ФИЗИОЛОГИЯ ПОЛОВОЙ ЖИЗНИ

В период развития анатомо-физиологических процессов в половых железах индивида проявляется стремление к сохранению вида (половое влечение, половой инстинкт).

Половое влечение при половом созревании представляет физиологический закон.

Продолжительность анатомо-физиологических процессов в половых органах, равно как и интенсивность обнаруживающегося полового инстинкта, у различных индивидов и народов различны. Раса, климат, наследственность и социальные условия являются в этом случае весьма влиятельными факторами. Общеизвестна более сильная чувственность южан по сравнению с северянами. Но и половое развитие происходит у обитателей южных стран значительно быстрее, нежели у жителей севера. В то время как у жительницы севера овуляция, распознаваемая по развитию тела и появлению периодически возвращающегося кровотечения из половых органов (менструация), наступает обычно только на 13—15-м году жизни, а у мужчин половая зрелость (отличительными признаками которой служит понижение голоса, появление растительности на лице и лобке, временное наступление поллюций и т. д.) становится заметной лишь на 15-м году, обитатели южных стран обнаруживают эти изменения несколькими годами раньше, женщины, например, иногда уже на 8-м году.

Обращает на себя внимание и тот факт, что горожанки развиваются почти на год раньше сельских девушек и что, чем город больше, тем раньше, при прочих равных условиях, наступает половое созревание.

Немаловажное влияние на половой инстинкт и половую способность оказывают также наследственные условия. Так, бывают семьи, в которых наряду с значительной физической силой и долголетием половое влечение и половая способность сохраняются до самого преклонного возраста, тогда как в других семьях половая жизнь и поздно развивается, и преждевременно угасает.

У женщины период деятельности половых желез короче, нежели у мужчины, у которого созревание семени может продолжаться до глубокой старости. У женщины овуляция прекращается приблизительно спустя 30 лет после наступления половой зрелости. Период угасания деятельности яичников известен под названием критического или климактерического Эта биологическая фаза представляет собой не простое прекращение функции половых органов с заключительной атрофией их, но процесс изменения всего организма. Половая зрелость мужчины в средней Европе начинается около 18-го года. Половая способность достигает своего максимума к 40 годам; начиная с этого возраста, она медленно понижается.

Способность к произведению потомства угасает большей частью на 62-м году, способность к совокуплению может продолжаться до глубокой старости Половой инстинкт существует непрерывно в течение всей половой жизни, притом, однако, с колеблющейся интенсивностью. При физиологических условиях он никогда не обнаруживает периодического характера, как у животных. У мужчины интенсивность его усиливается и ослабевает соответственно накоплению и расходованию семени; у женщины повышение полового влечения совпадает с процессом овуляции, притом так, что оно наиболее резко обнаруживается после менструации.

Половой инстинкт, как ощущение, представление и влечение, есть функция мозговой коры Область коры, заведующая исключительно половыми ощущениями и влечениями (центр полового чувства), до настоящего времени еще не определена, но существование ее обязательно нужно допустить для объяснения физиологических фактов, и таким психополовым центром может быть только то место, где собираются и перекрещиваются между собой проводящие пути, которые направляются отсюда, с одной стороны, к двигательным и чувствительным аппаратам половых органов, с другой стороны, к тем частям зрительного, обонятельного и других центров, где формируются процессы сознания, в общем и дающие представление об индивиде как «мужчине» или «женщине».

Близкое соотношение, в котором стоят половая жизнь и чувство обоняния1, позволяет предполагать, что половая и обонятельная сферы либо расположены в мозговой коре по соседству друг с другом, либо, по крайней мере, соединяются сильно развитыми ассоциативными путями. Развитие полового инстинкта имеет своим началом ощущения, происходящие под влиянием созревания половых желез. Ощущения эти возбуждают внимание индивида. Чтение, впечатления из общественной жизни (в наше время, к прискорбию, чересчур рано и часто) переводят первоначально смутные предчувствия в ясные представления. Последние получают чувственную окраску (сладострастие), и под ее влиянием развивается стремление к эротическим представлениям (половое влечение).

Таким образом развивается взаимозависимость между мозговой корой (как местом возникновения ощущений и представлений) и половыми органами. Последние при посредстве анатомо-физиологических процессов (гиперемия, созревание семени, овуляция) вызывают половые представления, образы и стремления.

Мозговая кора действует при помощи воспринятых или воспроизведенных чувственных представлений на половые органы (вызывая гиперемию, созревание семени, эрекцию, извержение семени). Это воздействие совершается при посредстве центров — сосудистой иннервации и семяизвержения, расположенных в поясничной части спинного мозга, и притом, следует полагать, по соседству друг с другом. Оба центра рефлекторные.

Центр эрекции (Гольц, Экхард) представляет собой промежуточное звено между головным мозгом и половым аппаратом. Нервные пути, соединяющие его с головным мозгом, проходят, по всей вероятности, через pedunculi cerebri (ножки мозга) и варолиев мост. Центр этот может быть возбуждаем центральными (психическими и органическими) раздражениями, непосредственным раздражением его путей в pedunculi cerebri, варолиевом мосту, шейной части спинного мозга, равно как и периферическими раздражениями чувствительных нервов (пениса, клитора и соседних частей). Влиянию воли центр эрекции непосредственно не подчинен.

Возбуждение этого центра проводится в пещеристые тела при посредстве проходящих через поясничные сегменты нервов, связанных с эрекцией (Экхард).

Функция нервов, заведующих эрекцией, задерживающая. Они тормозят ганглиозный нервный аппарат в пещеристых телах, влиянию которого подчиняются гладкие мышечные волокна пещеристых тел (Кёлликер и Кольрауш).

Под влиянием нервов, связанных с эрекцией, гладкие мышечные волокна пещеристых тел расслабляются и полости их наполняются кровью. В то же время расширенные артерии корковой сети пещеристых тел оказывают давление на вены полового члена и задерживают отток крови из последнего. Действие это подкрепляется еще сокращением соответствующих мышц, апоневрозы коих распространяются на тыльную поверхность полового члена.

Эрекционный центр находится под двояким влиянием головного мозга: возбуждающим и задерживающим. Возбуждающим образом на него действуют представления и впечатления органов чувств полового характера. Судя по наблюдениям над повешенными, нужно думать, что эрекционный центр может обнаружить свою деятельность и при раздражении проводящих путей в спинном мозгу. Что такое возбуждение возможно также и под влиянием органических процессов раздражения в мозговой коре (психополовой центр?), показывают наблюдения над лицами, страдающими болезнями головного мозга и психозами. Непосредственное возбуждение эрекционного центра может иметь место на ранних стадиях заболеваний поясничного отдела спинного мозга (сухотка спинного мозга, миелит вообще).

Рефлекторное возбуждение эрекционного центра происходит часто при раздражении (периферических) чувствительных нервов половых органов или соседних с последними частей, при трении, раздражении уретры (перелой), прямой кишки (геморрой, черви-паразиты острицы), мочевого пузыря (наполнение мочой, особенно по утрам, раздражение пузырными камнями), при переполнении семенных пузырьков семенем вследствие гиперемии половых органов, обусловленной горизонтальным положением на спине и давлением внутренних органов на тазовые сосуды.

Далее, эрекционный центр может быть возбужден также раздражением многочисленных заложенных в ткани предстательной железы нервов и ганглиев (простатит, введение катетера и т. п.).

О том, что эрекционный центр подчинен и задерживающему влиянию со стороны головного мозга, свидетельствуют опыты Гольца, показывающие, что эрекция (у собак) наступает легче в том случае, когда перерезан поясничный отдел спинного мозга.

Об этом говорит также тот факт, что у человека влияние воли, душевные волнения (опасения неудачного совокупления, внезапный испуг в процессе полового акта и т. п.) могут задержать или прекратить эрекцию.

Продолжительность эрекции зависит от длительности возбуждающего момента (чувственные и чувствительные раздражения), от отсутствия задерживающих процессов, от иннервационной энергии центра, равно как от более раннего и более позднего наступления семяизвержения (см. ниже).

Центральной и высшей инстанцией полового механизма является мозговая кора. Есть полное основание предполагать, что местом для образования половых ощущений, представлений и стремлений служит определенная область коры (черепно-мозговой центр), в которой возникают все психосоматические процессы, связанные с половой жизнью, половым чувством, половым влечением. Центр этот возбуждается как центральными, так и периферическими раздражениями.

Центральными раздражениями могут явиться органические возбуждения, обусловленные заболеваниями мозговой коры. В физиологических пределах они выражаются психическими раздражениями (представления на почве воспоминания и чувственные восприятия).

При физиологических условиях речь идет главным образом о зрительных впечатлениях и образах, восстанавливаемых воспоминанием (например, эротическим чтением), далее об осязательных впечатлениях (дотрагивании, рукопожатии, поцелуе и т. п.).

Во всяком случае в физиологических пределах слуховые и обонятельные впечатления играют сугубо второстепенную роль. При патологических условиях они, бесспорно, выступают как факты, вызывающие половое возбуждение1.

У животных влияние обонятельных впечатлений на половое чувство составляет факт, не подлежащий сомнению. Алтаус (Beitrдge zur Physiologie und Pathologie des Olfactorius. — Archiv fьr Psychiatrie, XII. H. 1) именно чувство обоняния и признает очень важным для размножения. Он говорит, что разнополые животные привлекаются друг к другу обонятельными впечатлениями и что почти все животные во время течки распространяют из своих половых органов особенно резкий запах. В пользу этого говорит следующий эксперимент Шиффа: он вырезал у новорожденных щенков обонятельные нервы, и оказалось, что когда они выросли, то самец не мог уже выследить самку. Опыт Мантегаццы («Гигиена любви»), удалившего кроликам глаза и не наблюдавшего при этом никакого препятствия для размножения, показывает, какое важное значение для половой жизни у животных имеет чувство обоняния.

Достойно внимания также, что половые органы некоторых животных (кабарга мускусная, вивера цибетовая, бобр) имеют железы, выделяющие сильно пахучие вещества.

И по отношению к человеку Алтаус признает связь между чувством обоняния и половым чувством. Он указывает на Клоке («Osphresiologie». Paris, 1826), который обратил внимание на возбуждающий запах цветов и, между прочим, привел в пример Ришелье, жившего с целью возбуждения своей половой функции в атмосфере сильнейших духов.

Циппе (Wiener medizinische Wochenschrift, 1879, № 24) равным образом подтверждает указанную связь по поводу случая клептомании у одного онаниста и в доказательство цитирует Гильденбрандта, который в своей «Популярной физиологии» говорит следующее: «Нельзя отрицать того, что между чувством обоняния и половыми функциями существует связь, хотя и слабая. Аромат цветов часто вызывает сладострастные ощущения, и это замечание было сделано еще мудрым Соломоном, как о том свидетельствует следующая строфа из его песнопений: «и с рук моих капала мирра, и с перстов моих мирра капала на ручки замка». На Востоке благовония пользуются большой любовью именно благодаря своему отношению к половой сфере, и гаремные покои султана благоухают смешанным ароматом всевозможнейших цветов».

Мост, профессор в Ростоке, сообщает (ср. Циппе) следующее: «Я узнал от одного похотливого молодого крестьянина, что он возбуждал и соблазнял не одну целомудренную девушку, достигая легко своей цели тем, что во время танцев обтирал потное лицо своей дамы платком, который он предварительно продержал некоторое время под мышкой».

То, что ощущение запаха человеческого пота может служить первым толчком к страстной любви, доказывает пример Генриха III, который на пиру, устроенном по поводу помолвки короля Наваррского и Маргариты Валуа, случайно вытер себе лицо потной сорочкой Марии Клеве. Последняя была уже невестой принца Конде, тем не менее Генрих внезапно воспылал к ней страстной любовью, принесшей, как известно из истории, величайшее несчастье бедной девушке. Аналогичный рассказ передают о Генрихе IV, влюбившемся в прекрасную Габриэль с того момента, когда он на одном балу вытер себе лоб ее носовым платком.

Подобный же намек мы встречаем у профессора Иегера, который в своей книге «Раскрытие души» (2 изд. 1880. Гл. 5. С. 173) обращает внимание на важное значение пота для возникновения половых аффектов, считая его особенно соблазнительным.

Сочинение Плосса «Женщина в естествознании и народоведении» (Перев. под ред. д-ра А. Г. Фейнберга. Спб., 1898) равным образом изобилует примерами из психологии различных народов, указывающими на стремление привлекать лиц другого пола собственной испариной.

Замечателен в этом отношении приводимый Ягором обычай, существующий на Филиппинских островах среди туземцев. При разлуке влюбленные обмениваются частями собственного носильного белья, с помощью которых они соблюдают взаимную верность. Предметы эти тщательно оберегают, покрывают поцелуями и… подносят часто к носу.

Пристрастие многих донжуанов и чувственных женщин к духам также говорит в пользу тесного соотношения между обонянием и половым чувством.

Достоин внимания также сообщенный Гешлем (Wiener Zeitschrift fьr praktische Heilkunde, 1861, 22 Mдrz) случай отсутствия обеих обонятельных луковиц при одновременной атрофии половых органов. Речь идет о 45-летнем интеллигентном мужчине, яички которого, величиною с боб, не имели семенных канальцев, гортань была женских размеров. Констатировано полное отсутствие обонятельных нервов; точно так же отсутствовали trigona olfactoria (обонятельные треугольники) и борозда на нижней поверхности передних долей головного мозга. Число отверстий в решетчатой пластинке было скудно; вместо нервов через них проходили безнервные отростки твердой мозговой оболочки. В слизистой оболочке носа равным образом отсутствовали нервы.

Примечательна, наконец, явственно обнаруживающаяся связь между чувством обоняния и половыми органами при душевных болезнях; необычайно часто обонятельные галлюцинации наблюдаются в случаях психозов (у лиц обоего пола), зависящих от мастурбации, а также при психозах, развивающихся на почве страданий женской половой сферы или климактерических процессов; в то же время при отсутствии половых расстройств обонятельные галлюцинации сравнительно редкое явление.

Мне представляется сомнительным, что у нормального человека обонятельные впечатления играют такую же существенную роль в возбуждении полового центра, как у животного. Тем не менее, ввиду важного значения этой связи для понимания патологических случаев, мы сочли необходимым уже здесь остановиться на рассмотрении отношений, существующих между обонянием и половым чувством.

Представляют интерес физиологические и клинические наблюдения, сообщенные также Дж. Н. Макензи (Journal of Medical Science, 1884. April). Он нашел: 1) что у известного числа женщин, нос которых был совершенно здоров, регулярно с каждой менструацией наступало набухание пещеристых тел носа, снова исчезавшее с окончанием регул; 2) появление заменяющей носовой менструации, которая впоследствии большей частью уступала место маточному кровотечению, но иногда возвращалась периодически в течение всей половой жизни; 3) явления раздражения (чихание и т. п.), иногда наступавшие в носу при половом возбуждении; 4) с другой стороны, появление полового возбуждения при заболевании носа.

Далее, Макензи заметил, что у многих женщин, страдавших болезнями носа, последние усугублялись во время менструаций, что эксцессы в половой сфере обычно вызывают воспаление носовой слизистой оболочки или усиливают уже существующий воспалительный процесс последней.

Макензи указывает также на то, что мастурбанты, почти как правило, страдают болезнями носа, часто жалуются на ненормальные обонятельные ощущения, а также на кровотечения из носа. По его наблюдениям, существуют заболевания носа, упорно противостоящие всякому лечению до тех пор, пока не будут устранены одновременно существующие (служащие причиной?) страдания половой сферы. Интересное подтверждение и расширение наших сведений о связи narium et genitalium (обонятельной и половой сферы) мы находим у ряда авторов.

Половая сфера в мозговой коре может быть также возбуждена и процессами в органах размножения в смысле половых представлений и стремлений. Сюда мы относим все, что возбуждает и эрекционный центр путем центростремительного воздействия (раздражение, обусловливаемое наполненными семенными пузырьками, набухшими Граафовыми пузырьками, какое-либо чувствительное раздражение в области половых органов, гиперемия и набухание последних, в частности эректильной ткани пещеристых тел полового члена или клитора вследствие сидячего либо изнеженного образа жизни, брюшного полнокровия, высокой внешней температуры, теплой постели, теплой одежды, употребления шпанских мушек, перца и других пряностей).

Раздражение нервов седалищной области (сечение, бичевание) равным образом может вызвать половое влечение.

Факт этот имеет немаловажное значение для понимания известных патологических явлений. Иногда случается, что наказание розгами пробуждает у мальчика первые порывы полового влечения и дает ему, таким образом, толчок для мастурбации — обстоятельство, заслуживающее внимания педагогов.

Ввиду опасностей, грозящих школьникам при этой форме наказания, было бы желательно, чтобы она была совершенно изгнана из обихода родителями, учителями и воспитателями.

То, что пассивное бичевание в состоянии пробудить чувственность, доказывает распространившаяся в XIII–XV вв. секта флагеллантов, которые в целях раскаяния или умерщвления плоти (в смысле проповедуемого церковью принципа целомудрия, т. е. освобождения духа из-под власти чувственности) подвергали себя собственноручному бичеванию.

Вначале секта эта находила поддержку со стороны церкви. Но так как именно бичевание и пробуждало чувственность и факт этот обнаруживался крайне неприглядными картинами, то церковь увидела себя наконец вынужденной выступить против секты флагеллантов. Для выяснения возбуждающего характера бичевания характерны следующие факты из жизни обеих знаменитых героинь бичевания — Марии Магдалины де Пацци и Елизаветы из Гентона. Первая, дочь знатных родителей, была кармелиткой во Флоренции (около 1580) и своим бичеванием, а еще более последствиями его приобрела значительную славу, оставившую ее имя в анналах истории. Величайшей радостью для нее было, когда настоятельница монастыря приказывала связывать ей руки за спину и бичевать по обнаженным ягодицам в присутствии всех монахинь. Однако бичевания эти, практиковавшиеся ею уже с ранней юности, совершенно расстроили ее нервную систему, и, быть может, ни одна героиня бичевания не имела столько галлюцинаций, сколько она. Внутренний жар любви до того терзал ее во время этих сцен, что она то и дело восклицала: «Довольно! Не разжигайте сильнее этого пламени, пожирающего меня! Не такой смерти желаю я себе, эта сулит мне чересчур много наслаждения и блаженства!» Дух любострастия рисовал ей непрестанно самые чувственные и обольстительные картины, так что не раз она была близка к потере целомудрия.

Точно так же обстояло дело с Елизаветой из Гентона. Бичевание приводило ее буквально в состояние вакхической ярости. Всего сильнее бесновалась она в такие моменты, когда на высоте возбуждения, вызванного жестоким бичеванием, ей казалось, что она обручилась со своим «идеалом». Состояние это до такой степени наполняло ее беспредельным блаженством, что из груди ее исторгались возгласы: «О любовь, о бесконечная любовь, о любовь, восклицайте вы все со мною: любовь, любовь!» Известно также подтвержденное Таксилем наблюдение, что истощенные плотскими излишествами развратники, желая поднять свою снизившуюся половую способность, заставляют себя иногда сечь перед совершением полового акта.

Эти факты находят интересное подтверждение в следующих сообщениях, приводимых Пауллини в его книге «Целительный бич» («Flagellum salutis». l Aufl., 1698; новая перепечатка: Stuttgart, 1847). «Бывают народы (между прочим, персы и русские), которые (в особенности женщины) принимают удары за признак особого к себе расположения и величайшей милости. Странным образом русские женщины чувствуют себя наиболее довольными и веселыми после того, как мужья их сильно побили. Иоганн Баркларус рассказывает по этому поводу забавную историю. В Московию прибыл один немец, по имени Иордан, и так как страна эта ему понравилась, то он поселился в ней и взял в жены русскую девушку, которую он от всего сердца полюбил и которая платила ему взаимностью. Но по прошествии некоторого времени он стал замечать, что она постоянно грустила, ходила с опущенными глазами и то и дело вздыхала. Муж пожелал узнать причину, так как он решительно не мог понять, чего ей недоставало. «Да, — сказала она, — ты говоришь, что любишь меня, а ничем этого не обнаруживаешь». Он обнял ее, просил извинить его, если он ее невольно чем-либо обидел, уверял, что этого никогда больше не будет. «Мне не хватает только, — был ответ с ее стороны, — ударов нагайкой, а в этом, по обычаям нашей страны, и выражается собственно любовь». Иордан принял к сведению этот обычай и понемногу привык к нему, после чего жена еще более сильно его полюбила. Такую же историю рассказывает и Петер Петреус, прибавляя к этому, что мужья тотчас после свадьбы запасались в числе необходимой домашней утвари и нагайкой. На с. 73 этого интересного сочинения автор говорит: «Знаменитый граф Джованни Пико делла Мирандола рассказывает об одном своем приятеле, что тот был ненасытный сластолюбец, но до того вял в служении Киприде, что не был ни на что способен, если его предварительно не подвергали сильнейшей порке. Чем страстнее он стремился к удовлетворению своей похоти, тем сильнее должно было быть истязание, так что если его не хлестали до крови, то он оказывался совершенно бессильным. Под конец он велел приготовить специально для себя бич и, продержав его сутки в уксусе, вручал своей подруге с настоятельнейшей просьбой бичевать его по возможности больнее, чтобы ни один удар не пропал даром. По мнению доброго графа, это был единственный человек, который находил удовлетворение своего сладострастия в таких мучениях, и так как в остальном он был не из худших людей, то хорошо сознавал и в то же время ненавидел свою слабость. Подобную же историю сообщает Коелинс Родиген, и, со слов последнего, знаменитый юрист Андреас Тиракель. Во времена искусного врача Оттена Брунфельсена жил в баварской резиденции в Мюнхене один господин, который, однако, ни разу не мог выполнить своих мужских обязанностей, если он не получал предварительно сильных ударов. Точно так же Томас Бартелин знал одного венецианца, который способен был к совершению полового акта только после бичевания. В Любеке жил несколько лет назад торговец сыром, который был обвинен перед судом в прелюбодеянии и должен был покинуть город. Непотребная женщина, с которой он совершил грех, отправилась к судьям и ходатайствовала пред ними за виновного, указывая на то, какие муки он терпел, так как он ни на что не был способен, если его предварительно не подвергали сильнейшим побоям. Обвиняемый вначале от стыда и боязни насмешек не хотел сознаться в этом, но потом не устоял перед более строгим допросом. В Нидерландах также жил мужчина знатного происхождения, который отличался такой же вялостью и без ударов был бессилен совершить половой акт. Когда суд узнал об этом, человек тот не только был смещен с должности, но и вынужден был уплатить значительную пеню».

Близкий друг мой, физик из большого имперского города, сообщил мне 14 июля прошлого года о следующем случае. Одна непотребная женщина рассказала недавно своей соседке в больнице, что какой-то мужчина пригласил ее и другую товарку ее последовать за ним в лес, где он нарезал розог и, передав их им, попросил хлестать его по обнаженным ягодицам, не жалея сил, что они и сделали. Легко представить себе, что он потом предпринял с ними. Не только, однако, мужчины, но и женщины возбуждают себя к половым сношениям при помощи ударов, дабы испытывать большое наслаждение. Римлянка с этой целью заставляла сечь и бичевать себя, как это видно из строф Ювенала:

Эти «супруги» детей не оставят, и им не поможет

Толстая бабка-лидийка с ее пузырьками и мазью

Или удар по рукам от проворно бегущих луперков.

[Перев Ф. Петровского]

Но и раздражение других областей кожи и слизистой оболочки может, как у мужчин, так и у женщин, вызвать эрекцию, оргазм и даже извержение семени. Такими «эрогенными» поясами является у женщины, до тех пор, пока она девственница, клитор, а после дефлорации — также влагалище и шейка матки.

Особенно эрогенным образом у женщины действуют, по-видимому, грудные соски. Раздражение этой области играет в эротическом искусстве существенную роль. В своей «Топографической анатомии» (1865. Т. 1. С. 552) Хиртль цитирует В. Гильденбрандта, который наблюдал особую аномалию полового влечения, названную им «порочное сосание». Молодая девушка заставляла своего любовника сосать себе груди, и последние этим путем постепенно вытянулись до такой степени, что она могла их сосать сама, что доставляло ей чувство неизъяснимого наслаждения. Хиртль указывает также на то, что и у коров встречается самососание вымени. Л. Брунн в своей интересной работе «О чувственности и любви к ближнему» обращает внимание на то, как усердно отдается кормлению ребенка мать «из любви к слабому, неразвитому, беспомощному».

Можно предположить, что помимо названных этических соображений известную роль играет и то обстоятельство, что сосание связано с ощущением физического наслаждения. Об этом говорит дальнейшее, само по себе вполне справедливое, но односторонне толкуемое замечание Брунна, что, согласно наблюдениям Гузо, у большинства животных отношения между матерью и детенышем бывают сердечными только в период сосания, впоследствии же они уступают место полнейшему равнодушию.

То же самое (притупление привязанности к ребенку после окончания лактационного периода) нашли Бастиан и др. и у диких народов.

При патологических условиях, как видно, между прочим, из докторской диссертации Шамбара, могут приобрести значение эрогенных поясов и другие части тела по соседству с грудной железой, равно как и с половыми органами.

У мужчин физиологически единственным эрогенным поясом является головка полового члена и, быть может, также кожа наружных половых органов.

При патологических условиях задний проход может также быть эрогенной областью, и этим, вероятно, объясняются как анальная автомастурбация, наблюдаемая, по-видимому, не особенно редко, так и пассивная педерастия.

Психофизиологический процесс, связанный с половым влечением, слагается из-1) центрально или периферически возникших представлений и 2) ассоциирующихся с этим чувственных ощущений. Отсюда возникает половое влечение (libido sexuahs).

Влечение это становится все сильнее, по мере того как возбуждение мозговой коры соответствующими представлениями и фантазией повышает чувственные ощущения и путем возбуждения эрекционного центра и последовательной гиперемии (избыточного наполнения кровью) половых органов усиливает их до степени сладострастного чувства (поступление простатического сока в уретру и т. д.).

Если условия благоприятствуют совершению полового акта, то все возрастающее половое влечение находит себе удовлетворение; в противном случае вторгаются задерживающие представления, они ослабляют половой пыл, тормозят деятельность эрекционного центра и препятствует половому акту.

Психология bookap

Для культурного человека существование такого рода представлений, задерживающих половое влечение, является безусловно необходимым. Интенсивность возбуждающих представлений и сопровождающих их органических ощущений, с одной стороны, и сила задерживающих представлений, с другой — определяют нравственную свободу человека и возможность уклонения на стезю распущенности и даже преступления. На силу возбуждающих моментов оказывают решающее влияние конституция и органические воздействия вообще; на степень развития тормозящих представлений — воспитание и самовоспитание.

Возбуждающие и тормозящие силы суть переменные величины. Роковым образом влияет в этом отношении злоупотребление алкоголем, так как оно пробуждает и усиливает половое влечение, понижая вместе с тем нравственную устойчивость.