ПравообладателямПисатель Сталин, Вайскопф Михаил
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Вайскопф Михаил Яковлевич djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

М. Вайскопф – известный израильский славист, автор многих статей по истории русской культуры. Обе его предыдущие книги – «Сюжет Гоголя» (1993) и «Во весь голос: Религия Маяковского» (1997) – стали интеллектуальными бестселлерами.

В новом исследование ученого рассматриваются литературный язык Сталина и религиозно-мифологические стереотипы, владевшие его сознанием. При крайней скудости лексики и убогой стилистике его писания представляют собой парадоксальный образчик чрезвычайно изощренной семантической системы, которая отличается многозначностью и текучестью самых, казалось бы, ясных и определенных понятий. Выявлен обширный фольклорный слой (преимущественно северокавказский эпос) сталинского мировоззрения и его связь с общереволюционной мифологией; исследуются отношения между христианскими и языческими моделями в сочинениях этого автора. В работе использовано большое количество текстов и материалов, до сих пор не входивших в научный обиход.

DJVU. Писатель Сталин. Вайскопф М. Я.
Страница 297. Читать онлайн

nasa 4

Ленские дни ворвались в эту "мерзость запустения" ураганом и открыли для всех новую картину <...> Достаточно было расстрела рабочих в далекой сибирской глуши (Бодайбо на Лене), чтобы Россия покрылась забастовками <... > Это были первые ласточки зачинающегося мощного движения. "Звезда" [напомню, что Сталин имеет в виду собственную статью] была тогда права, восклицая: "мы живы, кипит наша алая кровь огнем нерастраченных сил..." Подъем нового революционного движения был налицо.

В волнах этого движения и родилась массовая рабочая газета "Правда".

Еше раньше, после Кровавого воскресенья, совершенно так же в разливе Стикса, «в крови рабочих, родилась первая русская революция». А когда разразилась вторая, то Сталин, после провала июльского выступления большевиков, с каннибальским оптимизмом предсказывал: «Жизнь будет бурлить, кризисы будут чередоваться». Через четыре года он перечисляет «резервы партии». «1) Противоречия между различными социальными группами внутри России; 2) Противоречия и конфликты, доходящие иногда до военных столкновений, между окружающими капиталистическими государствами» («Партия до и после взятия власти»). Более того, порой кризисные ситуации, счастливо рождаемые «самой жизнью», весьма благотворны для ее развития во всем объеме социалистического строительства: «сама жизнь сигнализировала нам» об опасности благодушия и о пороках кадровой политики: «Шахтинское дело было первым серьезным сигналом <...> Второй сигнал — судебный процесс "Промпартии "». Соответственно выглядит все и на Западе: «Дороговизна жизпи, наступившая за последнее время в Чехословакии, является одним из благоприятных условий», «Борьба, конфликты и война между нашими врагами — это... иаш величайший союзник».

Если перевести образ этого «союзника» — голод, расстрелы, войны и пр. — в сферу фундаментальных семиотических категорий, то его придется обозначить одним словом — смерть. Именно смерть всегда выступает у Сталина в связке с жизнью, обеспечивая ее всепоглощающее развитие; одно немыслимо без другого. Эта нерасторжимая связь просвечивает в любых, в том числе редуцированных или метонимизированных формах. Так, в 1909 году, говоря о грядущем оздоровлении РСДРП, Сталин упоминает в списке целебных средств эффективное использование похоронных касс («Партийный кризис и наши задачи»). Ср. более очевидные комбинации: «Кто требует от правительства уступок, — заявляет он в 1905 году, — тот не верит в смерть правительства, а пролетариат дышит этой sepou». Ликование на одной стороне диалектического двуединства абсолютно симметрично уравновешивается унынием на другой. Борьба сама по себе приносит приятные чувства, включая простое коммерческое удовлетворение от того, что затраченная кровь успешно окупилась:

Обложка.
DJVU. Писатель Сталин. Вайскопф М. Я. Страница 297. Читать онлайн