ПравообладателямПсихотерапия. Восток и Запад, Уотс Алан
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Уотс Алан Уилсон pdf   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

Что такое человеческая жизнь: поиски гармонии или стратегия выживания? Как избежать конфликта с миром и разлада с самим собой? Знает ли ответ западная психотерапия, со времен Фрейда и Юнга бьющаяся над проблемами «цивилизованной» личности, или ближе к истине восточные учения, имеющие в своем арсенале не только традиционную мудрость, но и такие сложные практики, как йога или дзэн? Об этом и многом другом смело и неординарно размышляет американский философ, теолог, толкователь дзэн-буддизма Алан Уоттс.

Задавая оригинальные вопросы, автор находит нетрадиционные ответы, используя широкое сравнение западной психотерапии и восточных учений освобождения. Возможно, углубляясь вместе с автором в тайны человеческого бытия-в-мире, читатель сможет по-новому взглянуть на собственные проблемы.

PDF. Психотерапия. Восток и Запад. Уотс А. У.
Страница 83. Читать онлайн

Вы рассказывали, Iro со мной не так, и T.ä.», — это лишь докажет, что подобное поведение было навязано пациенту против его воли. Или скажем так: аналитик становится той «родительской» фигурой, от которой зависит пациент, но при этом у последнего нет возможности возложить ответственность на эту фигуру. Однако пациент не должен знать об этом наверняка, иначе у него тут же пропадет желание контролировать аналитика. Поэтому аналитик лишь косвенно избегает ответственности: «Я должен помочь Вам выяснить, чего Вы в действительности хотите», — или: «Давайте подождем и посмотрим, что подскажет Вам Ваше бессознательное». Иначе говоря, психоаналитик вынуждает пациента пытаться контролировать их взаимоотношения, но делает это так, что все кажется происходящим исключительно по инициативе пациента.

Но когда пациент пытается контролировать аналитика, тот вдруг начинает противодействовать посредством «уловок» своего дзюдо, которые одновременно и расстраивают планы пациента, и провоцируют дальнейшие попытки. Более того, пациенту позволено (и даже показано) совершать подобные попытки характерным для тако~о случая образом: бессознательно, а значит, пе неся никакой ответственности. Фантазии и свободные ассоциации пациента лишь подтверждают его непроизвольные симптомы — и все это расширяет и обогащает те особенности поведения, которые пациент не

ill

воспринимает как свои. «Естественно», он описывает весь этот «бессознательный материал» в надежде на то, что аналитик найдет всему объяснение, поставит дна~нов и без труда найдет путь к исцелению. Но аналитик отказывается действовать напрямую. Вместо этого он поощряет пациента к дальнейшей работе над своими фантазиями и свободными ассоциациями, словно это может пролить свет на какие-то события в прошлом или помочь проникнуть в более глубокие области бессознательного. Одновременно вопросами типа: «Как Вы думаете, что означает этот coo?»â€” аналитик заставляет пациента пытаться владеть ситуацией.

К определенному моменту двойное связывание становится для пациента критическим. Он нс может освободиться от него, разрушив подобную систему взаимоотношений, поскольку аналитик воспринял бы это как бессознательное сопротивление терапии или же как признание того, что на самом деле он не хочет достичь успеха. Пациент не может заставить аналитика принимать решения за себя, потому что в сложившихся между ними отношениях психотерапевт выступает в качестве помошника, а не надзирателя. Пациент не может изменить ситуацию с помощью агрессии, обвинив во всем аналитика, поскольку последнего невозможно вывести из равновесия: он просто принимает атаку, уходя в сторону или подвергая сомнению ее обоснованность: «Наверное, я неприятен Вам потому, что напоминаю Вам кого-го другого?» Согласно Хейли, здесь наступает зот критический момент, когда пациент должен бы все это прекратить, но он не может этого сделать, «разомкнув» систему взаимоотношений с аналитиком или же резко изменив свою модель поведения.

Хейли полагает, что, поскольку пациент со своими симптомами фактически сдался на милость аналитика, он сможет избежать двойного связывания и уйти из-под контроля аналитика, только утратив интерес к этим симптомам и перестав о них говорить. Другим выходом может быть признание, что он безуспешно пытался контролировать аналитика, равно как и других людей, переложив на пих свои проблемы, — но в таком случае он должен признать свои симптомы своим собственным поведением и принять на себя ответственность за них. Дзюдо аналитика провоцирует пациента действовать последовательно в направлении своих

ill

симптомов, пока не обнаружится их полная несостоятельность и обреченность.

Думаю, здесь важно отметить, что все описанные выше действия аналитика фактически сводятся к исследованию двух исходных для пациента предпосьнюк. Первая состоит в том, что, по представлению пациента, определенные действия являются его собственными и проистекают из его эго. Вторая — в том, что некоторые его действия не принадлежат ему, а происходят спонтанно, помимо ero воли. Аналитик оспаривает первую предпосылку, спрашивая, действительно ли поведение, которое пациент считает продуктом своей воли, является таковым: «Действительно ли Вы хотите достичь успеха?»; «Интересно, что Вы имеете в виду, когда говорите, что я не нравлюсь BaM?» Он оспаривает и вторую предпосылку, рассматривая

Обложка.
PDF. Психотерапия. Восток и Запад. Уотс А. У. Страница 83. Читать онлайн