Экспериментальные основы психологии установки


...

II. Установка у животных

1. Постановка вопроса. Мы видели, что основными условиями возникновения установки у человека следует счи­тать актуальность какой-нибудь из его потребностей и нали­чие ситуации ее удовлетворения. Поскольку в этих услови­ях нет ничего такого, что было бы специфической, исключи­тельно человеку свойственной особенностью, естественно возникает вопрос о возможности активирования установки и у животных. У нас нет оснований полагать, что на базе по­требности и ситуации установка соответствующей активно­сти может возникнуть лишь у человека. Наоборот, посколь­ку у человека сознательная жизнь играет выдающуюся роль, а ее-то у животных не видно, мы можем полагать, что, быть может, именно поэтому в последнем случае установка полу­чает особенно большое значение.

Для того чтобы убедиться в факте актуального наличия установки у животного, целесообразнее всего было бы обра­титься к помощи эксперимента. У нас имеется достаточно богатый опыт в деле экспериментального изучения установ­ки у человека. Мы, конечно, воспользуемся этим обстоятель­ством и постараемся построить методику изучения живот­ного возможно ближе к нашей обычной, уже испытанной методике исследования установки у человека. Правда, в этих опытах предполагается наличие языка у испытуемого, но участие его в этом случае существенного значения не имеет, и оно легко может быть исключено без вреда для результа­тов опытов. Зато мы получаем в этих экспериментах матери­ал, на основе которого можно без колебаний решить вопрос не только о наличии установки у животного, но и сравнить ее с тем, что мы имеем у человека.

На сегодняшний день мы имеем возможность проследить вопрос об установке у птиц (в частности, у домашних кур), у белых крыс и, наконец, у обезьяны. Методика в основном во всех случаях одинакова, но так как она все же несколько меняется в зависимости от того, над кем и в каких условиях производятся опыты, нам всеже придется изложить матери­ал не только о результатах, полученных нами в каждом от­дельном случае, но и о самой постановке опытов,

Опыты по методу фиксированной установки впервые были поставлены Н. Ю. Войтонисом30 над низшей обезьяной.


30 Н. Ю. Войтонис. Формы проявления установок у животных и особенно у обезьян // Психология. 1944. Т. III.


Они дали положительный результат. Однако на них здесь мы не задерживаемся, поскольку они были проведены не в на­шей лаборатории и результаты их использованы автором в рамках более широкой постановки вопроса.

Мы остановимся здесь более подробно на работах, кото­рые были проведены непосредственно в нашем институте и под нашим наблюдением и руководством.

2. Опыты с курами31. Раньше всех был поставлен вопрос о домашней курице: можно ли говорить об установке у кур, и если да, то фиксируется ли она и как протекает?


31 В. Н. Чрелашвили. Иллюзии установки у кур // Психология. 1947. Т. IV.


Для того чтобы ответить на эти вопросы, курице давали корм — пшеничные зерна, рассыпанные на поверхности дос­ки, разделенной на две половины — более темную и более светлую. При этом зерна на светлой половине прочно были приклеены к поверхности и их нельзя было клевать; с более темной же половины, наоборот, ничто не мешало ей клевать. Курице предлагали доску, с тем чтобы она успела клюнуть два-три раза, а затем доску удаляли так, чтобы корм стал ей невидим. Это повторялось несколько раз (установочные опыты). После этого переходили к критическому опыту: ку­рица получала ту же доску, но на этот раз обе ее половины были одинаковы по тону и корм был разбросан свободно по поверхности. В зависимости от установки, фиксированной в установочных опытах, курица клевала либо с правой, либо с левой половины.

3. Установка у кур. Результаты опытов показывают, что факт установки у курицы не подлежит никакому сомнению и что в результате повторных установочных опытов установ­ка эта фиксируется в большей или меньшей степени. Нужно, однако, отметить, что в этом случае мы имеем дело с некото­рыми особенностями фиксации установки, характерными для условий наших опытов. А именно: из опытов с людьми мы знаем, что фиксация установки у этих последних не пред­ставляет никаких затруднений; двух-трех экспозиций, как правило, бывает достаточно, чтобы переступить нижний по­рог фиксации. В случаях же с курами минимальное число установочных экспозиций значительно выше — оно доходит чуть ли не до 20.

Само собой разумеется, в данном случае мы имеем дело с определенно своеобразным явлением. Мы думаем, что труд­ность фиксации установки здесь в значительной степенн за­висит прежде всего от затрудненности ее дифференциации. Курица, получая установочные экспозиции, должна диффе­ренцировать возникшую у нее установку, чтобы в конце кон­цов быть в состоянии фиксировать ее. Это дает нам возмож­ность заключить, что факт фиксации установки у кур не под­лежит сомнению, но эта фиксация здесь запаздывает в значительной степени. Нужно полагать, что причиной этого является то, что установка у кур малодифференцированна и поэтому необходимо более или менее значительное число эк­спозиций, чтобы дифференциация ее стала окончательно со­вершившимся фактом.

Дальнейший обзор этих опытов вскрывает нам еще одну особенность установки. Мы знаем, что в количественных опытах с людьми число контрастных иллюзий преобладает сильно, а ассимилятивная выступает сравнительно редко. В опытах же с курами этого как будто не бывает. Здесь часто число ассимилятивных иллюзий значительно высоко и усло­вия их возникновения видны яснее,, чем в опытах с людьми. Так, у курицы I число этих иллюзий доходит до 85% всех слу­чаев — цифра значительно высокая для таких же опытов с людьми. Но здесь — у людей — мы ясно видим, что иллюзии возникают лишь в определенных случаях, а именно когда установочные объекты не сильно отличаются друг от друга или же в крайнем случае когда установка еще не успела фик­сироваться в достаточной степени. Это положение, которое впервые было найдено нами в результате наблюдения актив­ности фиксированной установки у человека, в опытах с ку­рами выступает значительно чаще, чем в опытах с людьми.

Что касается иллюзий контраста, то они, как правило, по­являются у кур тем чаще, чем прочнее фиксируется у них установка. Тем самым лишний раз подтверждается, что в этих опытах мы имеем дело именно с установкой, т. е. явле­нием, с которым мы впервые встретились у человека.

Таким образом, мы видим, что в наличии в соответствую­щих условиях установки у кур и возможности ее фиксации сомневаться не приходится. Конечно, возможность эта за­метно ограничена, и она протекает значительно медленнее, чем у человека, но нужно полагать, что это обстоятельство создает здесь специфические условия для проявления асси­милятивных иллюзий, число которых в этих опытах встреча­ется значительно чаще, чем в опытах с людьми.

Но это же обстоятельство содействует далее и более ча­стому проявлению контрастных иллюзий. Следуя за стади­ей ассимиляции, они становятся постепенно прочнее, пока совершенно не оттеснят ее в сторону.

В описанных опытах резко выступает на сцену еще одна особенность процесса фиксации установки - значительно резче, чем это бывает в опытах с людьми. Я имею в виду сле­дующее. В процессе опытов курица III начала обнаруживать одну характерную особенность: через 10 дней ежедневных опытов она резко изменила поведение — вовсе прекратила реагировать на условия опытов. Как только подавали экспе­риментальную доску с кормом, она отворачивалась от нее и продолжала стоять неподвижно, пока экспериментатор со­вершенно не отходил от нее. Курица голодала таким образом 2,5 дня; ей нарочно ничего не давали есть вне опытов. Тем не менее она продолжала держать себя так же, вовсе отворачи­ваясь в экспериментальных условиях от корма. На третий день, в период установочных экспозиций, она осторожно на­чала подходить к экспериментальной доске и клевать с поло­жительной половины, т. е. с той, откуда можно было клевать. Но когда через 29 установочных экспозиций ей была предло­жена «критическая» доска, она, увидев ее, как бы окаменела сразу, подняла голову вверх и в течение ряда секунд стояла неподвижно... потом сорвалась с места и с кудахтаньем бро­силась в сторону.

Мы видим, что опыты с этой курицей проходят естествен­но лишь в пределах ограниченного числа экспозиций. Когда же это число растет чрезмерно, то с ней происходит нечто неожиданное: она теряет способность реагировать или, ско­рее, вовсе отказывается реагировать, и даже трехдневный голод не в силах вывести ее из этого бездействия. Нужно по­лагать, в данном случае мы имеем дело со специфическим со­стоянием» на базе которого развиваются факты, включающие в себя феномен типа «пресыщения», так подробно изученно­го К. Левином32.


32 Е. К. Абашидзе. Фактор пресыщения в действии фиксированной установки. 1947.


Как видно из приведенного примера, существует какая-то норма, превышение которой приводит к полному «срыву» деятельности животного. Быть может, эта норма совпадаете опти­мумом числа экспозиций, свойственным данному животному.

Во всяком случае, следует отметить, что вопрос об опти­муме находит здесь свое выражение в достаточно резких формах, чего на более высоких ступенях развития обычно не бывает. Однако это вовсе не означает, что мы не должны его иметь в виду и здесь.

Те же самые опыты дают нам материал для разрешения вопроса о прочности, как и о стабильности фиксированной установки у кур. Относительно прочности выясняется, что фиксированная установка курицы сохраняет силу лишь в те­чение двух-трех критических экспозиций. Что же касается стабильности этой установки, то оказывается, что она сохра­няется в константном виде лишь в течение 24 часов. Это, од­нако, не значит, что она далее этого срока не может удержать­ся; она сохраняется около трех суток, но не в константном, а в вариабельном виде, т. е. продолжает оставаться актуальной, но формы ее проявления меняются — она становится лабиль­ной. И этот процесс ее регрессивного развития заканчивает­ся всего за трое суток.

Таким образом, мы находим, что факт активности уста­новки у кур, ее дифференциации и фиксации не подлежит со­мнению. Однако не менее несомненно и то, что эти процессы значительно более примитивны, чем у человека; установка у курицы, по-видимому, уже с самого начала имеет малодиф­ференцированный характер, и для того, чтобы добиться не­которой дифференциации, а затем и фиксации ее в этом виде, требуется сравнительно большое число установочных экспо­зиций. Тем не менее фиксация эта носит малоустойчивый характер, и она быстро, через два-три критических опыта, сходит на нет. Если ее не поддерживать постоянно, она мо­жет сохраниться лишь в течение суток в константном виде и двое-трое суток в вариабельном.

Установка у белых крыс

1. Постановка опытов. Небольшая клетка имеет с одной стороны вход, а с другой — два выхода, которые за­крываются серыми картонами: один — более светлым, а дру­гой — значительно более темным. Крыса впускается в клет­ку, и при выходе из клетки через темный выход она получает корм. Если же она проходит через светлый выход, она ниче­го не получает. Спустя достаточное количество опытов оба выхода завешиваются картонами одинакового тона. Мы зна­ем, что через определенное число установочных экспозиций картоны начинают ей казаться неодинаковыми: один ей ка­жется светлее, а другой — темнее. Если допустить, что у кры­сы выработалась установка проходить через темный выход, то она в критическом опыте попытается пройти через один определенный выход — тот, который ей будет казаться более темным.

В другой серии опытов картоны серого цвета заменяются картонами с начерченными на них кругами с неодинаковой, значительно отличающейся друг от друга площадью. В ряде установочных опытов первой серии крыса приучается прохо­дить именно через выход с большим кругом; как только она впускается в клетку, она бежит через этот выход из клетки и там получает приманку (корм).

В критических же опытах крыса получает возможность выйти из клетки из обоих выходов, как с большим, так и с меньшим кругом.

2. Результаты опытов. Коснемся здесь некоторых из ре­зультатов этих опытов. Прежде всего нас интересует вопрос об установке у белой крысы: есть ли и фиксируется ли она у нее? В опытах нашей сотрудницы Н. Чрелашвили, которая впервые и занялась этим вопросом, получились довольно ин­тересные данные.

Таблица 13.


ris13.jpg

Прежде всего выяснилось, что и здесь, как и в опытах с курами, установка фиксируется сравнительно поздно, толь­ко после 30, 50 и 65-й экспозиций начинают появляться еди­ничные случаи иллюзий.

Затем, как это видно из табл. 13, в пределах до 137 уста­новочных опытов преобладают ассимилятивные иллюзии. Это значит, что ассимиляция выступает здесь по преимуще­ству в начальный период опытов, когда установка еще не ус­пела зафиксироваться решительно. Поэтому совершенно ес­тественно, что после большого числа экспозиций установоч­ных объектов (137-190) начинают выступать уже иллюзии по контрасту (89%). Ассимиляции, правда, и здесь остаются в силе, но это бывает очень редко и то лишь в виде исключе­ния (10%).

В этих опытах обращает на себя внимание то же явление, что и в опытах с курами. А именно: когда число экспозиций заметно увеличивается, примерно через 6-9 критических экспозиций, темп работы крыс снижается, они начинают колебаться при выборе, реагируют явно медленнее и наконец вовсе теряют целенаправленность своих реакций. У кур в аналогичных условиях мы отметили случай «срыва», полно­го отказа от участия в опытах. Здесь этого, правда, нет; одна­ко нельзя не заметить, что, в сущности, и в этом случае мы имеем дело с явлением той же категории, что и с курами. Что и в данном случае речь идет действительно о факте «пресыщения», доказывается результатами несколько модифи­цированных установочных опытов. Когда крыса получает не неизменно одно и то же, а ряд постоянно меняющихся раз­дражений и соотношение установочных объектов не остает­ся постоянным, то оказывается, что она сохраняет способность реагировать долго и устойчиво; контрастная иллюзия остается в силе на протяжении 20-25 критических экспози­ций и притом она все время удерживает характер быстрых и решительных реакций.

Представляет интерес, что здесь, в опытах с постоянны­ми и меняющимися установочными экспозициями, мы полу­чаем не совсем одинаковые результаты. Когда крыса подвер­нется действию неизменно одних и тех же установочных экспозиций, то возникающая при этом установка не оказы­вается особенно устойчивой, она остается в силе лишь в те­чение 6-9 критических опытов, после чего выступают замет­ные признаки колебаний и понижения темпа, как и целена­правленности активности крысы.

Иную картину имеем мы в случаях применения меняю­щихся установочных экспозиций. Так, когда крыса получает в качестве установочных, вместо одних и тех же, ряд меняю­щихся в объеме объектов, оказывается, что возникающая в этих условиях иллюзия удерживается на протяжении доста­точно длинного ряда экспозиций: контрастная иллюзия про­должает появляться даже на 20-25 критических экспозиций.

Нужно отметить и другую особенность установки, возни­кающей в условиях воздействия меняющихся установочных экспозиций; они обладают способностью транспонироваться на ряд аналогичных соотношений. Мы имеем в виду следую­щее: если выработать фиксированную установку на ряд со­отношений степеней освещения, то установка транспониру­ется и на ряд соотношений, не имевших места в установоч­ных опытах. Однако эти соотношения не должны резко отличаться от установочных, так как в случаях, в которых установочные экспозиции остаются без изменения, т. е. ког­да установка фиксируется путем повторного воздействия од­ного и того же установочного раздражителя, транспозиции почти никогда не бывает.

Не лишено интереса, что при применении рядов меняю­щихся установочных экспозиций обнаруживается следую­щее: когда применяется ряд в 10 экспозиций, то в этих слу­чаях возникает контрастная иллюзия, которая не меняется до конца (грубо-статическая установка). Когда же Число эк­спозицийснижается до 4-5, картина получается иная, и, на­ряду с контрастными, активируются и ассимилятивные ил­люзии, причем преобладают последние.

Что касается опытов по вопросу о стабильности установ­ки, они дают следующие результаты: если давать крысе, у ко­торой предварительно была выработана соответствующая фиксированная установка, ряд критических объектов на сле­дующий день после проведения с ней установочных опытов, то оказывается, что фиксированная установка продолжает сохранять свою актуальность, и это повторяется, как прави­ло, в течение еще 1-2 дней. Следовательно, стабильность фиксированной установки у белой крысы измеряется про­должительностью времени в 2-3 суток.