А. Б. ЗАЛКИНД

ПОЛОВОЕ ВОСПИТАНИЕ


...

II. Общие научно-биологические предпосылки полового воспитания

А. Начатки половой жизни появляются с раннего детства

Педологические исследования последних десятилетий неопровержимо установили, что предвестники половой жизни появляются у ребенка задолго до того периода, когда он уже вполне созревает в половом отношении. Буржуазное общественное мнение встретило это открытие со злобой, считая, что те, кто находят уже у детей зародыш половой жизни, позорят детство. Ханжеская причина этой злобы ясна: половое влечение представлялось «чистой совести» буржуазии грехом, падением, и естественно, что «чистое детство» должно было быть свободным от этого «греха». Пролетарская мысль не считает сексуальность грехом, и ханжеские «страхи» нам не свойственны, — вот почему советские педологи164, невзирая на разногласия в ряде других вопросов, не постеснялись единодушно признать этот несомненный научный факт.


164 См. нашу статью «Послеоктябрьская литература по половому воспитании» в журнале «Народное просвещение» 1925 г.


Ряд педологов отмечает у детей ранний онанизм, ранний интерес к половым органам, к вопросам размножения, раннюю влюбчивость, но эти явления представляют уже болезненные отклонения от нормы. Между тем как у совершенно здоровых детей мы можем отметить ряд признаков иного, совершенно нормального, массового характера, без всяких болезненных примесей (об этих признаках ниже).

Теоретически ранние корни детской сексуальности вполне объяснимы. Такая древняя функция, как функция полового размножения, накопляет свои элементы в организме задолго до половой зрелости. Половая зрелость не возникает внезапно, а представляет собою результат длительного, глубокого, последовательного созревания полового рефлекса, начальные частицы которого тем самым отмечаются уже в раннем детстве, в первые же его месяцы. Конечно, эти начальные частицы полового чувства качественно не похожи на дальнейшее, уже созревшее содержание половой жизни, — вот почему ряд ученых долго отказывались признать их за признаки, связанные потом с сексуальностью, объясняя их происхождение другими источниками. Чрезвычайно повинен в этом длительном научном конфликте, в длительном непризнании зачатков ранней сексуальности сам проф. З. Фрейд, впервые открывший начальные этапы сексуальности, но чрезмерным преувеличением в их оценке оттолкнувший от себя подавляющую часть критически мыслящих ученых. Лишь в последние годы благодаря рефлексологическому подходу удалось отфильтровать здоровую часть открытого Фрейдом материала и отмести ту их часть, которая ни теоретически, ни практически не имеет под собой основания. Ниже (в главах III и IV) мы детально остановимся на конкретных признаках, в которых проявляются эти ранние элементы грядущей половой жизни человека.

Б. Половые проявления чрезвычайно сложны и связаны со всеми процессами организма

Организм человека является наиболее сложным животным организмом и тем самым наиболее сложными оказываются половые его проявления. Учения о рефлексах и о железах внутренней секреции доказали, что так называемые непосредственные половые проявления современного человека обрастают чрезвычайно сложными наслоениями и образуют сложный, своеобразный «сгусток» (комплекс явлений), в котором зачастую нет возможности отличить половой материал от внеполового.

На половой рефлекс наслаиваются материалы из социальной жизни, из творческих процессов, из нравственных установок и т. д. Обратно, половое тоже властно вмешивается во все эти, казалось бы, посторонние ему области человеческой жизни, пропитывая их своим содержанием и влиянием. Пример: человек влюблен в женщину, нравящуюся ему по наружности, но чуждую ему по идейно-моральному содержанию; он преодолевает в себе эту любовь, — социальное вмешалось в половое и подчинило его себе. Другой пример: любовь к женщине окрылила человека, вдохнула животворящую струю в его общественные, творческие стремления, и деятельность его благодаря удачной любви чрезвычайно обогатилась. Таких примеров сложных связей полового фактора с другими областями человеческой психофизиологии чрезвычайно много.

Причиной этой сложности полового рефлекса является в значительной степени также и особая, многообразная роль половой железы. Половая железа помимо непосредственного обслуживания полового акта и чувственного содержания, связанного с самим половым актом, имеет, кроме того, и другие не менее важные функции. Она снабжает головной мозг химическими возбудителями (гормоны), чрезвычайно способствующими творческой работе мозга. Она энергично заботится о качественном усилении обмена веществ, совершающегося в организме. Она поддерживает в упругом состоянии мышцы, делая их способными к более продуктивной и длительной работе и т. д. и т. д.

В частности, в переходном возрасте, когда половая железа уже в зрелом состоянии, отвлечение ее химических продуктов от половой жизни в сторону мозга имеет огромное педагогическое значение. Естественно, что при этой сложности функций половой железы она оказывается тесно переплетенной в своей работе с работой всех прочих желез и вообще всех областей организма, чем и объясняется чрезвычайная сложность половой жизни у человека.

Второй из основных причин сложности человеческой сексуальности является наличие у человека богато развитой мозговой коры. Чем богаче мозговая кора у животного, тем сложнее связи между различными частями тела, тем теснее переплетаются самые, казалось бы, отдаленные друг от друга и чуждые друг другу функции165.


165 См. об этом подробно в учении о рефлексах (работы Павлова, Бехтерева и их школ).


Человек обладает мозговой корой исключительного качества, исключительной сложности (по сравнению с другими животными), и это тонкое переплетение физиологических функций оказывается у него, конечно, особенно влиятельным именно в области половой жизни. Мозговая кора может получить приказ от половой железы распространить ее влияние на любую из других желез, на любой участок тела вообще, и, обратно, мозговая кора может заставить половую железу служить себе и подведомственным ей сейчас областям. Если работа мозговой коры очень часто направляется половым химизмом, то и обратно, условные рефлексы, работы коры — оказывается тормозом, либо ускорителем, либо доброкачественным реформатором для работы половой железы.

Эта необычайная сложность половой жизни человека должна быть непрерывно учитываема при построении методов полового воспитания.

В. Решающее влияние на развитие половой жизни человека имеет окружающая социальная среда

Половая железа человека и его мозговая кора чрезвычайно чувствительны в отношении к явлениям окружающей среды. У прочих животных наблюдается теснейшая зависимость полового возбуждения от времени года (весенние и летние «стихийные» половые взрывы). Между тем индустриализированный, урбанизированный (живущий в городах) человек оттолкнулся от этих сезонных влияний и подчинил свою сексуальность руководству социальной среды. Этим объясняется, что в разных социальных слоях половая жизнь развертывается по-разному. Наиболее размагниченная и разгульная половая жизнь наблюдается у паразитирующих классов, наиболее сложная и скромная у классов, ведущих энергичную борьбу за свое право на жизнь.

Особенно резко отражаются на развитии половых проявлений отличия семейной и педагогической обстановки. Наиболее плохо педагогически поставленные детские сады и школы дают значительный процент ребят-онанистов, процент, быстро понижающийся при улучшении воспитательной работы в дет-учреждении.

Ожесточенная классовая борьба в современных буржуазных столицах ведет к такому перенапряжению нервной системы, к такой глубокой перестройке чувствований, что один хотя бы Берлин в 1923–24 годах насчитывал около сорока тысяч гомосексуалов, т. е. мужчин, страдающих глубоким половым извращением — половым влечением к мужчине же. Человек, получающий удручившее его известие, испытывает длительное половое торможение, длительное угасание в области своих половых проявлений. Фактов, указывающих на чрезвычайную чуткость человеческой сексуальности к социальным влияниям, так много, что нет возможности наметить вчерне хотя бы основные из них.

Главной причиной этой необычайной социальной чувствительности человеческих, половых проявлений является та исключительная роль, которую играет в физиологии человека его мозговая кора и ее условные рефлексы. Условные рефлексы внедряются во все закоулки физиологических процессов человека, и в одну из первых очередей, в половые его процессы, — сами же они (условные рефлексы) являются продуктом внешних влияний, продуктом внешних раздражителей, идущих по преимуществу из окружающей человека социальной среды.

Это решающее значение социальной среды налагает на педагогику огромную ответственность, так как именно воспитание дает для сексуальности наиболее ранние и наиболее настойчивые толчки, зачастую решающие все дальнейшие судьбы полового развития человека. Теперь становится ясной близорукость, которой страдала старая, узко-медицинская постановка полового воспитания, требовавшая лишь физкультурных, специально-гигиенических и санитарно-просветительных мер и почти не обращавшая внимания на роль педагогики, на роль взращиваемых ею обильных и сложных половых условных рефлексов. Среда, воспитание создают эти условные рефлексы, и никакие физкультурно-гигиенические и узкие просветительные меры сами по себе не перестроят таких рефлексов, пока не будет радикально перестроена воспитавшая их социально-педагогическая среда и воспитательная работа в ней.

Г. В развитии половой жизни человека и во всех его половых проявлениях чрезвычайно серьезную роль играют переключения

В жизни организма происходит непрерывный обмен различных химических элементов и непрерывное перемещение участков мозгового возбуждения. И. П. Павлов в своих работах об условных рефлексах часто упоминает об «очаге оптимального (наибольшего) возбуждения». А. А. Ухтомский специально изучил этот «очаг» и назвал его «доминантой», т. е. господствующим в организме состоянием.

Оказывается, что под влиянием различных раздражителей как из внешней среды, так и изнутри организма, участок наибольшего возбуждения в мозгу постоянно перемещается, а вместе с ним то более, то менее влиятельными делаются те или иные функции организма, зависящие от того или иного мозгового участка. Происходит как бы переключение тока, перевод энергии из одного направления в другое. Включается то один, то другой участок, соответственно потухает участок, потерявший ток.

Эта механика переключений, объясняющаяся, с одной стороны, деятельностью нервной системы (перемещения участков мозгового возбуждения), обусловленная, с другой стороны, функциями желез внутренней секреции (взаимообмен химическими элементами, построение новых химических комбинаций), имеет огромное значение для всех процессов, совершающихся в живом организме, — но особое, совершенно исключительное значение, приобретает она для половой жизни человека.

Половая функция, воспроизводящая все элементы организма в потомстве, обладает особенно чутким сродством со всеми процессами, совершающимися в организме, и этим объясняется взаимная притягательность половой и прочих функций, взаимная их переключаемость.

Человек с его сложной мозговой корой отличается, конечно, этой переключаемостью в совершенно исключительной степени. Фактически, вся его половая эволюция протекает по принципу непрерывного переключения энергии: с полового на другие пути и, обратно, с других путей на половой. Так, ранние детские социальные симпатии могут при неблагоприятных влияниях превратиться в половые симпатии (влюбчивость), и обратно, преждевременная влюбчивость при правильном педагогическом подходе может быть переключена на ценные общественные связи между детьми, — связи, из которых совершенно изымается половой элемент.

Переключения с полового на другие пути и обратно оказываются в педагогической практике решающими. Если дети поставлены в условия, которые тормозят проявления их самодеятельности, исследовательства и т. д., то остающаяся праздной их энергия может (вследствие неиспользования) паразитически переключиться на половые пути, и этим породится раннее развитие и вреднейшее разбухание сексуальности. Наоборот, дети, даже обладающие врожденно чрезмерным половым темпераментом, если рационально направлять их социальную, исследовательскую и прочую творческую активности, переключают избыток своей сексуальности на творческие процессы; этим они не только избегают опасных последствий, связанных с чрезмерной сексуальностью, но вместе с тем используют эту добавочную энергию (в данном случае энергию соков половой железы) в качестве особого, ценного усилителя творческого своего развития.

Такова роль переключений в половой жизни, роль, на которой детально мы остановимся в дальнейшем при указании конкретных методов полового воспитания166.


166 Когда в 1922–23 годах в Государственном ученом совете пишущим был впервые у нас, по стопам психоаналитиков, предложен термин «переключение», — это встретило протест со стороны ряда педологов — «неуместно-де понятия электромеханики переносить в физиологию». Как видим, несмотря на протесты термин чрезвычайно широко и продуктивно привился теперь.


Д. В половой жизни человека чрезвычайно крупную роль играют не только так называемые непосредственно-половые проявления, но и скрытые, как бы замаскированные, процессы, половую природу которых распознать бывает подчас очень трудно

В физиолого-рефлексологических лабораториях проделывается следующий великолепный опыт. Собака, когда ей причиняют сильную боль (электрическим током и т. д.), не только не убегает, не протестует, но наоборот, обнаруживает все признаки удовлетворения. Понять это явление было бы невозможно, если не знать историю его развития. Оказывается путем целой серии длительных опытов собаку «воспитали» таким образом, что боль делалась условным раздражителем для процесса питания, для пищевого рефлекса: собака получала пищу лишь тогда, если перед тем ей преподносилось специальное болевое раздражение. Естественно, что боль, превратившись, таким образом, в возбуждающий сигнал для питания, связавшись с таким огромной жизненной важности процессом, в итоге оказалась лишенной значительной части своего подавляющего, тормозящего влияния. Боль вплелась в пищевой рефлекс, сделалась неотъемлемой, возбуждающей его частью, хотя непосредственного, внутрибиологического соотношении (в массовых, не экспериментальных случаях) между нормальным питанием и болевым раздражением, конечно, нет никакого. Таким образом, пищевой процесс данной собаки состоит как из частей, непосредственно связанных с питанием, так и из элементов, пищевая природа которых может быть распознана лишь после тщательного изучения.

В половой жизни этот сложный клубок явлений неизмеримо глубже и запутаннее, чем в какой бы то ни было иной физиологической области. Все, сказанное выше167 о сложной динамике человеческой сексуальности, о роли мозговой коры и механики переключений, заставляет чрезвычайно часто задумываться, нет ли в том или ином явлении скрытого полового стержня. Возьмем случаи истязательских драк, которыми иногда занимаются дети. Часто это бывает, конечно, обычным проявлением детской агрессивности, общей их возбудимости, любви к шумной возне и т. д., но иногда, и это не следует забывать, тяга причинять боль другому является признаком особого, своеобразного, замаскированного полового влечения, где половое удовлетворение получается в результате таких истязаний168 и где, наоборот, без истязаний оно получиться не может (точно так же собаки рефлексологов — одна без болевого раздражения, а другая без сигнальных звонков — не прикасаются к пище, не выделяют слюны и желудочного сока и т. д.).


167 Тезисы А, Б, В, Г.

168 Этот тип полового влечения в грубом его виде называется «садизмом» — по имени маркиза де Сада, впервые его описавшего по материалам собственной биографии.


Нужно отметить, что среди детей-подростков этот своеобразный замаскированный половой уклон встречается далеко не редко, и материалы ряда трудколоний и детдомов (Ленинград, Брянск, Поволжье и др!), доставленные автору, самими педагогами характеризуются как половые, так как рядом с этими данными у тех же детей-истязателей часто воспитатели находили и другие более отчетливые и непосредственные активные половые проявления (порнография, онанизм, и т. д.). Часто именно благодаря особой любви отдельных ребят к истязаниям педагоги наталкивались на первые подозрения по поводу полового неблагополучия у детей, и подозрения эти, как видим, во многом оправдывались.

Таким же образом половой стержень фигурирует нередко и в других проявлениях, казалось бы, никакой связи не имеющих с половой жизнью. В детских взаимных привязанностях, пропитанных особой лирической мечтательностью, скрыта иногда начальная половая влюбчивость (о которой подробнее скажем в следующей главе). Особая тяга детей трогать свои волосы, свою кожу, сосать пальцы и губы скрывает иногда под собой половую основу, о которой и следует в таких случаях подумать вовремя. Многие игры детей тоже могут иметь скрытое половое значение: езда верхом друг на друге, съезжание вниз на столбах, на лестничных перилах и т. д. оказывается иногда, после исследования, вовсе не обычной, безобидной игрой, а косвенным или прямым раздражением половой области, почему и следует всегда внимательно проанализировать все детские игры с точки зрения их действительного содержания.

Наш тезис о наличности косвенных, как бы замаскированных половых проявлений, конечно, ни в коем случае не должен путать педагогов. Далеко не часто встречаются в обычном массовом детстве эти сложные маскировки, и проф. Фрейд, впервые указавший на них, открывший этим совершенно новую главу педологии, виновен в то же время в том, что чрезмерно оценил роль этих маскировок и приписал им чуть ли не все проявления детства. Однако и близорукость в этой области, недоучет половых маскировок еще более опасен, чем сверхоценка их. Вот почему педагог-практик обязан зорко всматриваться в материал детского поведения и тщательно расчленять его в поисках действительной основы. Ниже мы укажем детально, какова методика этого анализа и какие явления следует относить к половым, несмотря на, казалось бы, совсем не половую их видимость.

Итак, для анализа половой жизни человека, в том числе и развивающегося человека-ребенка, мы имеем пять тезисов, характеризующих в основном всю динамику человеческих половых проявлений, и поэтому, лежащих в основе полового воспитания человека. Тезисы эти следующие: 1) начальные элементы будущей половой жизни человека развиваются чрезвычайно рано; 2) половая жизнь человека чрезвычайно сложна, многообразна и охватывает все области человеческой психофизиологии, охватываясь в то же время ими; 3) в половой жизни человека решающую роль играет социальная среда; 4) в половом развитии человека и в его половых проявлениях чрезвычайную роль играет механизм переключений; 5) значительная часть половых проявлений человека имеет скрытый, как бы замаскированный характер.

В общем, весь материал о половой психофизиологии человека может быть влит в эти тезисы, как в каналы, — они могут быть основными вехами для изучения всех явлений в области половой жизни человека. Лишь при наличности этих тезисов делаются нам до конца понятными указанные в первой главе три главные практические предпосылки полового воспитания: 1) половое воспитание проводится через все возрасты; 2) половое воспитание проводится через все области учебно-воспитательной работы; 3) половое воспитание проводится через все области жизни организма.