ПравообладателямПисатель Сталин, Вайскопф Михаил
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Вайскопф Михаил Яковлевич djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

М. Вайскопф – известный израильский славист, автор многих статей по истории русской культуры. Обе его предыдущие книги – «Сюжет Гоголя» (1993) и «Во весь голос: Религия Маяковского» (1997) – стали интеллектуальными бестселлерами.

В новом исследование ученого рассматриваются литературный язык Сталина и религиозно-мифологические стереотипы, владевшие его сознанием. При крайней скудости лексики и убогой стилистике его писания представляют собой парадоксальный образчик чрезвычайно изощренной семантической системы, которая отличается многозначностью и текучестью самых, казалось бы, ясных и определенных понятий. Выявлен обширный фольклорный слой (преимущественно северокавказский эпос) сталинского мировоззрения и его связь с общереволюционной мифологией; исследуются отношения между христианскими и языческими моделями в сочинениях этого автора. В работе использовано большое количество текстов и материалов, до сих пор не входивших в научный обиход.

DJVU. Писатель Сталин. Вайскопф М. Я.
Страница 207. Читать онлайн

208

Глива 3

чительно позднее биполярность ленинской фигуры — уже с явным сдвигом в сторону отцовского начала — запечатлел Маяковский: «Ветер всей земле / бессонницею выл, / и никак / восставшей / не додумать до конца, / что вот гроб / в морозной / комнатеночке Москвы / революции / и сыпа и отца». Проступает это сбивчивое двуединство и в очерке Кольцова:

Отлично известно отношение партии к Ленину. Единственное в истории, неповторимое сочетание доверия, благоговения, страха, восхищения с дружеской фамильярной спайкой, с грубоватой рабочей лаской, с покровительственной заботой матери о любимом сыне.

Партийно-богородичная икона с ее «грубоватой лаской» в общем соответствовала тогдашнему положению дел (хотя и заметно корректировалась за счет таких проявлений встречной ленинской «грубоватости», как разгром рабочей оппозиции, гонения на Пролеткульт, репрессии против забастовщиков и т.п.); но с этой покровительственной заботой уже сочетается здесь молитвенно-величальный ассортимент любого богослужения: age («доверие»), благоговение, страх Божий. Сходная двупланность отражена и в названии стихотворения Филипченко — «Великому брату»: то был неуверенный компромисс, в котором евангельское обозначение Христа как «старшего брата» (ср. Мф. 25:40) перенесено на Ленина, но с существенным повышением в чине — до «великого». У Кольцова сходная путаница в семейных отношениях просвечивает еще заметнее; сразу после процитированной фразы о «любимом сыне» он внезапно рисует совершенно другой родственный расклад: «В. И. Ульянов (Ленин) — грозный глава республики-победительницы и Ильич — простой близкий старший брат»"'. С тем же Янусом встречается умиленный герой А. Аросева: «Будто это старший брат его...»'««.

Дело тут в том, что коллективистские формы культа неудержимо смыкались с накатанной традицией монархических славословий, которые всегда проецировали на государя (как на «живую икону» и «образ Божий») двойственное — богочеловеческое — естество Христово. В качестве божественного начала выступала государственно- юридическая суровость, строгость царя, которую обязательно уравновешивало ero же собственно-человеческое тепло: кротость, доброта, милосердие. Первая сторона личности представительствовала от миродержателя Саваофа, вторая — от вочеловечившегося Иисуса"'. По аналогичной модели постоянно раздваивался и председатель Совнаркома — на Саваофа-Ленина и Христа-Ильича (или Ульянова):

23» Сб.: Ленин. С. 48. 2»0 В. И. Ленин в поэзии рабочих. С. 11. зэ' См. в моей статье: Рождение культа (Ленин как мифологический тип) //

Синтаксис. 1986. гв 15. (Под другим названием — «Большевистский Христос»-

Столица. 1991. No 31, 32.)

Обложка.
DJVU. Писатель Сталин. Вайскопф М. Я. Страница 207. Читать онлайн