Часть II

11. Как предотвратить застенчивость в обществе


...

Китайская стена против застенчивости

Как и в тех восточных культурах, которые мы уже рассмотрели, личная жизнь в континентальном Китае подчинена группе. Но есть существенное отличие: здесь группа выступает источником поощрения, она излечивает от неуверенности в себе. Общественная жизнь в период после культурной революции скорее напоминает жизнь в Израиле, чем в других восточных обществах. Философия коллективизма предусматривает примат общественного над личным. В Китае (как и в Израиле) индивидуальный потенциал человека не подавляется группой. Наоборот, человека поощряют разделить с группой успехи и достижения. Индивидуализм отвергается как «эгоистичные и недисциплинированные действия вопреки интересам группы». «Сначала — дружба, потом — соревнование» — этот девиз начертан на стенах многих классов и стадионов. Личный успех расценивается с точки зрения его пользы для группы и для общества в целом. Например, некоторые одарённые дети получают возможность обучаться в «детских дворцах», но им вменяется в обязанность научить всему усвоенному других, детей. Знания, таланты и достижения должны «служить народу», а не личным интересам индивида.

Для проведения обследования на основе нашего опросника в континентальном Китае я направил в Кантон одного из своих коллег, говорящего по-китайски, по имени Ларри Лео. Ему, однако, не было разрешено использовать опросник, поскольку, по словам одного чиновника, было признано, что такая процедура «спровоцирует людей на излишнее самокопание». Культурный принцип сработал на практике.

К сожалению, мы поэтому не располагаем соответствующими статистическими данными, но на основании наблюдений за поведением граждан Китайской Народной Республики можно заключить, что застенчивость им не свойственна. Мой коллега докладывал, что в любой деревне его безбоязненно окружали дети, вежливо здоровались и заводили разговор, задавали вопросы и сами отвечали весьма рассудительно. И хотя он прибыл туда, чтобы исследовать их, сам он вскоре почувствовал себя объектом любопытства. То же самое он испытал, общаясь и с детьми более старшего возраста, а также с семьями, которые он посещал.

Подтверждение «незастенчивости» китайских детей мы находим в отчёте ещё одной американской делегации, изучавшей развитие детей раннего возраста в Китайской Народной Республике. Группа психологов посетила множество школ и больниц в Китае, общалась со многими семьями. По их наблюдениям, дети прекрасно владеют собой, испытывают ощущение психологической защищённости, независимы и активны.

Вероятно, в рамках этой культуры застенчивость сведена к минимуму за счёт того, что каждому отведено место в социальной структуре и заданы общественно полезные цели. Детей здесь ценят, а воспитание считают способным перековать кого угодно. Ответственность за неудачи возлагается на внешнее дурное влияние и неблагоприятные социальные условия, а не связывается с несовершенством человека. За несколько десятилетий новые культурные ценности помогли отторгнуть восточную маску застенчивости, которую поколения китайцев носили тысячи лет.