ПравообладателямПисатель Сталин, Вайскопф Михаил
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Вайскопф Михаил Яковлевич djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

М. Вайскопф – известный израильский славист, автор многих статей по истории русской культуры. Обе его предыдущие книги – «Сюжет Гоголя» (1993) и «Во весь голос: Религия Маяковского» (1997) – стали интеллектуальными бестселлерами.

В новом исследование ученого рассматриваются литературный язык Сталина и религиозно-мифологические стереотипы, владевшие его сознанием. При крайней скудости лексики и убогой стилистике его писания представляют собой парадоксальный образчик чрезвычайно изощренной семантической системы, которая отличается многозначностью и текучестью самых, казалось бы, ясных и определенных понятий. Выявлен обширный фольклорный слой (преимущественно северокавказский эпос) сталинского мировоззрения и его связь с общереволюционной мифологией; исследуются отношения между христианскими и языческими моделями в сочинениях этого автора. В работе использовано большое количество текстов и материалов, до сих пор не входивших в научный обиход.

DJVU. Писатель Сталин. Вайскопф М. Я.
Страница 200. Читать онлайн

Теперь Иличич тоже ушел в большую

туманную тундру, но и оттуда он говорит

своим людям, и те слушают его.

Чукотская легенда о Ленине

Улыбающийся, скромный Сталин

сторожил на площадях и улицах все открытые дороги свежего, неизвестного социалистического мира, — жизньпростиралась в даль, из которой не возвращаются.

А. Платонов. «Счастливая Москва»

Та религиозная традиция дореволюционного большевизма, о которой говорилось в предыдущей главе, после Октября послужила питательной средой для ленинского культа, складывавшегося еще при жизни коммунистического лидера. Нина Тумаркин указывает здесь на такие прецеденты, как обрядовое почитание Маркса, жертв революции и т.п. Ленин и сам очень рано стал объектом сходного поклонения. Росту новой религиозности в годы гражданской войны чрезвычайно содействовала большевистская пропаганда, изображавшая военные действия в традиционном для России духе православного и фольклорно-языческого дуализма, т.е. как противоборство добра и зла; исследовательница подчеркивает воздействие православной иконографии на советские листовки и прочие формы агитации («пролетарские десять заповедей» ВЦИКа, образ красноармейского св. Георгия, сражающего белогвардейского дракона, и т.п.)"'. Все это, конечно, подводило к сакрализации «Ильича», олицетворявшего силы света. Столь же естественно, что его возвеличивание вливалось в привычное монархическое русло. Как пишет Тумаркин, уже в l917 году подпись Ленина на первом же большевистском декрете — «О земле», — несмотря на всю невнятицу этого закона, принесла особую персональную популярность предсовнаркома, возведя его в ранг того самого царя-освободителя, который, как мечтали крестьяне, «даст землю»; сходную роль сыграло потом вынужденное введение НЭПа'". Нас здесь интересуют, однако, некоторые недостаточно изученные религиозные аспекты ранней ленинианы, в дальнейшем

г'«Tumarkin N. Lenin Lives! The Lenin Cult in Soviet Russia. P. 69 — 73.

м«Ор. cit. P. 65.

Обложка.
DJVU. Писатель Сталин. Вайскопф М. Я. Страница 200. Читать онлайн