Глава 34

Идея величия

Многие считают, что великие люди – не те, кто служит человечеству, а те, кто преуспел в том, чтобы заставить других людей служить им. Они занимают посты, которые позволяют им повелевать прочими, подчинять их своей власти и воле. Полагают, будто величие – это возможность господствовать. Действительно, ничто не может быть слаще и приятнее для эгоистической души, чем власть над окружающими. Эгоистичные, неразвитые люди всегда стараются доминировать и контролировать всех остальных. С древнейших времен люди пытаются поработить друг друга. На протяжении веков ведутся войны, дипломатические переговоры, политические игры – и все это направлено лишь на установление и сохранение господства. Короли и принцы заливали землю кровью и слезами ради того, чтобы расширить свои владения и установить власть над большим количеством людей.

В деловом мире сегодня ведутся аналогичные войны. И это неудивительно – ведь речь идет о господстве и правлении. Это борьба за высокое положение. В ходе такой борьбы появляются люди способные, хитрые, энергичные – но не великие.

Взгляд из XXI века

Трудно понять, почему такие люди, как Рокфеллер и Карнеги, стремились заполучить все больше и больше денег и становились рабами деловых войн, когда у них уже было сверх того, что они могли потратить. Один из магнатов сказал: «Представьте, что у человека пятьдесят тысяч пар брюк, семьдесят пять тысяч жилетов, сто тысяч плащей и сто пятьдесят тысяч галстуков. Что вы подумаете о нем, если узнаете, что он каждый день поднимается затемно и работает до темноты, в дождь и снег, только для того, чтобы купить еще один галстук?»

Однако речь идет не только об увеличении объема имущества. Обладание галстуками не дает человеку такой власти над другими людьми, как обладание долларами. Рокфеллер, Карнеги и им подобные жаждали не долларов, а власти.


Я хочу, чтобы вы четко понимали разницу в двух представлениях о величии. Представьте, что я прошу средних американцев назвать имя величайшего гражданина Америки. Большинство назовет Авраама Линкольна. Не потому ли, что Линкольн превосходил прочих государственных деятелей в своем стремлении служить обществу? Не быть рабом, но служить. Линкольн был великим человеком, поскольку умел служить людям. А, скажем, холодный, эгоистичный и при этом яркий Наполеон был блестящим человеком. Линкольн велик, Наполеон – нет.

В тот самый момент, когда вы начнете развиваться и действовать как великий человек, вы окажетесь в страшной опасности. Соблазн покровительствовать, раздавать советы и вмешиваться в дела других людей порой бывает почти непреодолимым. Притом существует и другая опасность – стать рабом общества и окружающих, целиком отдаться служению другим людям, забывая о собственных интересах. Подобная позиция является идеалом для очень многих. Тысячи людей забывают о себе и целиком отдаются служению другим. Такой альтруизм столь же губителен для души, как и откровенный эгоизм. Он – отнюдь не признак величия. Инстинкты, которые заставляют вас откликаться на просьбу о помощи в трудные моменты, не всегда являются проявлением лучшей стороны вашей натуры. Вы должны не только помогать несчастным, хотя это очень важная сторона жизни великого человека.

Да, великий человек должен помогать другим. И по мере вашего развития к вам начнет обращаться все больше людей – не отвергайте их.

Но в то же время и не делайте фатальной ошибки, полностью посвящая свою жизнь служению другим людям и считая такое поведение признаком величия.

Психология bookap

Чтобы проиллюстрировать свою мысль, я хочу сослаться на работы шведского философа XVIII века Эммануэля Сведенборга. Он разделил всех людей на две категории: одни живут чистой любовью, вторые живут ради власти, в которой проявляется любовь к себе. В такой эгоистической любви к власти Сведенборг видел корень всех зол. Жажду власти он называл единственным по-настоящему негативным стремлением человеческого сердца, из которого проистекают все остальные грехи человечества. Сведенборг считал, что так устроен ад: души грешников борются за владычество друг над другом и порабощают друг друга точно так же, как делали это на земле.

Противоположностью этому является чистая любовь. Сведенборг не называет ее любовью к Богу или к другим людям. Для него это просто любовь. Почти все религии говорят о любви и служении Богу, уделяя меньше внимания самой любви и служению человечеству. Однако любовь к Богу не лишает человека стремления к власти. Среди тех, кто посвятил всю жизнь любви к Богу, были самые страшные тираны в истории человечества. Те, кто любит Бога, могут стать тиранами. А любящие других людей часто бывают назойливыми и неприятными.