно, на мой взгляд, провести анализ дальше и не ограничиваться этим общим положением, перевести его в плоскость, открывающую дорогу собственно психологическому анализу. Я могу себя спросить теперь, несколько трансформировав формулу о сущности личности: что есть субстанция личности? Я ответил бы так: отношения человека с окружающим его миром, к реальности, к той действительности, которую мы находим вокруг себя, всегда предметной действительности, в которую входят, конечно, и люди, но отношения, которые реализуются в деятельности субъекта. Причем речь идет именно о деятельности, ее отдельных видах, разных формах, а не о тех способах, которыми вы действуете. И даже не о целенаправленных процессах, отдельных действиях и волевых актах, которые ведут вас к осуществлению соответствующих действий. Потому что сами они в свете мотивов приобретают для человека личностный смысл.

Значит, мы теперь научились дифференцировать, отличать - что является созидающим личность, что образует ее существенную психологическую характеристику, и что не является таковым. Любая операция, прямо, сама, взятая непосредственно, равно как и само по себе действие не характеризуют личность.

Вы скажете: но ведь все характеризует. Однако важно понять, что существенно для личности, что может ее характеризовать непосредственно, а что представляется мне не само, прямо, а лишь косвенно, через другое. Вот я сейчас и вижу, товарищи, как красиво пишет сидящий передо мной человек. Я должен допустить, что свойство сидящего передо мной товарища, черта, ему присущая (умение писать, знание письма, совершенное, по-видимому, владение навыками письма), по предложенному критерию еще ничего не говорит о его личности. А на самом деле, по правде, а не по научному критерию - существенно или не существенно это для его личности? Может, завтра человечество откажется от этого писания, и не будет так великолепно конспектировать, так записывать, и отпадет сразу этот навык, и на смену ему придет что-то другое. Итак, я совершил некоторое действие. Характеризует это мою личность само по себе или нет? Осторожно, внимание!

Опять я обращаюсь, товарищи, к сфере права. В кодексе необходимо квалифицировать мотив совершенного, чтобы дать правовую оценку содеянному. Предположим, мне дали деньги на приобретение фотографической пленки. А я потратил их на приобретение других фотографических материалов, которых и так уже много. Что со мной могут сделать? В крайнем случае имеют право подвергнуть меня дисциплинарному наказанию. А если я эти деньги израсходовал, но на себя? Тут уж уголовное дело может быть. Одни и те же действия могут очень разное выражать. Даже иногда прямо противоположное. Все зависит от того, какое именно действительное отношение к миру реализуется этим действием, то есть в какую конкретную деятельность включено данное действие. Это одно простое положение.

А вот другое очень простое положение. Если я говорю о том, что из самих по себе операций, навыков, умений, даже отдельных поступков без включения их в контекст деятельности невозможно понять личность, необходимо обратиться к анализу конкретных форм этой деятельности. Речь идет не только о разных видах деятельности. Речь идет об иерархических связях отдельных деятельностей друг с другом.

Психология bookap

И третье положение, имеющее отношение к развитию личности. Мое Я, личность, есть не только мое прошлое, оно есть и понимаемое, осознаваемое и воображаемое мое будущее. Человек вообще (только не поймите меня в смысле, что - высокий теоретик, нет, самый земной, самый практический человек) - весь в будущем. Значит, личность - не сгусток биографии. Дело все в том, что прошлое не существует спокойно. Для личности прошлое не есть основание. На уровне личности мы устанавливаем отношение к прошлому и кое-что из этого прошлого отвергаем, а другое - считаем своим. Значит, по-видимому, входят и прошлые, и будущие отношения в это основание, в этот базис личности, но входят через отношение к ним. А. С. Макаренко ввел в колонии малолетних правонарушителей следующий ритуал: церемонию сжигания старой одежды и запрет говорить о прошлых делах. Будем считать, что их не было. Причем здесь дело не в том, что сжигание. Сжигание - это вещь символическая. Просто прошлое начинает занимать особое место, оно устраняется как препятствие к продолжению формирования личности потому, что у этих человечков еще личность не закончила свое формирование. Но личность не заканчивает никогда свое формирование. Вот, личность развилась, и дальше что? Наверное, есть действительно какое-то первое рождение, первое формирование личности в детстве, есть период становления личности, ясно выраженный, который падает на подростковый возраст, на ранний юношеский возраст, есть кризис.

Ну, вот, последнее. Личность есть новообразование, свойственное только человеку, в основе которого лежит развитие общественных по своей природе отношений человека к миру. Образование, которое развивается по этапам, то есть имеет стадиальный характер развития, начиная с рубежа ясельного и дошкольного возраста. И вот проходят возрастные этапы, а дальше продолжается стадиальное развитие в жизни взрослого человека. Вот мне и придется в следующий раз, рисуя этапы этого развития, попытаться его раскрыть, потому что только в ходе развития и раскрывается то, что может называться психологической концепцией личности.