Часть 7. Следует быть

Когда я делюсь с женщинами своими размышлениями об особенностях женского интеллекта и специфике женского поведения, к которому эти особенности приводят, то чаще всего слышу вопрос-крик, вопрос-ужас, вопрос-истерику: «Так что, если я сделаю то, о чем вы говорите: научусь общаться с собой, познакомлюсь со своим внутренним миром, перестану сомневаться, что я есть, даже когда рядом нет зеркала и людей, – то мне уже никто не будет нужен? Я что, одна останусь?!»

А как еще может думать женщина, следуя автоматической привычке сваливать все в одно? Для такого способа думания всегда только одна схема – или-или. А что же произойдет на самом деле? Мироустройство не изменится. Принадлежность трем природам, биологической, социальной и идеальной, сохранится. И доминирующее влияние биологической природы на женщину останется неизменным. Данность, программы, базовые потребности, социальное давление не исчезнут, как не исчезает смена дня и ночи и смена времен года.

Будут изменения

Случится только одно «небольшое» изменение, о котором не напишут в газетах и не сообщат в новостях, но для вас, для вашей конкретной уникальной жизни оно будет равнозначно самой громкой новости, долго не сходящей с первых страниц и экранов. Произойдет государственный переворот и смена власти в масштабах одной уникальной вселенной, и это вселенная – ваш внутренний мир, ваша субъективность. Вы начнете видеть и влияние природ, и работу программ, и давление социума, и, как у каждой подлинной хозяйки, у вас появится право и практическая возможность принимать самостоятельные решения, соглашаясь или не соглашаясь с предложениями внешнего мира, следуя или не следуя зову природы и требованиям программ. Вот, собственно, и все, что произойдет.

Ах, да! Еще и отвечать за свои решения и последствия своих поступков вы будете сами. И это будет уже ваш выбор, в какие игры играть, какой образ себя предъявлять другим в соответствии с задачами, которые вы перед собой ставите. И ответы на такие животрепещущие вопросы, как «Останусь я одна или объединю свою жизнь еще с чьей-то?», «Останусь я одна или приму решение дать жизнь еще одному человеческому существу?» – вы будете принимать сами, как бы ни давило, ни требовало и ни возмущалось все то, что не вы, а просто ваше, – данность, программы, окружение.

Почему я так огорчаюсь и даже возмущаюсь от устоявшегося привычного «половинчатого» отношения женщин к себе? Прежде всего потому, что вижу в этом молчаливое согласие на жизнь от недостатка, по принципу выживания, «не до жиру – быть бы живу». Я вижу, как этот принцип, возведенный в норму, лишает женщину энергии, как ее сжирает страх, а значит, убивает творческие импульсы, лишает свободы самовыражения. И она так и проживает эту якобы свою жизнь, не предъявив себя миру, по собственной глупости и лени лишив себя и мир своей уникальности, которая уже никогда не повторится. Если это увидеть, то, может, вас перестанет удивлять, почему богатые тоже плачут, может, их слезы помогут вам поверить, что блеск или нищета внутри, и они не определяются ни доходом, ни карьерой, ни даже наличием такого весомого аргумента, как «половинка».

Психология bookap

Ну, хорошо, как выглядит жизнь от недостатка, когда и внутри, и снаружи хозяйничает неизвестно кто, и нам остается только расхлебывать неизвестно как возникшие последствия, и винить первого, кто подвернется, и судорожно сражаться за то, чтобы не хуже, чем у других таких же, мы понемногу разобрались.

А как же когда от избытка? Что происходит, когда в нашем мире наконец появляется хозяйка? Себя она обнаружила, с собой познакомилась, чувствует себя цельной, сильной и свободной. И при этом не одна?