ПравообладателямПсихотерапия. Восток и Запад, Уотс Алан
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Уотс Алан Уилсон pdf   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

Что такое человеческая жизнь: поиски гармонии или стратегия выживания? Как избежать конфликта с миром и разлада с самим собой? Знает ли ответ западная психотерапия, со времен Фрейда и Юнга бьющаяся над проблемами «цивилизованной» личности, или ближе к истине восточные учения, имеющие в своем арсенале не только традиционную мудрость, но и такие сложные практики, как йога или дзэн? Об этом и многом другом смело и неординарно размышляет американский философ, теолог, толкователь дзэн-буддизма Алан Уоттс.

Задавая оригинальные вопросы, автор находит нетрадиционные ответы, используя широкое сравнение западной психотерапии и восточных учений освобождения. Возможно, углубляясь вместе с автором в тайны человеческого бытия-в-мире, читатель сможет по-новому взглянуть на собственные проблемы.

PDF. Психотерапия. Восток и Запад. Уотс А. У.
Страница 98. Читать онлайн

Это — «первичный нарциссизм» по Фрейду, и, как пишет Норман Браун, «Фрейд говорит не только о том, ITO человеческое это-чувство однажды вобрало в себя целый мир, но и î том, ITO Эрос заставляет эго восстановить это чувство: развитие эго начинается от первичного нарциссизма и заканчивается энергичными попытками восстановить ero. В первичном нарциссизме самость заодно с миром любви и удовольствия, поэтому цель человеческого эго — восстановить то, что Фрейд называет «безграничным нарциссизмом», и в любви и наслаждении вновь обрести единство с миром»:"'*

Взрослой, или зрелой, формой первичного нарциссизма является, безусловно, «космическое сознание», или переход от эгоцентричного сознания к ощущению себя как целостного организма в его окружении. Но чтобы это состояние не превратилось в умозрительную абстракцию, или, образно говоря, чтобы освобожденный человек мог возвратиться в мир как бодхисаттва, он будет стремиться как-то выразить это переживание «в единстве с миром в любви и наслаждении». Благодаря эстетической окрашенности, его взгляд на мир, как предполагает Маркузе, будет подобен взгляду

"' Чжуан Цзы 0 Мудрецы Китая. — С. 280. »» N0.Brown, Life Against Death: The Psychoanalytical Meamng of History, Wesleyan University, 1959. с

46.

ill

«жреца, глашатая богов» Орфея, покоряющего и человека, и зверя очарованием н волшебством игры на кифаре. Это позиция человека искусства в самом широком смысле этого слова, отличная от позиции проповедника или политика. Поэтому в системе ценностей цивилизации, ориентированной только на выживание, художнику нет места. Ему отведена роль шуга, развлекающего нас во время работы. Как странствующий менестрель, актер, клоун или поэт, он может проникнуть всюду, потому что никто не принимает его всерьез. «Его язык, — говорит Маркузе, — песня, и его работа — игра».

Однако тоталитарные режимы знают, как опасен художник. Вернее, они НпсТННКТНВНО понимают, что искусство — это средство пропаганды, а значит искусство, не поддерживающее режим, — враждебно ему. Они интуитивно чувствуют, что художник — не безобидный чудак, а тот, кто под маской непричастности создает и раскрывает новую реальность. И чтобы не быть разодранным на куски, как мифологический Орфей, он должен играть свою контригру, искусно скрывая ее, как это делают даосские или дзэнские мастера дзюдо. Он должен быть «всем для всех», поскольку — как свидетельствует история дзэна — для освобождения можно использовать все что угодно: изготовление горшков, дизайн, искусство букета, строительство домов, приготовление чая и даже искусство владения мечом, — нс объявляя себя психотерапевтом или гуру. Художник является таковым не только потому, что делает все эги вещи искусно, но в первую очередь потому, что играега в это. На выразительном языке джаза говорится: артист — это «тема», Что бы он ни делал, он танцует это — как негр, чистильщик обуви, за своей работой. Он canal'óåò.

Не случайно в этой связи вспоминают об американских неграх, их музыке и их языке. Они сохраняют следы истинно эротической культуры, и скорее именно это, а не цвет кожи и черты лица, вызывает негодование представителей англосаксонской субкультуры. Удивительно слушать негритянского проповедника и наблюдать религиозное собрание, превращающее наименее привлекательную «южную» разновидность евангелизма в джазовый танец. Как нечто исключительное воспринимал Якоб Беме то, что «не люди ближе к пониманию языка чувств, а птицы в небе и звери

~1)

в лесу, которые понимают его соответственно своему виду. Таким образом, человеку позволено отражать то, чего оп лишен и что он обретет вновь во втором рождении. Ведь на языке чувств говорят друг с другом все духи, им не нужен другой язык, поскольку это язык природы».*

Я не идеализирую негра, поскольку, в силу обстоятельств, его культура — всего лишь бледная тень того, что я пьпаюсь описать, и она выживает вопреки крайней бедности и убожеству. Я полагаю, стоит отказаться от серьезного отношения к универсуму и к человеческой жизни, от их необходииости играть, как будто существует некий идеал, которого необходимо достичь любой

Обложка.
PDF. Психотерапия. Восток и Запад. Уотс А. У. Страница 98. Читать онлайн